$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

ОСОЗНАНИЕ КУРСА

20.05.2011

Потребуется время, чтобы официальные власти признали факт обвальной девальвации белорусского рубля, а валютный курс пришел к единому значению и состоянию равновесия. Многие сегодня хотят не только знать, каким он будет завтра, но и пытаются понять причины произошедшего и найти способы избежания повторения подобной ситуации.

Своим мнением с читателями «ЭГ» делятся специалисты.

Валерий ПОЛХОВСКИЙ, аналитик группы компаний FOREX CLUB:

— Полагаю, что в последние 10 лет белорусский рубль был завышен относительно доллара. Это являлось следствием предельно мягкой денежно-кредитной политики, проводившейся в стране. Денежная масса росла высокими темпами, а кредитные ставки были ниже инфляции либо сопоставимы с ней. При такой политике национальная валюта повышает свою покупательную способность, которая не поддерживается результатами внешней торговли. Поэтому рубль оказался «перекуплен». Другой вопрос, насколько он был силен? Это определить очень сложно.

— Два года назад у нас уже была девальвация, после чего в течение 2009 г. белорусский рубль снизился к доллару США еще немного. Однако теперь мы вновь пришли к тому же сценарию...

— К сожалению, с тех пор не были устранены дисбалансы во внешней торговле. Дело в том, что одной лишь девальвацией проблему отрицательного внешнеторгового сальдо, по крайней мере в Беларуси, не решить. Поскольку у нас основная доля импорта приходится на промежуточные товары, девальвация влечет удорожание белорусских товаров и не дает особого ценового преимущества экспортерам на внешних рынках. Понимание этого, кстати, удерживало руководство страны от проведения девальвации в прошлом году.

— Создается впечатление, что дальнейшая девальвация неизбежна как в краткосрочной, так и среднесрочной перспективе.

— На сегодня ориентир для обмена белорусского рубля найден на межбанке на уровне около 7 тыс. Br/USD. Хотя этот курс явно завышен, поскольку в него экономические агенты закладывают премию за все возможные риски. Кроме того, экспортеры перекладывают на этот обменный курс потери, которые несут за счет обязательной продажи 30% валютной выручки по заниженному курсу Нацбанка. Получается, что есть более-менее рыночный межбанковский курс. Вроде бы сделана попытка отпустить рубль и на наличном сегменте, но как-то странно получается: у всех банков в обменниках курс продажи доллара США выставлен ровно по 4,5 тыс. Br. В результате мы вновь имеем двойственность курса, и какой смысл тем же банкам продавать населению доллары по 4,5 тыс. Br, если они могут подать их на межбанке за 7 тысяч. Поэтому ощутимой стабилизации валютного рынка в стране пока не происходит. Полагаю, если мы уже принимаем какие-то шаги, надо идти до конца — найти ту точку, где сформируется равновесный, единый курс для всех сегментов валютного рынка.

— Уместно ли, на ваш взгляд, дальнейшее применение валютных коридоров?

— Валютные коридоры порой устанавливаются центробанками на период перехода от политики фиксированного к политике гибкого валютного курса. При этом регулятор должен четко обозначить свое намерение провести реформы. Пока таких заявлений со стороны Нацбанка Беларуси не последовало, и есть различные мнения относительно того, какой должна быть курсовая политика. Лично я разделяю мнение МВФ, рекомендующего переходить от «ручного» управления курсом к косвенному — через таргетирование инфляции. Влияние на рост цен посредством изменения ключевой процентной ставки и некоторых других приемов позволяет управлять движением курса национальной валюты. Так поступают многие страны. Для этого необходимо повышать операционную независимость Нацбанка.

— Сможет ли Белорусская валютно-фондовая биржа стать площадкой, где формируется реальный рыночный курс белорусского рубля?

— Биржа обладает необходимой инфраструктурой, которая позволяет устанавливать курс рыночными методами. Хотя сейчас, пока курс отчасти регулируется Нацбанком, полноценно свою функцию БВФБ не выполняет. При этом целью должна быть не только либерализация торгов, но и повышение емкости рынка и его ликвидности. Кроме того, субъектам хозяйствования следует заняться анализом и управлением своими валютными рисками.

— Придется ли в нынешней ситуации «ужимать» денежную массу, хоть это ударит по финансам предприятий и покупательной способности населения?

— Да. Кстати, в результате девальвации это сжатие в долларовом эквиваленте уже произошло. В дальнейшем оно может быть усилено сокращением льготного кредитования реального сектора экономики, отказом от отдельных госрасходов. Кроме того, у Нацбанка есть возможность изъятия избыточной ликвидности из банковского сектора. И это уже происходит. В целом и в правительстве, и в Нацбанке достаточно квалифицированные специалисты, которые принимают верные решения. Просто, как мне кажется, надо быть смелей и настойчивей. Ситуация такая сложилась, что по-другому не получится.

Леонид ЖЕЛТОНОГА, заведующий кафедрой организации и анализа предпринимательских процессов БНТУ:

— При курсообразовании принципиально важно обеспечить спрос на национальную валюту. У нас это было сделано через наращивание золотовалютных резервов. Динамика изменения их объема и роста денежной массы сопоставимы между собой. Однако в рамках данной модели спрос на белорусские рубли по сути представляет собой спрос на иностранную валюту, которую за них можно приобрести. Поэтому пока есть доллары, ситуация остается относительно стабильной, как только их не стало — рубль резко пошел вниз.

Конечно, проблему привязки национальной валюты к доллару США испытываем не только мы. Не так уж много в мире валют, помимо доллара, на которые есть устойчивый спрос: британский фунт, японская иена, и, пожалуй, в какой-то мере швейцарский франк. Даже евро, как выяснилось в последнее время, нельзя однозначно отнести к этой группе. Поэтому, чтобы предупредить дисбалансы на валютном рынке, центробанки большинства стран вынуждены создавать золотовалютные резервы.

В Беларуси их формирование и привязка к ним денежной массы во многом обеспечили бурный рост ВВП в последние годы. Однако одновременно накачивание экономки деньгами привело к ускорению инфляции, и потере ценовой конкурентоспособности отечественных товаров. Заниматься импортом стало выгодно, в т.ч. промежуточным. Поэтому он, несмотря на все наши программы импортозамещения, только рос, обостряя проблему внешнеторгового дисбаланса. Кроме того, инфляционные процессы создавали девальвационные настроения, поскольку экономические агенты закономерно предпочитали выводить активы из национальной валюты. Все это создало почву для нынешнего валютного кризиса.

На мой взгляд, стабилизация валютного рынка должна в первую очередь сопровождаться политикой удержания инфляции. В Европе и Америке целевые уровни инфляции — в пределах 2%. В Китае рост цен превысил 4% годовых — и там забили тревогу, стали принимать меры против перегрева экономики. А у нас из года в год инфляция 10% и более — и нормально. Кроме того, следует пробовать создавать реальный спрос на белорусские деньги, ослабляя долларовую привязку, постепенно либерализируя валютную политику. Конечно, изменение нынешней модели может вызвать замедление темпов роста экономики, но, с другой стороны, девальвация так или иначе съедает наш ВВП в долларовом выражении, отнимая прежние достижения.

Александр ШВЕЦ, глава представительства компании Xerox в Беларуси, председатель БНПА:

— Потребительский рынок не готов покупать офисную технику, исходя из курса 7600–8600 Br/USD. Расходные материалы продавать еще удается, а вот спрос на технику близится к нулю. Если свистопляска с курсами продолжится — видимо, будет совсем худо. Штат сотрудников пока не сокращаем. Для международной корпорации Xerox — это слишком короткое временное плечо для принятия решений. Если ничего не нормализуется, то, наверное, структурные изменения начнем с сентября–октября.

Все рассчитывают на стабилизационный кредит. Надеюсь, с приездом наших партнеров по ТС что-то изменится к лучшему. Пока отсутствие каких-либо внятных комментариев со стороны белорусских чиновников только подогревает девальвационные ожидания. Три месяца ситуация крайне нервозная.

Олег ПАРФЕНЮК, генеральный директор ЗАО «Добрушский фарфоровый завод»:

— Что-то оперативно корректировать в работе предприятия сложно, если, извините, оплачиваем поставку сырья по одной цене, а пока машина едет за товаром, цена вырастает в два раза. Что касается валюты, то ее нам хватает, поскольку мы экспортеры, правда, особо мы ее не продаем, за исключением 30-процентной обязательной продажи. За последний месяц только 2 раза продавали по рыночному курсу. Валюта нужна предприятию на техперевооружение, мне только за одну печь надо отдать 1,1 млн. EUR, плюс гасим ранее взятые валютные кредиты. Что же я, сегодня продам — а завтра покупать буду? Ждем разрешения ситуации на валютном рынке. Так работать нельзя.

Сергей БЛАХОВ, руководитель представительства компании Hertz в Беларуси:

— Очень трудно. Наш бизнес — сдача в аренду в основном дорогих автомобилей, поэтому наши клиенты на 90% — иностранцы. Сейчас в связи с такой ситуацией в Беларусь почти никто не едет, вот и у нас бизнеса нет. У предприятия есть кредиты, часть автомобилей оформлены в лизинг — сами понимаете, что это для нас означает. Свои потери приходится снижать за счет сокращения затрат, в т.ч. за счет увольнения сотрудников. Пока на будущее каких-то планов не строим. Надеемся на разрешение ситуации.

Лариса ЧЕПЕЛЕВИЧ, директор СООО «ПМ и Компания» (страусиная ферма, Кобринский район):

— Ситуация, как и у всех, сложная, но нас выручает экспорт. За рубеж продаем молодняк страуса. У себя организовали полный цикл — от инкубации до выращивания этой экзотической птицы. Еще один наш вид деятельности — туризм. Посмотреть на страусов к нам приезжают в основном россияне из Смоленска, Брянска, Питера. Импортируем только комбикорма для птицы, поэтому сальдо экспорто-импортных операций у нас положительное. Бросать бизнес не станем, продолжаем строить планы на будущее. Наши иностранные собственники ничего не говорили о возможном выведении капитала из Беларуси. Это уже не первый кризис, поэтому будем пробовать справляться.

Беседовал
Алесь ГЕРАСИМЕНКО

Тем временем

По данным Нацбанка, население Беларуси купило в банках за 4 месяца 2011 г., по предварительным подсчетам, наличной валюты на 2,633 млрд. USD в эквиваленте — в 1,5 раза больше, чем в январе–апреле 2010 г. (1,761 млрд. USD).

При этом в апреле 2011 г. объем купленной населением валюты снизился в 7,6 раза по сравнению с мартом. Это и неудивительно — в обменных пунктах валюты попросту не стало.

В свою очередь, предложение наличной валюты со стороны населения увеличилось в январе–апреле 2011 года на 9,8%, до 2,15 млрд. USD, однако в апреле оно сократилось втрое по сравнению с мартом.

В итоге сальдо продажи/покупки наличной иностранной валюты за четыре первых месяца года сложилось отрицательным и составило 483 млн. USD, то есть население в январе–апреле 2011 г. выступило в роли чистого покупателя валюты. В январе–апреле 2010 г. сальдо продажи/покупки наличной иностранной валюты составило +197 млн. USD.