$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

ОСОБАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ©

18.04.2014

Меры, предусмотренные проектом декрета Президента «Об усилении ответственности субъектов хозяйствования и их работников за неисполнение, ненадлежащее исполнение отдельных гражданско-правовых обязательств», способны кардинально изменить отношения между субъектами хозяйствования, нанимателями и работниками (см. «ЭГ» № 28 от 11.04.2014). О том, как нормы этого документа вписываются в систему отечественного законодательства, и как он в случае принятия скажется на состоянии бизнес-климата страны, мы попросили рассказать заслуженного юриста Беларуси Валерия ФАДЕЕВА.

Как известно, согласно ч. 3 ст. 101 Конституции Беларуси в силу особой необходимости Президент по своей инициативе либо по предложению Правительства может издавать временные декреты, имеющие силу закона. Правда, там же говорится, что даже парламент не может делегировать Президенту полномочия на издание декретов, предусматривающих изменение и дополнение Конституции, ее толкование; изменение и дополнение программных законов; утверждение республиканского бюджета и отчета о его исполнении; изменение порядка выборов Президента и парламента; ограничение конституционных прав и свобод граждан. Представляется, что разработчики данного проекта заблуждаются, считая, что «в силу особой необходимости» можно издавать декреты, на которые не распространяется указанное ограничение.

Поскольку в преамбуле проекта имеется ссылка на ч. 3 ст. 101 Конституции, надо полагать, что он нужен как раз в силу особой необходимости. Попробуем разобраться, в чем она заключается и как проект соотносится с действующим законодательством.

«Особая необходимость» объясняется в преамбуле проекта: «В целях укрепления договорной, производственной и технологической дисциплины, усиления гражданско-правовой ответственности организаций и индивидуальных предпринимателей, а также материальной ответственности их работников за несоблюдение сроков поставки продукции, выполнения работ, оказания услуг, а также обязательных для соблюдения требований к их качеству, исключения случаев необоснованного ухода от гражданско-правовой и материальной ответственности лиц, совершивших правонарушения и причинивших экономический и материальный ущерб государству, организациям и гражданам, обеспечения полного возмещения такого ущерба …». Далее, в обосновании проекта содержится критика недостатков действующей системы гражданско-правовой ответственности, «отданной на откуп» субъектам хозяйствования, которые могут сами определять ее размер и порядок применения по соглашению сторон при заключении договоров. Гражданское законодательство определяет лишь общие подходы к ее закреплению в договорах, ориентировочные размеры такой ответственности.

Таким образом, авторы проекта на первое место ставят не экономические, а административные методы. Дальше следует почти неприкрытый вывод о том, что законодательство, и прежде всего Гражданский кодекс, которым мы по праву гордимся, слишком либеральны и отдают на «откуп» субъектам гражданско-правовых отношений такую позицию, как гражданско-правовая ответственность.

Напомню, что, во-первых, ст. 2 ГК к основным началам (принципам) гражданского законодательства относит принцип свободы договора. Во-вторых, согласно п. 2 ст. 313 ГК размер законной неустойки может быть изменен соглашением сторон, если законодательство этого не запрещает. В принципе, в Беларуси действительно немного случаев установления законной неустойки (например, по отдельным видам договоров подряда, строительного, в частности). Это нормальная практика в условиях любой экономики, кроме командно-административной, и свободы договора. Нужно подчеркнуть, что ГК содержит в основном диспозитивные нормы, предполагающие для сторон свободу выбора. Только если стороны не воспользовались этим, вступает в действие норма ГК. Так, согласно п. 2 ст. 581 ГК, если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок.

Однако помимо неустойки, как способа обеспечения исполнения обязательств (и в сущности вида ответственности), имеется самый главный — возмещение убытков (ст. 14 ГК). Здесь у участников гражданско-правовых отношений нет возможности «усмотрения» (кроме естественно выбора — предъявлять иск о возмещении убытков либо нет).

Теперь же проектом декрета предусматриваются более жесткие размеры пени за неисполнение обязательств по поставке товаров, выполнению работ, оказанию услуг и штрафов за ненадлежащее качество работ по договору подряда, услуг по договору возмездного оказания услуг, причем убытки могут быть взысканы в полной мере сверх неустойки. Между тем в настоящее время согласно п. 1 ст. 365 ГК, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (так называемая зачетная неустойка). Это — общее правило, хотя от него могут быть отступления. Так, согласно п. 2 указанной статьи законодательством или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. В данном случае особое внимание следует обратить на слово «договором», то есть законодатель предоставил сторонам право выбора. Но проект декрета их этого права лишает.

Согласно подп. 1.3 проекта в случаях, если денежное обязательство подлежит оплате в иностранной валюте, проценты за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от возврата этих средств, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица начисляются в размере ставки рефинансирования Нацбанка на сумму этих средств, определенную в белорусских рублях по официальному курсу на день наступления срока исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Законодательством или договором может устанавливаться иной размер процентов за пользование чужими денежными средствами. В данном случае неясно, как это будет работать, учитывая, что ставка рефинансирования определяется Нацбанком применительно к белорусским рублям!

Еще одно требование проекта может серьезно осложнить жизнь тем, кто производит продукцию, выполняет работы или оказывает услуги, — им понадобится иметь документы, определяющие профессии (должности) работников (бригад работников) этой организации, ответственных за осуществление конкретных процессов по производству продукции, выполнению работ. Помимо правовых, здесь возникает и чисто техническая проблема: сколько понадобится времени и сил на подготовку таких документов и их переделку при каждом изменении производства? А главное, что это даст? Может, обеспечит персонификацию ответственности? Так для этого вполне достаточно сведений из производственных заданий, нарядов, накладных и т.д. Но зачем-то понадобилась еще одна бюрократическая процедура, которая, возможно, «облегчит жизнь» только многочисленным контролерам, но не субъектам хозяйствования.

Вторгается проект декрета и в трудовое законодательство, устанавливая полную материальную ответственность работников за ущерб, причиненный нанимателю. При этом оговаривается, что случаи ограниченной материальной ответственности могут устанавливаться только законодательными актами. Напомним, что согласно ст. 402 ТК работники, как правило, несут полную материальную ответственность за ущерб, причиненный по их вине нанимателю. ТК, коллективными договорами, соглашениями может устанавливаться ограниченная материальная ответственность работников за ущерб, причиненный нанимателю по их вине, за исключением случаев, предусмотренных ст. 404 ТК.

Нужно сказать, что ТК для многих случаев как раз установлена ограниченная материальная ответственность, в т.ч. для руководителей организаций, их заместителей, руководителей структурных подразделений и их заместителей — в размере причиненного по их вине ущерба, но не свыше 3-кратного среднего месячного заработка, если ущерб причинен неправильной постановкой учета и хранения материальных или денежных ценностей, непринятием необходимых мер к предотвращению простоев или выпуска недоброкачественной продукции. Проект декрета для этих лиц предусматривает как раз полную материальную ответственность за ущерб, причиненный имуществу организации непринятием необходимых мер к предотвращению простоев или выпуска изделий (продукции), выполнения работ, оказания услуг ненадлежащего качества, а также за ущерб, причиненный имуществу организации по указанным причинам в случае невозможности установления работника, виновного в причинении такого ущерба, на основании локальных НПА (документов), перечисленных в п. 2 Декрета, либо отсутствия таких актов (документов).

Уже сегодня люди неохотно идут на руководящие должности. А если указанные нормы будут приняты, желающих будет еще меньше.

Следующая норма проекта повышает размер удержания из зарплаты работника сумм в возмещение ущерба, причиненного нанимателю, с нынешних 20%, как предусмотрено ст. 108 ТК, до 50%, а при взыскании по нескольким исполнительным документам в целом — до 50% причитающейся к выплате зарплаты, если возможность большего размера удержания не установлена законодательными актами. Это в корне меняет вырабатывавшиеся десятками лет подходы.

Итак, в очередной раз чиновники вместо реальных реформ, усиления роли экономических методов, гарантий права собственности, совершенствования механизмов управления, усиления материальной заинтересованности работников в результатах их труда идут по старому, «безотказному» пути — закручивают гайки, усиливают ответственность, доводя некоторые вещи до абсурда.

Но станут ли лучше дела в экономике после принятия декрета в таком виде? Добьемся ли мы этим укрепления договорной, производственной и технологической дисциплины, усиления гражданско-правовой ответственности субъектов хозяйствования и расширения возможностей нанимателей по взысканию причиненного ущерба с работников, как говорится в обосновании проекта?

Возможно, где-то и добьемся. Но вряд ли это поможет улучшить качество продукции, повысить эффективность, конкурентоспособность и финансовые результаты предприятий, укрепить материальное положение работников. Для этого нужны творчество и предприимчивость, а не страх наказания.