$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Оплата по среднему©

10.06.2014

 

На прошлой неделе одной из самых заметных новостей стало сообщение о том, что Всемирный банк определил, что в Беларуси к среднему классу относится 80% населения, а бедных — только 2%. Однако прежде чем радоваться столь лестной оценке, не мешает выяснить, за какие заслуги она выставлена.

Действительно, из мартовского «Доклада об экономике России», размещенного на сайте Всемирного банка, следует, что Беларусь лидирует среди стран Европы и Центральной Азии и в целом среди стран со средним уровнем доходов по доле среднего класса в общей численности населения. При этом ВБ относит к среднему классу часть населения с уровнем душевого потребления в размере 10 или более долларов в день в пересчете по паритету покупательной способности по состоянию на 2005 г. Исходя из такого критерия в Беларуси к среднему классу отнесено 80% населения, тогда как в Польше — около 50%, России, Латвии и Венгрии — немногим более 50%, Литве — около 60%, а в Таджикистане и Армении — 2–3% общей численности населения. Правда, авторы доклада отмечают, что выбранный ими критерий характерен в основном для стран «третьего мира», где после 2005 г. наблюдается «беспрецедентный» рост доходов. При этом помимо состояния экономики и демографии значительную роль играют государственные трансферты (помимо пенсий), уровень безработицы, регулирование цен, т.е. факторы, которые наиболее сильно проявляются в Беларуси, чем у наших соседей.

Между тем в современном представлении средний класс — категория не столько экономическая, сколько социологическая. Основы такого подхода заложил еще Аристотель, упоминавший в своей «Политике» о «средних слоях населения», т.е. о тех, кого нельзя отнести ни к «низам», ни к «верхам», и кто может служить опорой для наилучшего политического устройства. Тогда срединное положение в обществе еще не было напрямую связано с определенным имущественным положением и тем более жизненным стандартом. А потому портрет представителей этой группы не измеряется возможностью потратить американский червонец в день. Средний класс не может быть механически определен как прослойка между богатыми и бедными. Уже в XIX веке этим понятием стали обозначать все категории не слишком богатого, но материально независимого населения, имеющего не только определенный достаток, но и свою систему мировоззрения, ценностей и культурных запросов. В наше время этот подход еще более усовершенствовался. Дж. Голдторп в исследовании «Социальная мобильность и классовая структура в современной Британии» (1980 г.) разделял средний слой на несколько обслуживающих класса — высших руководителей и профессионалов; профессионалов более низкого уровня (учителя, младшие менеджеры и администраторы); работников нефизического труда (клерки и секретари); собственников малого бизнеса. При этом обслуживающий класс, в свою очередь, подразделяется на 3 класса — верхний, средний и низший, составляющие соответственно, 10%, 20% и 20% населения. Тот же ВБ в отчете о перспективах мировой экономики за 2007 г. определял средний класс как группу населения, способную покупать импортные товары высокого качества, импортные машины, осуществлять международные путешествия, получать услуги международного уровня, включая высшее образование. Видимо, 7 лет спустя такой подход оказался слишком сложным — по крайней мере применительно к постсоциалистическим странам.

В свою очередь, Институт социологии РАН в конце мая т.г. в докладе «Средний класс в современной России: десять лет спустя» отнес к среднему классу не менее 42% россиян, причем указал, что этот слой в основном состоит из госслужащих, большинство которых лояльны к властям, не хотят перемен и не видят смысла в повышении квалификации. При этом авторы доклада выбрали синтетические критерии, касающиеся уровня доходов, образования, занятости в сфере нефизического труда и самоидентификации. В результате портрет типичного представителя российского среднего класса выглядит так: молодая женщина-госслужащая, живущая в крупном городе, с высшим образованием, работающая по специальности, удовлетворенная своими доходами, социальным статусом, перспективой карьеры и возможностями для предпринимательства.

Совершенно иначе описывается аналогичная социальная группа на Западе, где, как уверяют социологи, средний класс состоит в основном из бизнесменов, менеджеров и иных квалифицированных специалистов, причем эти люди отличаются критическим мышлением и постоянно учатся. Есть, разумеется, и экономические критерии — по размеру годового дохода, сбережений и собственности. Так, если по критериям РАН в средний класс попадают семьи, в которых на душу населения приходится 13 тыс. RUB ежемесячного дохода и 21 м2 общей площади, а также половина легкового автомобиля на домохозяйство, то в развитых странах постоянный месячный доход на каждого члена семьи составляет 2–2,5 тыс. USD, имеется не менее 40 м2 общей площади на человека и 2–3 легковые машины на семью. В США существует сложная система стратификации среднего класса, но базовый критерий — заработок от 25 тыс. USD в год.

При таких критериях в России средний класс составляет лишь 7% населения, а в Беларуси, пожалуй, и того меньше — по данным Белстата, у нас в I квартале т.г. 13% домохозяйств имеет среднедушевой доход свыше 5 млн. Br (округленно — 500 USD), а средняя обеспеченность жильем в 2012 г. составляла 23 м2. Впрочем, не менее важным, чем материальный достаток, является осознание принадлежности к классу, который определяет судьбу страны и благосостояние общества. Если же «10-долларовое» большинство уверено, что от него ничего не зависит, охотно мирится с этим и озабочено лишь своим личным потреблением, то средним классом его можно считать только на бумаге.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях