$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ОКСФОРДСКИЙ УЧЕБНИК ДЛЯ БЕЛАРУСИ©

07.08.2012

Профессор Оксфордского унивеситета Дэвид Фолкнер, основатель и декан международной образовательной компании Magna Carta College, прибыл на прошлой неделе в Минск, чтобы объявить об открытии представительства компании в нашей стране и о запуске образовательной программы «Международный менеджмент». Кроме того, профессор провел презентацию своего нового учебника «Mergers and Acquisitioms» («Слияния и поглощения») и вручил ее экземпляры Национальной библиотеке, БГУ, а еще один пообещал тому из журналистов, кто задаст самый лучший вопрос. Так, солидный том, изданный в Великобритании 3 недели назад, пополнил библиотеку корреспондента «Экономической газеты».

Собственно, вопросов к г-ну Фолкнеру набралось немало. Применимы ли знания, собранные в оксфордском учебнике, для белорусских топ-менеджеров? Как западную практику M&A совместить с административно-командным управлением экономикой, когда объединение госпредприятий производится исходя не из целей повышения стоимости бизнеса, а единственно по указанию сверху? Найдут ли место в отечественной экономике менеджеры, вооруженные англосаксонскими принципами корпоративного управления?

Оказывается, от белорусских лесов до британских морей принципы менеджмента могут быть едиными. По мнению г-на Фолкнера, какие бы компании, частные или государственные, ни участвовали в M&A, проблемы и задачи одинаковы: чтобы лучшие кадры не разбежались, клиенты остались верны, а бизнес укреплялся. Успех придет тогда, когда в результате сделки возникает эффект синергии, удается расширить рынок и освоить новые горизонты. Должно быть одинаковое понимание корпоративных ценностей топ-менеджерами обеих сторон, в т.ч. о принятии решения на самом высоком уровне. Если сливаются две и более госкомпаний, выиграть могут все, в т.ч. в качестве управления, экономии и в эффективном использовании ресурсов. Надо только сначала определиться, зачем происходит слияние.

Как правило, инициаторы M&A надеются повысить эффективность бизнеса. Однако статистика свидетельствует, что лишь около 50% таких сделок успешны, т.к. эффективность растет только до определенного уровня. Потом она падает, ситуация ухудшается, а внутрикорпоративная бюрократия, растущая по мере увеличения компании в геометрической прогрессии, осложняет принятие решений. Так что сделкам M&A и созданию стратегических альянсов всегда сопутствует риск. Но это не значит, что надо избегать подобных мероприятий — надо просто уметь считать и рисковать. По мнению Д.Фолкнера, большинство экономистов во всех странах мира плохо применяют полученные знания на практике. Например, анализируя сделки M&A, часто используют лишь один подход: либо стратегический, либо финансовый, в то время как обязательны оба.

Пока в Беларуси, как свидетельствуют данные UNCTAD, число сделок M&A, особенно трансграничных, весьма скромно. Но по мере включения в глобальную экономику положение изменится. Впрочем, уже теперь в правительственных программах создание совместных предприятий с участием ТНК, организация холдингов рассматриваются как основа институциональных преобразований в экономике. Дополнительные стимулы этим процессам, по мнению г-на Фолкнера, придаст экономический подъем в развивающихся странах, в т.ч. БРИК и СНГ.

Пока же мы можем «потренироваться» на внутренних операциях. Например, мы попросили г-на Фолкнера определить суть сделок, при которых предприятия с долей иностранного капитала 50% и более включаются по решению правительства в холдинги, контролируемые государством, — как слияние или поглощение?

Здесь крайне трудно провести грань, полагает профессор, — многое зависит от того, кто оценивает ситуацию. Иностранные собственники могут считать это поглощением, а белорусская сторона — стратегическим альянсом. Каждый будет отстаивать свою точку зрения, но важно одно: достигнут ли результат, ради которого проводилась трансформация. Возможен и третий ответ: мы договорились ко взаимной выгоде. При этом даже не столь важно, какой долей владеет каждый из участников. А об эффективности сделки придется судить потом — по финансовым результатам, независимо от того, кто является собственником — государство или частные лица.

В любой сделке M&A есть сильный партнер и слабый. Первый ищет второго, чтобы купить бизнес, увеличить свою долю рынка и капитализацию, а второй обычно рад этому, ибо таким путем укрепляет свое положение. Впрочем, порой крупная компания формально «продает себя» более слабой, скажем, чтобы проникнуть на новые рынки. Тут крайне важны детали. Не случайно в МСФО считается, что любое объединение бизнеса является в конечном итоге поглощением, а кто кого «съел», определяется рядом признаков, среди которых ключевой — контроль над ресурсами и денежными потоками, принятием стратегических решений и оперативным управлением. Иногда только после объявления о составе совета директоров новой структуры можно понять, что это было — слияние или поглощение.

Исполнительный директор Magna Carta College в Беларуси Вадим Титов добавил, что государство активно влияет на сделки M&A через законодательство. Уникальным инструментом для проведения подобных сделок являются ПВТ, свободные экономические зоны, которыми активно пользуются те, кто намерен укрупнять бизнес. Другой стимул для M&A — развитие региональной интеграции, создание Таможенного союза и Единого экономического пространства. Именно слияния и поглощения «раскручивают» мультипликатор, который быстро умножает ВВП — достаточно договориться с транснациональной корпорацией об экспортных поставках. Кстати, белорусы не являются исключительно поглощаемой стороной: они и сами достаточно активно скупают бизнесы за рубежом, в т.ч. в странах Балтии, Украине, России, создают сборочные производства и совместные предприятия за рубежом, вступают в альянсы.

— Так что сотрудникам белорусских банков, юристам, консалтерам и менеджерам будет весьма полезно проштудировать учебник Д.Фолкнера, проникнуться новыми знаниями и научиться мыслить нестандартно. Надо только преодолеть языковый барьер — на русский язык книга еще не переведена. Кстати, она станет первой в проекте создания библиотек бизнес-литературы в региональных университетах, — рассказал В.Титов, — которые примут участие в подготовке специалистов по программе МВА, делая для белорусов доступным классическое английское образование. Студенты, начиная с 3 курса, смогут поступить в магистратуру МВА и одновременно с белорусским высшим образованием получить диплом бакалавра или магистра МВА, признанный во всем мире. Это будет серьезным аргументом для получения престижной работы и карьерного роста в будущем.

Оксана КУЗНЕЦОВА