$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ОХОТА НА БОРЗых©

22.11.2013

Планы властей ввести особый налог для неработающих граждан бурно обсуждаются сегодня в обществе. При этом среди противников налога неожиданно оказались и те, кого он непосредственно не затрагивает. На первый взгляд это странно: ведь авторы проекта апеллируют к тому, что «тунеядцы» получают социальное обслуживание за счет добросовестных налогоплательщиков.

Но наши читатели, звонившие в редакцию в последние дни, не видят оснований для подобных упреков. Многие представляют, как их родственников и знакомых, по разным причинам не пополняющих белорусский бюджет, облагают налогом, и тогда идея взыскать компенсацию за бесплатную медицину и образование справедливой уже не кажется. Неубедительно выглядит даже ссылка на ст. 56 Конституции. Действительно, граждане РБ обязаны принимать участие в финансировании государственных расходов путем уплаты налогов, пошлин и иных платежей. Но одновременно Конституция гарантирует нам право на охрану здоровья, включая бесплатное лечение в государственных учреждениях здравоохранения, доступность и бесплатность общего среднего и профессионально-технического образования. Вроде бы эти права не ограничиваются какими-то условиями, в т.ч. по уплате налогов. В развитых странах четко разделяется необходимый минимум социальных услуг, причитающихся всем, и дополнительный, оказываемый за плату и по индивидуальной страховке. Мы попытались пойти своим путем — и вот результат. Что дальше: прежде чем лечить человека или пускать ребенка в школу, теперь будем требовать справку об уплате налогов? А может, социальные услуги будут предоставляться пропорционально вкладу в бюджет и ВВП? Или заодно разберемся с качеством наших бесплатных благ, предоставляемых государством, и тем, насколько рационально оно тратит деньги налогоплательщиков?

БАЛАНС конституционных прав и обязанностей — вопрос щекотливый. В ст. 41 Конституции РБ говорится о гарантированном праве на труд как наиболее достойном способе самоутверждения человека, т.е. праве на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей. Когда-то в СССР труд считался обязанностью каждого трудоспособного гражданина по принципу: «кто не работает, тот не ест». Логичным следствием этого лозунга было появление указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 4.05.1961 г. «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни», а также ст. 209 УК РСФСР, по которой лишением свободы на срок до 2 лет или исправительными работами на срок от 6 месяцев до 1 года каралось ведение паразитического образа жизни. Под последним понимались случаи, когда лицо уклонялось от общественно полезного труда и проживало на нетрудовые доходы более 4 месяцев подряд или в общей сложности в течение года. При этом под «общественно полезным» понимался лишь труд в санкционированной государством форме. Самодеятельный же труд разрешался только в свободное от «общественно полезного труда» или учебы время, иначе он приравнивался к тунеядству. Но победить его даже при наличии тотального контроля, института прописки и «железного занавеса» оказалось невозможным. К примеру, по майскому указу к середине 1964 г. в СССР было сослано 37 тыс. человек «без определенного рода занятий» (сокращенно — БОРЗ). Но большинство «БОРЗых» быстро научились уклоняться от неприятностей: устраивались на временные работы, добывали липовые справки и т.п.

Несомненно, попытка возобновить борьбу с тунеядством в наши дни столкнется с еще большим количеством проблем. Сегодня можно получать вполне законные доходы, нигде не работая и не будучи индивидуальным предпринимателем: например, сдавая имущество в аренду, владея акциями (что облагается подоходным налогом) и вкладами в банках, проценты по которым налогом не облагаются. Даже в СССР суды были обязаны в каждом конкретном случае тщательно проверять, какова продолжительность неучастия в общественно полезном труде лица в отдельные периоды года и чем она была обусловлена. И вряд ли у настоящего мужчины повернется язык назвать «тунеядкой» любую домохозяйку, посвятившую жизнь созданию уюта своей семье, пусть даже не многодетной.

ОСОБЫЙ ВОПРОС, как быть с теми, кто работает за рубежом. Ведь налог с них взимается у источника выплаты и в соответствии с международными соглашениями об устранении двойного налогообложения должен зачитываться на Родине. В случае введения «налога на тунеядцев» не исключено, что многие «гастарбайтеры» сочтут себя обиженными: ведь вся их вина лишь в том, что они пожелали обеспечить себе достойный заработок, который невозможно получить в родной стране, но не утруждались оформлением справок и деклараций. Можно лишь гадать, сколько людей из-за этого превратится из временных мигрантов в постоянные.

Наивно полагать, что те, кто действительно получает нелегальные доходы, с удовольствием заплатят небольшую для них сумму, чтобы «отвязаться» от претензий государства. Ведь уплата налога, по сути, — признание участия в теневой экономике. Остается лишь присмотреться, каким незаконным предпринимательством новоиспеченный «налогоплательщик» занимается, и привлечь его к ответственности. К тому же никто не отменял Закон от 4.01.2003 № 174-З «О декларировании физическими лицами доходов и имущества», дающий право налоговым органам требовать практически от любого гражданина представить декларацию о доходах и имуществе. Если по данным такой декларации окажется, что расходы физического лица превышают его доходы, либо факт получения дохода не подтверждается, а пояснения по этому поводу окажутся неубедительными, то разница подлежит обложению подоходным налогом. До сих пор эти нормы применяются довольно редко, поскольку искать кандидатов на декларирование весьма хлопотно. Зато если «налог на тунеядство» уплачен, то плательщик автоматически попадет в поле зрения налоговых органов. А потому у него появятся особые причины искать и находить способы уклониться от нового налога. Кто-то будет фиктивно числиться в частных фирмах, кто-то, как в старые советские времена, трудоустроится на пару–другую месяцев и т.п. Разумеется, чтобы выявлять потенциальных плательщиков и уклонистов, государству придется набрать соответствующие штаты, изыскать средства для их содержания и на создание материально-технической базы. Не исключено, что в итоге собранные суммы налога не покроют даже расходы по его администрированию, не говоря уже о компенсации стоимости социальных услуг.

«НАЛОГ НА ТУНЕЯДЦЕВ» даже не выглядит особо экзотическим. В давние времена и в последние годы во многих странах вводились довольно странные налоги, призванные пополнить отощавшую от экономического кризиса казну. Но чаще всего такие попытки не приносили особой пользы. Как показало недавнее исследование Института стратегического анализа российской консалтинговой компании ФБК, в мире почти нет примеров, когда повышение налогов не сопровождалось бы падением экономики. Напротив, рост фискальной нагрузки на граждан, в т.ч. богатых, в кризис, как это ни покажется несправедливым, не приводил к улучшению экономических показателей, а собираемость налогов, их объем и доля к ВВП даже снижались. Такой результат вполне логичен: повышение налогов демотивирует граждан, приводит к снижению предпринимательской активности, к сворачиванию бизнеса и уводу его за границу, но никак не помогает вывести доходы из тени.

Кстати, в нашей стране издавна существовали совершенно иные традиции. Так, статьи 21 и 22 Статута Великого княжества Литовского 1529 г. предусматривали стабильность налогового законодательства, чтобы никто «не смел придумывать новых мыт, ни устанавливать их, кроме тех, которые были установлены издавна» и утверждали сохранение в неприкосновенности уплату налогов «издавна установившихся обычаев». Может, поэтому белорусы славились своим трудолюбием среди соседей…
 
Леонид ФРИДКИН