$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Очень скромный жест

16.12.2008

     После четырех раундов переговоров в Брюсселе подписано соглашение между Евросоюзом и Беларусью о торговле текстильными товарами на 2009 г. Согласно документу, снижаются таможенные пошлины на некоторую ввозимую в республику европейскую продукцию. Освобождены от их уплаты поставщики фасонной пряжи и отдельных комплектующих материалов. Таможенные тарифы на европейские ткани и настенные покрытия снижены вдвое. В ответ ЕС отменил квоты на ввоз на свою территорию по 13 из 34 позиций белорусского текстиля.

     Таким образом, наступающий год легкая промышленность встречает с «подарком». Насколько он значимый для укрепления белорусских производителей на внешних рынках? Какова дальнейшая стратегия предприятий и органов госуправления в отношении экспортных поставок? Об этом корреспонденту «ЭГ» рассказала начальник управления внешнеэкономических связей концерна «Беллегпром» Елена АНДРЕЕВА.

— К сожалению, на те позиции, по которым Евросоюз снял ограничения для Беларуси, приходится менее 1% от объема экспорта квотируемых товаров, а в экспорте предприятий концерна это вообще доли процента.

     В частности, сняты квоты на поставку махровых тканей. Но предприятиями Беллегпрома они не выпускаются. Еще одна категория товаров — пряжа из искусственных волокон — является необходимым для нас сырьем и не экспортируется.

     Отменена квота на поставку нижнего белья белорусского производства (трусов, панталонов, кальсон) и мужских костюмов. К сожалению, пока эта продукция практически не экспортируется на Запад (выборка квоты 0,5%). То же самое можно сказать про женские трикотажные костюмы. В Европе их не носят, нет моды. Отсюда объем поставок от потенциально возможного — лишь 2%. Чуть больше спрос на шерстяные ткани и чулочно-носочные изделия (выборка 5%).

     Единственная значимая для нас позиция, объем выборки которой в этом году составит около 14%, — верхние трикотажные изделия (жакеты, жилеты) и шубы из искусственного меха.

- Насколько серьезным препятствием для нас являются оставшиеся ограничения на поставки?

— Квоты сохранены за основными составляющими белорусского экспорта, например, льняными тканями. А ведь в ЕС востребована продукция Оршанского льнокомбината. Его ткани, столовое и постельное белье пользуются спросом в 37 странах мира. Нас не удовлетворяет и принцип формирования объема квот на льняные ткани и пряжи, в свое время предложенный Евросоюзом.

     Например, буквально накануне вступления Румынии в ЕС Оршанский льнокомбинат поставлял туда большие партии товара. Но разрешенный объем был определен как средняя величина поставок за 3 года. В результате квота оказалась вдвое меньше, чем фактически достигнутый объем. В прошлом году в результате переговоров она была увеличена на 20%, в этом году еще на 30%, только и этого недостаточно.

     Ограничения остаются и на такие статьи белорусского экспорта, как хлопчатобумажные ткани, блузы и брюки, мужские сорочки, блейзеры, полупальто и пальто, плащи и пр.

- Но ведь по тем же льняным тканям мы не поставляем в Европу 100% дозволенного объема, и Румыния, скорее, исключение, чем правило…

— Изменилась ситуация на европейском рынке. Те объемы, которые еще 5-7 лет назад были бы нами использованы на 100%, сейчас не востребованы. Это вызвано отменой ограничений на китайский и вьетнамский текстиль, в связи с чем закрылись или перенесли свое производство в Азию многие европейские швейные фирмы. Кроме того, в Европе наблюдается общее падение спроса на льняные и хлопчатобумажные ткани.

- И все-таки, можно ли говорить, что отмена некоторых квот открывает новые возможности?

— Для некоторых предприятий — да. Ими могут воспользоваться камвольный и тонкосуконный комбинаты (производители шерстяных тканей), брестский чулочный комбинат, «Конте». Это касается также предприятия «Красный Октябрь» концерна «Белнефтехим», выпускающего махровые полотенца и ткани, которые тоже могут быть востребованы не только на рынке СНГ, но и в Европе.

     Важно, что ликвидированы технические препоны для переговоров с заказчиками. Больше не надо оформлять специальную лицензию европейского образца, на что раньше уходило немало времени и финансов.

- Каков план действий по отмене ограничений на оставшиеся квотируемые позиции?

— До 1 апреля планируется проведение переговоров, где мы будем настаивать на полной отмене ограничений с 2010 г. В противном случае белорусская сторона примет ответные меры. Возможен выход из Соглашения в одностороннем порядке.

- Лимитирование поставок нашей продукции в ЕС можно было бы частично компенсировать за счет давальческих заказов. Удается ли?

— Давальческих заказов мы стали получать меньше. Это почувствовали белорусские предприятия, которые шили пальто, куртки, жакеты, мужские сорочки для известных европейских фирм.

     Как следствие, экспорт белорусской текстильной продукции в Европу уменьшается в течение последних трех лет. По итогам 2005 г. он упал на 18%, в 2006 — еще на 16%, в этом году, по оперативным данным, мы ожидаем снижение на 9,6% к уровню 2007 г. Ситуация усугубляется мировым кризисом. Вариантов, за счет которых в ближайшее время можно было бы нарастить поставки в европейские страны, немного.

     В самой Европе в 2009 г. ситуация вряд ли улучшится. Там останавливаются производства. С закрытием швейных фабрик мы лишаемся заказов на ткани. Закрываются и отделочные фирмы, к примеру, в Италии. А ведь они брали достаточно большой объем белорусской ткани, после дополнительной отделки отправляли своим швейникам для изготовления итальянской или французской одежды.

     Правда, отрадно то, что мы сохранили краткосрочные контракты с известными европейскими фирмами и, несмотря на уменьшение объемов давальческого сырья, добились роста экспорта собственной продукции. За 10 месяцев 2008 г. темп составил 106,4%.

- Как вы оцениваете конкуренцию белорусских товаров с китайскими? В последние годы многие называют этот фактор едва ли не основополагающим.

— Проблемы здесь есть. Китайцы демпингуют, что создает сложности с продажей оршанской льнопродукции. По этой причине и квоты после 2005 г. выбираются лишь на 70-80%. Пришлось уменьшить цену на товар до уровня себестоимости, а по отдельным артикулам еще ниже. Мы пошли на это ради сохранения рынков сбыта. В итоге льнокомбинату удалось удержаться в Европе.

     Однако нельзя сказать, что ситуация такая безнадежная. Во-первых, сегодня не все хорошо в самом Китае. Начался отток европейского капитала с рынка этой страны. Во-вторых, повышают стоимость работ по давальческим схемам в Турции, Болгарии, Польше. Как следствие, нам удалось заключить контракты с некоторыми их клиентами.

- Значит, шансы есть?

— Конечно, у того же «Моготекса», Оршанского льнокомбината, Барановичского производственного хлопчатобумажного объединения, которые выпускают ткани для спецодежды. Кроме того, сейчас в Европе сделан акцент на экологически чистые изделия. Диваны, сиденья в авто производятся из таких материалов. В любом случае ниши для выхода на зарубежные рынки нужно искать.

Беседовал Алексей ГУЛЕВИЧ