$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ОЦЕНКА РЕГУЛЯТОРНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ:©

02.06.2015

 

мода или необходимость

В числе мер, предусмотренных Программой деятельности Правительства Республики Беларусь на 2015 г., утв. постановлением Совмина от 18.02.2015 № 110, значится введение обязательной оценки регуляторного воздействия проектов нормативных актов, затрагивающих интересы бизнеса. Такой институт давно имеется во многих странах. О том, как решить эту задачу у нас, рассказывает заслуженный юрист Беларуси Валерий ФАДЕЕВ.

В последнее время усилились открытость и прозрачность деятельности, правительства, расширяется практика общественного обсуждения проектов нормативных актов (см. «ЭГ» № 27 за 10.04.2015). В значительной степени этому способствовало создание при государственных органах в соответствии с Директивой № 4 общественно-консультативных советов (правда, некоторые из них созданы формально и никакой работы не проводят). А если сосчитать еще и разные рабочие группы, комиссии и т.д. при министерствах и ведомствах, в которые включены представители бизнеса, то вроде бы на этом фронте продвижение вперед есть. Однако на практике не все так радужно. Одной из главных проблем является нестабильность законодательства Беларуси, в частности, регулирующего бизнес.

Я уже неоднократно писал о том, что при исследованиях деловой среды эту проблему предприниматели ставят на первые места в перечне препятствий для ведения бизнеса. Даже в Гражданский кодекс, который называют экономической Конституцией государства, с 1999 г. изменения и дополнения вносились около 50 раз, в Общую часть Налогового кодекса с 2002 г. — 18 раз, а постановление Совмина от 17.02.2012 №156, которым утвержден Единый перечень административных процедур, осуществляемых государственными органами и иными организациями в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, в этом плане настоящий «чемпион» — за 3 года оно корректировалось около 100 раз. И одна из причин такого явления — недостаточная проработка проектов нормативных актов, в т.ч. отсутствие оценки их регуляторного воздействия.

Нельзя сказать, что у нас вообще не проводится такая оценка — она есть, но касается только некоторых позиций. Так, при внесении проекта нового нормативного акта обязательно оцениваются его последствия для бюджета (потребуются ли из него дополнительные средства), Научно-практический центр проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры проводит анализ проектов на предмет борьбы с коррупцией. Однако комплексной оценки регуляторного воздействия нормативных правовых актов нет.

В целом оценка регуляторного воздействия (Regulatory Impact Assesment — RIA) представляет собой процесс систематического анализа нормотворческой деятельности государства с целью выявления возможных эффектов от введения им регулятивных мер. Процедура RIA состоит из 7 этапов: оценка проблемы, определение целей регулирования и возможных вариантов решения проблемы, анализ издержек и выгод, проведение консультаций, определение рекомендуемого варианта, его реализация.

Некоторые из этих этапов в Беларуси уже используются при подготовке проектов и реализации нормативных актов: например, определение целей регулирования либо определение рекомендуемого варианта. Но это далеко не все, что требуется сделать.

Наши соседи по ЕАЭС в последнее время начали уделять пристальное внимание данной проблеме. Так, согласно постановлению правительства РФ от 30.01.2015 № 83 «О проведении оценки фактического воздействия нормативных правовых актов, а также о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» с 1.07.2016 г. вступят в силу Правила проведения оценки фактического воздействия нормативных правовых актов. Кроме того, в РФ уже 3 года существует официальный портал regulation.gov.ru, предназначенный для обсуждения проектов нормативных актов (в среднем в год здесь публикуется информация о более чем 10 тыс. проектах), что дает деловой общественности возможность корректировать законодательные инициативы правительства и «тормозить» те проекты, которые могут иметь неблагоприятные последствия для предпринимателей.

Оценка регуляторного воздействия (сейчас оно именуется фактическим воздействием) в РФ существовала и раньше — в структуре Минэкономразвития есть даже департамент с аналогичным названием. Теперь круг актов, на которые она распространяется, расширяется. В связи с этим Минэкономразвития поручено до 1.10.2015 г. утвердить Методику оценки стандартных издержек субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности, возникающих в связи с исполнением требований регулирования. Одновременно вводится правило «one in — one out», согласно которому каждое вновь введенное требование сопровождается отменой предыдущего, причем они должны быть сопоставимы в монетарной оценке. Например, если для выполнения вновь вводимого требования субъект должен затратить 1 тыс. USD, то и отменяемое должно быть таким же. Конечно, это коснется не каждого конкретного субъекта (кто-то, например, никогда не получал и не станет получать ту или иную лицензию), но, как отмечают эксперты, в целом эффект будет несомненным, а чиновников такой подход дисциплинирует.

Вводимая в РФ оценка фактического воздействия ориентирована, прежде всего, на интересы бизнеса, а не мифические «интересы государства», на которые так любят ссылаться некоторые наши чиновники. Ведь в принципе анализ издержек и выгод проводится в отношении трех групп: общество, бизнес, государство. Но государство — это институт, а не личность, поэтому у него должен быть один интерес — защищать и обеспечивать интересы общества, в т.ч. бизнеса.

Поэтому решение правительства Беларуси о введении оценки регуляторного воздействия представляется правильным шагом. Вопрос лишь в том, как это будет реализовано. Например, в европейской практике подготовка полноценного предварительного заключения об оценке регулирующего воздействия обычно возложена на самих разработчиков, с последующей экспертизой общественными институтами и профильным министерством, ответственным за экономику в целом. Такое заключение должно содержать точные формулировки цели принятия правового акта и проблемы, для решения которой он создается, а также анализ отрицательных эффектов, которые эта проблема вызывает. Кроме того, должна быть предложена оценка возможности ее решения иными средствами.

Этот подход дал хорошие результаты: повысилась эффективность самой процедуры, значительно упорядочилась нормотворческая работа ведомств. Но в России оказалось, что нередко министерства, преследуя свои узковедомственные интересы, изобретают разные казуистические аргументы, чтобы «вывести» проект из-под оценки.

Следует подумать, как, например, провести оценку регуляторного воздействия при принятии законопроектов в парламенте, когда в уже вычитанный и оцененный текст при подготовке ко второму чтению могут вноситься новые нормы, которые меняют «регулирующее воздействие» в совершенно неожиданном направлении.

Не хочется думать, что все завершится созданием очередной бюрократической структуры, которая будет формально что-то делать без надлежащего эффекта. Поэтому важно не только принять нормативный акт и определить методику оценки регуляторного воздействия, но и привлечь к этому делу широкие круги общественности. В белорусских консалтинговых и юридических фирмах работает немало опытных сотрудников, которых можно «мобилизовать» как для разработки проектов нормативных актов, так и для их оценки. Естественно, часть этой работы может быть оплачена государством, но, полагаю для большинства специалистов высшей наградой станет указание их авторства полезного для общества проекта.