$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ УКЛОН©

18.08.2015

налоговой оптимизации

Распространенные схемы налоговой оптимизации могут привести белорусских бизнесменов и менеджеров на скамью подсудимых столь же легко, как и хищения или коррупция. Логика, принятая на вооружение правоохранительными органами, не оставляет шансов любителям схем, не так давно казавшихся неуловимыми и неуязвимыми.

Еще 5 месяцев назад СМИ сообщали об аресте директора и главного бухгалтера минской PR-компании «PRKVADRAT» по обвинению в уклонении от уплаты налогов. На прошлой неделе начальник управления Следственного комитета по Минску Дмитрий Конопляник сообщил на брифинге некоторые подробности этого резонансного дела. По мнению следственных органов, пиар-агентство в 2012– 2014 гг. уклонялось от уплаты налогов, зарегистрировав 10 своих сотрудников в качестве индивидуальных предпринимателей. Вместо зарплаты им выплачивалось вознаграждение по договорам оказания услуг, хотя люди выполняли те же функции, что и ранее, находясь в штате организации. Однако если в прежнем статусе из их зарплаты удерживался 13-процентный подоходный налог и уплачивались 35% взносов в ФСЗН, то ИП, применяющий упрощенную систему налогообложения, ограничивался уплатой подоходного налога по ставке 5% и минимумом отчислений на соцстрах.

«Сотрудники, работавшие в этом рекламном агентстве, были оформлены в качестве индивидуальных предпринимателей, — рассказал Д. Конопляник. — Они работали в агентстве, получали зарплату, определяемую руководством агентства, все это оформлялось договорами на оказание услуг с ИП».

Преимущества этой немудреной схемы активно рекламировались на протяжении нескольких лет. За это время о ней узнали сотни людей, но популярные семинары и многочисленные публикации не прошли мимо внимания и контролирующих органов, которые сделали свои выводы. При этом если белорусские компании полагали, что ловко используют возможности, предоставленные законодательством, чтобы сэкономить на налогах на фонд оплаты труда и на прибыль, то в глазах проверяющих эта арифметика выглядит не столь безобидно. «С формальной точки зрения это может и выглядит законно, но руководители агентства понимали, что они застрахованы от каких-то негативных последствий: есть договор, есть оказанные услуги, есть акт приема-передачи, — пояснил начальник управления столичного СК. — Но на самом деле это были менеджеры агентства, которые работали в этом агентстве, подчинялись распорядку, зарплата их определялась руководителем, деньги, которые поступали предпринимателям, снимались со счета и дальше расходовались как на деятельность предприятия, так и на оплату труда, в т.ч. руководителей и тех же самых менеджеров».

По сути, это объявление о том, что правоохранительные органы намерены рассматривать схемы налоговой оптимизации с точки зрения необоснованной налоговой выгоды: если основной целью сделки является не выполнение работ, а экономия на налогах, она может квалифицироваться как уклонение от уплаты налогов. Такой подход стал широко известен еще в 2003–2005 гг. благодаря первому делу «Юкоса» и был сформулирован в знаменитом постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Принятие этой концепции на вооружение в Беларуси было лишь вопросом времени.

Можно только гадать, почему компания, работающая на белорусском рынке более 10 лет, обслуживающая множество известных в Беларуси брендов, не нашла более безопасных способов сокращения своих издержек. Возможно, дело в творческой специализации — услуги в сфере СМИ, маркетинга, рекламы, PR, дизайна, продюсирования, организации выставок и встреч обычно плохо располагают к восприятию жестокой действительности отечественного налогообложения. Но еще 10 лет назад считалось непреложным правилом, что кроме формального соответствия законодательству о реальности приобретенных работ (услуг) должно свидетельствовать документальное подтверждение расходов. Помимо актов сдачи-приемки, в которых невозможна детализация оказанных услуг, требовался отчет о проделанной работе, компании старались избегать дублирования функций штатных сотрудников и ИП, тем более, в одном лице. Без этого рано или поздно у контролирующих органов могут возникнуть вопросы о правомерности включения вознаграждений за услуги в затраты и подозрения о том, что такие действия направлены на минимизацию налогов без намерения осуществлять реальную предпринимательскую деятельность.

Для обоснования таких подозрений чаще всего требуется признание участников схем, но с этим обычно проблем не бывает. Менеджеры, бухгалтеры и сотрудники компаний (они же — ИП) — это не пионеры-герои, и после предупреждения об ответственности за дачу ложных показаний сознаются во всем. По-видимому, так произошло и в деле пиар-агентства. Это подтвердил на брифинге представитель СК: «Есть четкое понимание совершенного преступления, раскаяние, сейчас дело за технической стороной, определением суммы ущерба и завершением расследования».

Дело «пиарщиков» куда скромнее по масштабам, чем «Юкоса», — ущерб здесь оценивается примерно в 1183 млн. Br, но, как сообщил Д. Конопляник, документальная проверка еще не завершена. Директор и главный бухгалтер пиар-компании в марте были заключены под стражу, и в их отношении было возбуждено уголовное дело по обвинению в уклонение от уплаты сумм налогов, сборов, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере (свыше 2500 базовых величин). Согласно ч. 2 ст. 243 УК такие действия предусматривают ограничение свободы на срок до 5 лет или лишение свободы на срок от 3 до 7 лет с конфискацией имущества или без нее, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

Последствия для белорусского бизнеса могут быть куда серьезнее. Данное дело станет серьезным аргументом для предложений Минфина и МНС по ограничению возможности применения упрощенной системы налогообложения (см. «ЭГ» №№ 53 и 55). В иных аналогичных случаях может встать вопрос об использовании обналиченных с помощью ИП сумм на «откаты» и другие криминальные цели. Тогда помимо ст. 243 УК в ход пойдут еще более серьезные статьи: от ст. 424 (злоупотребление служебными полномочиями), ст.ст. 430 и 431 (получение и дача взятки) до ст. 235 (легализация («отмывание») средств, полученных преступным путем). Но никакая строгость наказания не остановит стремление бизнесменов сократить налоговые издержки при нынешней фискальной нагрузке.

Леонид ФРИДКИН