$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ И СОМНЕНИЕ©

24.02.2015

«Римейк» Директивы № 4, которая называется «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь», готовится в недрах госаппарата. Возможно, новую директиву и не стоило бы принимать, поскольку и «старая», по общему мнению, является довольно удачным документом в сфере предпринимательства, успешная реализация которого могла бы привести к серьезным позитивным сдвигам в развитии предпринимательства в Беларуси. Своим мнением по поводу нового проекта поделился заслуженный юрист Республики Беларусь Валерий Фадеев.

В девяти разделах Директивы № 4 отражены наиболее актуальные задачи, при успешном решении которых наш бизнес обязан был бы поставить авторам документа бронзовый памятник: дальнейшее развитие добросовестной конкуренции субъектов предпринимательства независимо от формы собственности; принятие серьезных мер по защите и развитию частной собственности; ликвидация излишних административных барьеров; завершение гармонизации налоговой системы с европейской; исключение излишнего регулирования рынка труда и др. Тем не менее правительство решило подготовить новый документ, в значительной части повторяющий и развивающий старый.

Директива № 4 оказалась чересчур «революционным» документом, на реализацию ряда положений которого не хватило политической воли. Так, к примеру, не были реализованы в полной мере нормы, касающиеся добросовестной конкуренции. Не создан пока, как намечалось, государственный антимонопольный орган с территориальными подразделениями, не зависящими от местных властей. Сегодня антимонопольный орган — структурное подразделение Минэкономики, а соответствующие подразделения на местах подчинены исполкомам.

Как говорится в пояснительной записке к новой редакции директивы, государство продолжает слишком активно вмешиваться в хозяйственную деятельность, чрезмерно увлекаясь регулированием. Недавние примеры с ценообразованием это хорошо подтверждают. Поэтому в проекте нового документа справедливо ставятся вопросы об исключении такого излишнего вмешательства государства и необходимости разграничения его функций как всеобщего регулятора и как собственника.

Кроме того, из первых двух обстоятельств вытекает, что госчиновники ориентированы на административные методы управления. При этом они зачастую абсолютно лишены права принимать самостоятельные решения, и для них лучше запретить что-то, чем позволить, а затем оправдываться перед многочисленными контролерами. В Беларуси, к сожалению, не действует общепринятый принцип «можно все, что не запрещено». Скорее в ходу обратный принцип — «можно только то, что разрешено».

Оценка реализации Директивы зачастую велась формально: приняты такие-то акты и все. Более того, в последнее время даже такая оценка производилась нерегулярно: первое время — ежеквартально, а затем — от случая к случаю. Практические же последствия в достаточной мере оцениваются далеко не всегда.

Можно привести и другие причины разработки проекта, но эти, на наш взгляд, являются основными. Поэтому можно приветствовать принятие нового документа как развивающего положения прежнего. Чтобы не сложилось впечатление, что автор все рисует только черными красками, отметим, что некоторые положения Директивы № 4 были успешно реализованы и на самом деле благоприятно отразились на бизнес-климате. Так, положительные решения были приняты в части контрольной деятельности — в ней наведен определенный порядок. Серьезные изменения произошли в лицензировании, других административных процедурах в отношении бизнеса. Поэтому в последних исследованиях деловой среды эти процедуры уже не «лидируют» среди препятствий для бизнеса. Приняты неплохие решения по сокращению отчетности, появился новый закон об инвестициях, повысивший гарантии инвесторам, упрощены порядок предоставления земель для бизнеса (хотя эта проблема пока еще не решена до конца) и налоговое администрирование, что позволило Беларуси уйти с последних мест по этому показателю в рейтингах деловой среды, и т.п.

Тем не менее реализация Директивы № 4 оставляет желать лучшего. Но важно, чтобы при разработке нового документа снова не сработала старая идеология чиновников: главное — принять и отрапортовать, а что будет дальше — дело десятое.

Остановимся лишь на одном ключевом положении проекта. В разделе, посвященном качеству законодательства, его стабильности, имеется норма, обязывающая органы госуправления проводить общественное обсуждение проектов актов законодательства, которые могут значительно повлиять на условия осуществления предпринимательской деятельности с участием представителей бизнеса. При этом информация о результатах такого обсуждения должна обязательно включаться в обоснование принятия акта. Собственно говоря, похожая норма имеется и в Директиве № 4. Более того, там предлагалось при этих органах управления создать общественно-консультативные и (или) экспертные советы с участием представителей бизнеса. На практике такие советы действительно созданы, другое дело, что иногда — формально. Постановлением Совмина от 20.03.2012 № 247 утверждено Типовое положение о таком совете. Но тут возникают и дополнительные вопросы. Во-первых, решение о необходимости общественного обсуждения будет абсолютно зависеть от госоргана. Это следует из текста как Директивы № 4, так и проекта нового документа. Но главное, что согласно ч. 2 ст. 8 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» по решению нормотворческого органа (должностного лица) проект НПА может быть вынесен на публичное (всенародное, общественное или профессиональное) обсуждение. Таким образом, чиновник сам решает, нужно ли ему это обсуждение.

Вряд ли в полной мере поможет преодолеть бюрократические барьеры предлагаемая проектом и существовавшая ранее норма о том, что должны подлежать обязательному общественному обсуждению проекты актов, которые могут оказать важное влияние на условия осуществления предпринимательской деятельности. Всегда можно спорить, насколько существенно то или иное влияние. Поэтому для исключения неопределенности необходимо однозначно указать, что проекты любых актов, касающихся бизнеса, подлежат обязательному общественному обсуждению, либо хотя бы дать примерный перечень направлений, например, налоговое, валютное, ценовое законодательство, административные процедуры и т.п. Кроме того, необходимо здесь согласовать различные НПА, в частности, уточнить соответствующие нормы Закона.

Еще одна проблема, которую необходимо срочно решать, — оценка регуляторного воздействия проектов НПА, что, кстати, тоже предусмотрено новым проектом. Сегодня в обоснование принятия новых нормативных правовых актов в лучшем случае пишут примерно следующее: «Принятие проекта закона не повлечет дополнительных расходов бюджета». Остальные аспекты и, прежде всего, издержки для бизнеса и общества, анализ макроэкономических последствий и т.д., как правило, не рассматриваются, за исключением, пожалуй, коррупционной составляющей. Не в этом ли одна из причин того, что нормативные правовые акты постоянно изменяются и дополняются? К примеру, постановление Совмина от 17.02.2012 № 156, которым утвержден Единый перечень административных процедур для бизнеса, за это время корректировалось почти 100 раз!

Чтобы бизнес-сообщество могло всерьез влиять на нормотворческий процесс, оно должно обладать достаточным интеллектуальным потенциалом. А этого ему, к сожалению, в настоящее время явно не хватает. Наши бизнес-объединения не имеют четко определенного правового статуса, у них недостаточно средств для привлечения квалифицированных экспертов. Это не только их «заслуга», но и недооценка роли бизнес-союзов со стороны государства, когда госорганы зачастую видят в них не партнеров, а скорее противников и не создают условия для их развития. Поэтому, вероятно, в новой директиве следовало бы предусмотреть меры по повышению статуса бизнес-объединений путем принятия специального закона о них, создать условия для увеличения числа их членов и развития материальной базы.

Кстати, как раз работа над проектом Директивы № 4 в свое время стала образцом сотрудничества государства и бизнеса — стороны слышали друг друга и понимали. Именно потому Директива № 4 получила тогда весьма положительную оценку со стороны делового сообщества. Услышат ли его чиновники теперь?