$

2.1364 руб.

2.4873 руб.

Р (100)

3.1332 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ОБЪЕКТИВНЫЕ РАЗЛИЧИЯ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

19.08.2011

Сопоставление финансовых результатов отечественных банков, определенных по Национальным правилам бухучета (БПБУ) и Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО), опубликованное в «ЭГ» № 56, вызвало большой интерес у наших читателей. Одни хотят уточнить причину различий, другие беспокоятся, не грозит ли это дополнительными рисками банкам и их клиентам.

Прокомментировать ситуацию мы попросили члена Координационного совета по сближению законодательства Беларуси с МСФО, управляющего партнера Ernst & Young по Беларуси Павла ЛАЩЕНКО.

— Павел Анатольевич, чем обусловлены различия в показателях банков (активы, обязательства, капитал, налог на прибыль, чистая прибыль) по белорусским и международным правилам учета?

— Различия в первую очередь обусловлены тем, что белорусские правила учета все же не являются МСФО в полной мере. Национальный банк начиная с 2002 г. провел большую работу по разработке и внедрению 20 Национальных стандартов финансовой отчетности (НСФО) на базе аналогичных МСФО. В годовой отчетности белорусских банков, которая рассматривается на общем собрании акционеров, публикуется и сдается в Нацбанк, есть некоторые отличия от МСФО, связанные в основном с учетом активов и обязательств. Зато с представлением и раскрытием информации дело обстоит гораздо лучше: формат годового отчета (4 формы и примечания) максимально приближен к требованиям МСФО. Наиболее существенные различия: отсутствие требований по консолидации дочерних предприятий, учета вложений в ассоциированные компании, оценки финансовых инструментов по справедливой стоимости, различные подходы к обесценению финансовых активов, и в первую очередь — кредитного портфеля, отсутствие понятия отложенного налога, различные подходы к оценке основных фондов.

— Анализ показывает, что у многих банков сумма налога на прибыль и чистой прибыли по МСФО оказалась больше, чем по БПБУ, хотя существует расхожее мнение, что внедрение международных стандартов приведет к снижению поступлений в бюджет...

— К поступлениям в бюджет это не имеет никакого отношения, т.к. отчетность по МСФО не затрагивает налоговый учет, не подменяет собой налоговые регистры и не влияет на налоговые обязательства банков перед бюджетом. Но оценку будущих налоговых потоков МСФО и их признание в отчетности необходимо сделать. Есть несколько причин различия в суммовом выражении по налогу на прибыль и чистой прибыли соответственно в белорусской отчетности и международной. В первую очередь это влияние корректировок по МСФО. Среди них отмечу консолидацию дочерних организаций, признание и списание резерва под кредитные потери, эффект отражения по справедливой стоимости некоторых финансовых инструментов, таких как кредиты полученные и выданные на нерыночных условиях, производные финансовые инструменты. Во-вторых, это может быть вызвано применением стандарта IAS 12 «Налог на прибыль»: в результате проведенных корректировок балансовая стоимость активов и обязательств часто отличается от их налоговой базы, что приводит к признанию отложенного налогового актива или обязательства. При проведении корректировок возникает налоговый эффект, который необходимо признать в отчетности по МСФО.

Так, в случае дополнительно начисленного резерва балансовая стоимость кредитного портфеля уменьшается, а соответствующие кредитные потери, признанные в текущем отчетном периоде в отчетности по МСФО, но не признанные по белорусским правилам, дадут налоговый эффект по уменьшению налогооблагаемой базы банка только в следующих отчетных периодах. Соответственно необходимо признать налоговый актив в текущем отчетном периоде и должным образом отразить уменьшение налога на прибыль в отчетности по МСФО. Списание резерва под кредитные потери в отчетности по МСФО по отношению к резервам, признанным в отчетности по БПБУ, даст обратный эффект: признание отложенного налогового обязательства и дополнительного налога на прибыль, признаваемого в отчетном периоде, хотя банк его заплатит только в будущем. Переоценка зданий и сооружений по справедливой стоимости также приводит к существенным временным разницам, дающим налоговый эффект.

— Сохраняются ли различия в нормах НСФО, утвержденных Нацбанком, и МСФО?

— Да, они пока есть. Дело в том, что, во-первых, на сегодня Нацбанк внедрил только 20 НСФО, тогда как стандартов МСФО уже 37 и еще 7 на подходе. Для разработки и внедрения отечественных аналогов по остальным 24 необходимо координировать действия с Минфином РБ, так как большая часть таких стандартов затрагивает методологию бухучета небанковского сектора экономики. А это уже сфера регулирования Минфина.

Вторая причина — неполное соблюдение требований МСФО в отечественных аналогах. Это прежде всего касается стандартов, касающихся учета операций, а не тех, которые регулируют вопросы представления и раскрытия информации в финансовой отчетности. Наиболее яркий пример такого несоответствия — это требования IAS 39 «Финансовые инструменты: представление информации» в части первоначального признания по справедливой стоимости и (или) признания обесценения финансовых активов, т.е. формирование резерва под кредитные потери. Так, согласно Инструкции о порядке формирования и использования банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями специальных резервов на покрытие возможных убытков по активам и операциям, не отраженным на балансе, утв. постановлением Правления Нацбанка от 28.09.2006 № 138 (далее — Инструкция), финансовые институты при выдаче кредита сразу обязаны создать резерв в размере 1% от суммы выданного кредита. Но это противоречит требованиям IAS 39 и НСФО 39, т.к. еще не наступило так называемое событие «потерь».

Получается, что в отчетности по белорусским правилам резервы отражаются исходя из пруденциальных требований Инструкции под будущие и текущие потери, а в отчетности по МСФО резерв создается исходя из фактических и с учетом исторических потерь в прошлые периоды. В итоге, если у банка относительно «молодой» кредитный портфель и нет собственной накопленной статистики «потерь» прошлых периодов, то наиболее вероятно произойдет разбронирование/сторнирование созданного резерва в отчетности по БПБУ. В результате резерв по МСФО будет ниже.

Национальный банк также не всегда последователен в практическом применении уже принятых НСФО. Например, все банки в 2010 г. столкнулись с проблемой перехода от кассового метода признания доходов к методу начисления с 1 января 2010 г. в соответствии с Инструкцией по признанию в бухгалтерском учете доходов и расходов в Национальном банке Республики Беларусь и банках Республики Беларусь, утв. постановлением Правления Нацбанка от 30.07.2009 № 125. Это было, безусловно, необходимо, т.к. наличие «кассового» метода явно противоречит принципу «начисления» — одному из основополагающих в МСФО. Но такой переход подразумевает изменение учетной политики, которое должно отражаться ретроспективно, т.е. с корректировкой сравнительных данных за 2009 г., чтобы финансовые данные были сопоставимы.

Такая корректировка предусмотрена ст. 14 НСФО 8 «Учетная политика, изменения в расчетных бухгалтерских оценках и ошибки», утв. постановлением Совета директоров Нацбанка от 28.09.2007 № 298 (НСФО 8). Но это не было сделано, т.к. корректировать уже утвержденную отчетность прошлых периодов у нас не принято, несмотря на требования стандартов. В итоге данные 2010 и 2009 гг. были не сравнимы, как того требуют МСФО и НСФО. Это привело к завышению доходов, отраженных в финансовой отчетности банков за 2010 г., на сумму доходов, начисленных в 2009 г. Принимая во внимание устные разъяснения специалистов Нацбанка, данный факт не рассматривался аудиторами как влияющий на достоверность финансовой отчетности банков за 2010 г. Можно было бы сказать, что мы «переболели» один раз и данные за 2010 и 2011 гг. будут сравнимы. Но вмешалась майская девальвация и высокий уровень инфляции в 2011 г., и данные опять несопоставимы. Поэтому все идет к тому, что регулятору придется рассматривать целесообразность применения НСФО 29 «Финансовая отчетность в условиях гиперинфляции».

— Есть ли еще в отечественных банках затруднения с кадрами и методологией при составлении отчетности по МСФО?

— Надо отдать должное: сейчас большинство банков Беларуси активно обучают и имеют собственные квалифицированные кадры по МСФО, имеющие степень ДипИФР, а иногда и полную сертификацию АССА. Такие специалисты на местах уже составляют отчетность по МСФО, помогают аудиторам в ходе аудита или обзора отчетности по МСФО и готовы профессионально комментировать финансовое положение своего банка перед инвесторами и кредитными агентствами. Это особенно важно в свете предстоящих планов белорусских банков по активизации деятельности на рынках капитала, включая выпуск евробондов и IPO. Таким образом, банковский сектор сейчас наиболее продвинут в практике применения МСФО по сравнению с остальными отраслями. У этого есть несколько причин.

Первая — активное участие иностранных инвесторов, начало которому положил приход в 2003 г. группы Райффайзен в Приорбанк. Затем, в 2006–2009 гг. пришли крупнейшие банковские группы из России: группа ВТБ, ВЭБ, Альфа и Сбербанк. Отмечу также польских инвесторов — Gethin Holding (Сомбелбанк), грузинских — группа Банк Грузии (Белорусский Народный банк), швейцарских — группа Zepter (Цептер банк). Большинство из них — публичные компании, чьи ценные бумаги обращаются на европейских и российских торговых площадках и биржах. Для них обязательно требование публикации консолидированной отчетности по МСФО ежеквартально или раз в полгода для инвесторов и партнеров. Это требует хорошо налаженного бизнес-процесса подготовки, своевременного и регулярного закрытия финансовой отчетности по МСФО в таких группах. Кроме того, здесь собственники и топ-менеджеры осуществляют оперативное управление исходя из ежемесячных результатов, основанных на МСФО. Поэтому в таких банках, как Приорбанк, БПС-Банк, ВТБ, ВЭБ, оперативно (в течение 8–15 календарных дней после отчетного месяца) идет подготовка ежемесячных пакетов отчетности по МСФО для представления в группу. Очевидно, что те, кто ее готовит, должны иметь высокую квалификацию, регулярно ее повышать, следить за всеми изменениями в МСФО.

Другой фактор — активная и прогрессивная позиция Нацбанка по внедрению национальных стандартов, разработанных на базе соответствующих МСФО с привлечением международных консультантов (с 2004 г. им является наша компания). Далее последовало решение Нацбанка об обязательной подготовке финансовой отчетности по МСФО для белорусских банков начиная с 1 января 2007 г., которое тоже придало дополнительный импульс обучению персонала.

Наличию в банках квалифицированных кадров по МСФО способствует и частичный переток специалистов из международных аудиторских компаний, давно работающих в Беларуси. Крупные банковские группы уже готовы предлагать конкурентные зарплаты — от 1500 USD и выше.

— Обеспечивает ли отчетность белорусских банков по МСФО и ее аудит достаточное раскрытие информации для пользователей, в т.ч. в отношении финансовых и прочих рисков?

— Полагаю, что да. Отчетность по МСФО более публична и информативна, чем годовой отчет банка по белорусским правилам. Это позволяет более подробно оценить структуру риск-менеджмента, проанализировать количественные и качественные параметры рисков, которым подвержен конкретный банк. Требования по раскрытию такой информации предписаны IFRS 7 «Финансовые инструменты: раскрытие информации». В итоге можно оценить влияние основных рисков, которым подвержен банк при работе с финансовыми инструментами. Детальный анализ предоставляется в отношении кредитного и валютного рисков, рисков ликвидности и изменения процентной ставки. В итоге грамотный пользователь может даже увидеть, каким будет финансовый результат или капитал при девальвации или изменении базовой ставки рефинансирования. Хотя в своих прогнозах аналитики банка тоже могут ошибиться.

Беседовал

Леонид ФРИДКИН

СПРАВКА «ЭГ»
Компания Ernst & Young работает в Беларуси с 1994 г. Ее клиентами являются Национальный банк РБ, 6 из 8 крупнейших банков страны, в т.ч. АСБ «Беларусбанк», БПС-Банк, Белинвестбанк, Приорбанк, Белвнешэкономбанк, ЗАО «Банк ВТБ» (Беларусь), а также ЗАО «Сомбелбанк», БТА-Банк, Цептер Банк, ОАО «Белорусский Народный Банк», группа компаний «Алютех», ОАО «Гомельский химический завод», РУП «Белтелеком», группа компаний «Строминвест», а также ряд компаний розничной торговли. В общей сложности Ernst & Young аудирует банки, на которые приходится более 67% банковских активов республики.



Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях