Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №92(2587) от 06.12.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4761
EUR:
2.5812
RUB:
3.9346
Золото:
141.17
Серебро:
1.79
Платина:
79.13
Палладий:
148.63
Назад
Судебная практика
21.09.2004 12 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

О разногласиях не подумали

Зачем контрагентам определять право, применимое к договору

Зачем контрагентам определять право, применимое к договору

При заключении внешнеэкономических сделок стороны не всегда уделяют должное внимание  определению права, которое подлежит применению в случае разногласия партнеров. Практика показывает, что это серьезное упущение, поскольку вопросы ответственности могут разрешаться государствами по-разному.

Поставщик обратился в хозяйственный суд с требованием о взыскании с покупателя неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ответчик предъявленные требования не признал. В своем  отзыве на иск он подчеркнул, что заключенный между сторонами договор относится к внешнеэкономическим сделкам. Поскольку стороны заранее не согласовали применимое законодательство,  при возникновении разногласий надлежит пользоваться нормами международных конвенций. Согласно пункту "е" Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992), права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места совершения. Понятие "место совершения сделки", как указал ответчик, тождественно понятию "место исполнения сделки". Учитывая то, что по условиям договора сделка считалась исполненной в момент вручения товара покупателю на территории Российской Федерации, то возникший спор, по мнению ответчика, следует разрешать в соответствии с российским законодательством. Согласно п. 6 постановления Пленума Верховного суда и Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 8.10.1998г. № 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты. Однако в том случае, если соглашением сторон предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пеню) при просрочке денежного обязательства, кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер.

При рассмотрении спора хозяйственный суд исходил из того, что поскольку договор совершен на территории Республики Беларусь (местом заключения договора определен г.Минск), то в данном случае подлежит применению законодательство Республики Беларусь.

В силу ст. 311 Гражданского кодекса РБ (далее - ГК) неустойкой признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Ввиду того, что покупатель нарушил свое обязательство по оплате полученного товара, суд пришел к выводу, что поставщиком правомерно заявлено требование о взыскании неустойки.

Правомерным счел суд также и требование истца о взыскании процентов, так как согласно ст. 366 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Итак, при отсутствии соглашения контрагентов о применимом праве в спорных ситуациях подлежат применению нормы международных соглашений. Республика Беларусь является участницей вышеназванного Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992г.) и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 1993г.). Имеется ряд двусторонних договоров о правовой помощи, в частности, с Литовской Республикой (1992г.), Латвийской Республикой (1993г.), Республикой Польша (1994г.) и Республикой Вьетнам (2001г.). Названными международными соглашениями закреплено правило, согласно которому права и обязанности по сделке определяются по законодательству места ее совершения (заключения), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

В том случае, если международными соглашениями не регулируются вопросы применимого права, к договору применяется право, определяемое в соответствии с правилами, установленными ст. 1125 ГК. В частности, к договору купли-продажи (поставки) применяется право страны, где имеет основное место деятельности продавец.

Однако контрагентам следует также учитывать, что ограниченная возможность изучения законодательства другого государства может приводить к случаям предъявления необоснованных требований. Так, нередко иностранные лица, обращаясь в хозяйственные суды Республики Беларусь, наряду с требованием о взыскании суммы основного долга, определенного в иностранной валюте, заявляли требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами согласно ст. 366 ГК. Вместе с тем п. 3 постановления Президиума Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь от 2.11.2001г. № 25 "О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами" устанавливает,  что при использовании иностранной валюты в расчетах по обязательствам в случаях, порядке и на условиях, допускаемых и определяемых законодательством, нормы ст. 366 ГК не применяются, поскольку учетная ставка Национального банка устанавливается  только  для обязательств в белорусских рублях, а официально установленной ставки Национального банка по обязательствам в иностранной валюте не существует. Это правило не применяется, если законодательством или договором предусмотрено иное.

Вывод из всего сказанного один: при заключении договора контрагентам следует учесть все возможные спорные ситуации и определить подлежащее применению право. Стороны могут, конечно, сделать выбор права и после заключения договора. Для этого они должны обоюдно проявить добрую волю и достичь согласия между собой.
*   *   *
 
Мировое соглашение

Споры, возникающие в процессе исполнения договора, контрагенты обычно пытаются разрешить путем переговоров. Однако цель достигается не всегда. В таких случаях сторона, чьи права нарушены, прибегает к помощи суда. Но и суд, в свою очередь, не только определяет правых и виноватых, а при первой возможности стремится убедить спорщиков заключить в добровольном порядке мировое соглашение. Такое право предусмотрено ст. 43 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (ХПК).

Мировое соглашение представляет собой договоренность сторон урегулировать или прекратить спор на основе взаимных уступок и рассматривается как примирительная процедура в рамках процессуального законодательства.

Заключение такого соглашения допустимо на любой стадии процесса: как на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и на стадии исполнительного производства.

Оформленное в письменном виде мировое соглашение представляется в хозяйственный суд, который проверяет, не противоречит ли оно требованиям законодательства и не нарушает ли чьи-либо права и охраняемые законом интересы. Затем суд выносит определение об утверждении мирового соглашения и прекращает производство по делу. Следует отметить, что в силу ст. 125 ХПК  утверждение судом мирового соглашения в дальнейшем препятствует повторному обращению истца с аналогичным иском к ответчику. Заметим, что в содержании мирового соглашения должно быть отражено волеизъявление сторон относительно всех заявленных требований, чтобы впредь не допускать различного толкования и новых  споров  при его исполнении. При этом следует учесть, что мировое соглашение, являясь процессуальным актом, не может содержать какие-либо дополнительные условия.

Так, по делу о понуждении к исполнению  договорных  обязательств по передаче товара и взыскании пени за нарушение срока поставки стороны спора представили мировое соглашение, в котором утвердили новый график поставки товара и предусмотрели ответственность за его несоблюдение. Ввиду того, что в последующем поставка товара осуществлялась с нарушением графика, покупатель обратился в суд с требованием о взыскании предусмотренной мировым соглашением пени.

Хозяйственный суд, руководствуясь п. 2 ст. 94 ХПК, отказал в принятии искового заявления, поскольку имеется определение хозяйственного суда о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Однако покупатель обжаловал определение суда, указав на то, что достигнутое сторонами соглашение о прекращении спорного обязательства является новым, самостоятельным гражданско-правовым договором. Он сослался при этом на п.1 ст. 390 Гражданского кодекса, согласно которому договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Но приведенный довод кассационная инстанция не приняла во внимание ввиду его неправомерности. Заключая в хозяйственном процессе мировое соглашение, стороны реализуют свои процессуальные права, предоставленные им ст. 43 ХПК, в рамках заявленных исковых требований. Из этого следует, что мировое соглашение не может расцениваться как гражданско-правовой договор.

Исполнение мирового соглашения производится по общим принципам, регулирующим исполнение судебных актов хозяйственного суда, то есть по своему значению и последствиям оно равнозначно судебному решению. При этом в силу ст.162 ХПК мировое соглашение исполняется немедленно при условии, что стороны не предусмотрели иное (п. 9 постановления Пленума ВХС от 2004-03-25г. № 9 "О применении Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь при утверждении мирового соглашения"). Приказ хозяйственного суда выдается немедленно по вынесению определения и при неисполнении одной из сторон условий мирового соглашения может быть предъявлен к принудительному исполнению.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by