$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

НУЖНЫ ЯСНОСТЬ И ЛОГИКА

06.05.2011

Проект новой редакции Закона «Об аудиторской деятельности» остается в центре внимания специалистов. Сегодня свое мнение высказывает директор ООО «Силар» Валентина СИЛИНА.

Прежде всего необходимо уточнить, какая именно отчетность подлежит обязательному аудиту: составленная по национальным стандартам, международным или каким-то еще. С применением стандартов в проекте вообще много неясного. Так, несвоевременной видится и норма о том, что обязательный аудит консолидированной отчетности не проводится у общественно значимых организаций, у которых проведен аудит отчетности, составленной по МСФО. Это не имеет смысла до тех пор, пока национальные стандарты бухучета максимально не приблизятся к международным. Кроме того, из проекта не следует, что консолидированная отчетность вообще подлежит обязательному аудиту.

Из проекта неясно, является перечень оказываемых аудиторских услуг исчерпывающим или открытым, в т.ч. при выполнении специальных аудиторских заданий.

Норма о том, что аудиторские организации оказывают аудиторские услуги только с помощью аудиторов, состоящих в ее штате, ограничивает права как таких организаций по привлечению необходимых (в ряде случаев узких) специалистов, так и работников — аудиторов, не позволяя им выбрать формы работы, предусмотренные Трудовым и Гражданским кодексом. Невозможность оперативно привлечь для решения «разовых» вопросов специалистов снижает качество аудита, особенно — сопутствующих услуг. Это касается и нормы о том, что аудитор имеет право осуществлять аудиторскую деятельность в качестве работника аудиторской фирмы или в качестве аудитора — ИП.

Удивляет появление в проекте понятия «налоговый аудит». Ведь сегодня и в ближайшем будущем функции контроля за правильностью исчисления налогов, как и ряда других вопросов, возложены на органы МНС. Но вряд ли проведение налогового аудита исключает проверку инспекцией МНС. С другой стороны, если такая проверка проведена, надо ли за тот же период проводить налоговый аудит? Смысл аудита — получение независимого мнения о правильности составленной организацией отчетности. Никто, кроме аудиторов, не уполномочен проверять этот вопрос. Зачем же подменять прямые функции иных контролеров? Если авторы проекта не видят необходимости в аудиторском подтверждении достоверности отчетности, то аудит утрачивает свой смысл. Более того, это является признанием, что отчетность вообще не нужна пользователям. Тогда следует освободить от ее составления ряд организаций и вопрос отпадет: нет отчетности — нечего аудировать. Подмена функций и соперничество контролеров никому не нужны. Так что стоит ограничиться пониманием аудита бухгалтерской отчетности.

Если вводить налоговый аудит, то критерий в 3 млн. EUR для него явно завышен. Ведь налоги платят все и нарушения могут быть везде. К тому же данный критерий не совпадает ни с правилами применения упрощенной системы налогообложения, ни отнесения к субъектам малого предпринимательства. Так что его следовало бы снизить до 100 000 базовых величин. Впрочем, тогда уж стоит ввести всеобщий налоговый обязательный аудит. Ведь уголовная ответственность наступает за уклонение от уплаты налогов в крупном размере — 250 базовых величин, т.е. от 8,75 млн. Br — сумма по нынешним временам скромная.

Исключение из обязательного аудита госпредприятий негативно скажется на них самих — как с точки зрения организации учета и контроля, так и с позиции пользователей отчетности — банков, инвесторов и т.п. Если собственнику — государству не важна достоверность отчетности таких предприятий, то стоит задуматься над тем, что тогда уполномоченным органам придется принимать управленческие решения, основываясь на непроверенных и неподтвержденных независимой экспертизой данных. Так что аудит республиканских и коммунальных предприятий, повышение их прозрачности необходимы в интересах всего нашего общества.

Требования к объему аудиторских услуг устанавливаются республиканскими и внутрифирменными правилами аудиторской деятельности. В договоре должна указываться стоимость аудиторских услуг, а не расчет их объема. Последний определяется аудиторами, а не заказчиком. И если стоимость может служить предметом торга, то объем аудита — ни в коем случае. Ведь иначе у заказчика появится возможность ограничивать объем аудита, что угрожает независимости аудитора. Ведь только он отвечает за объем аудита и его качество. То же касается и подходов к определению уровня существенности. Заказчик может быть с ним ознакомлен, но не вправе на него влиять. А потому этот вопрос не должен служить условием договора.

Установление минимальной численности аудиторов в аудиторской организации в 5 человек видится преждевременным как не соответствующим нынешнему состоянию аудита в республике. Полагаю, что число работников не влияет на качество аудита — оно зависит от иных факторов. Так что вполне можно сохранить нынешний показатель — 3 аудитора, а возможно и снизить его до одного, как это практикуется в ряде стран. Нелогично выглядит и требование наличия в штате работника, имеющего международный сертификат как условия для проведения обязательного аудита по национальным стандартам общественно значимых организаций. Любая развивающаяся аудиторская фирма заинтересована в повышении квалификации сотрудников. Но есть ли прямая связь между аудитом по национальным стандартам и международной сертификацией? К тому же в проекте не уточняется, что считать дипломами (сертификатами) международно признанных бухгалтерских и аудиторских ассоциаций и организаций, подтверждающими знания МСФО.