Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №48(2545) от 01.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Нужен ли нам институт банкротства

В развитых экономиках количество экономически несостоятельных должников существенно ниже, поэтому там процедура банкротства действительно позволяет быстро выводить из оборота неэффективные предприятия, перераспределять их активы, меняя собственника...
В развитых экономиках количество экономически несостоятельных должников существенно ниже, поэтому там процедура банкротства действительно позволяет быстро выводить из оборота неэффективные предприятия, перераспределять их активы, меняя собственника. А у нас сегодня нужно чуть ли не половину промышленности "перераспределить". Масштаб иной и последствия другие. "Так нужен ли нам институт банкротства?" -- интересовалась у компетентных собеседников внештатный корреспондент "НЭГ".

Виктор НОВИКОВ, директор компании "Белоргконсалт":

-- Институт несостоятельности нужен. Реформированию неплатежеспособных предприятий должна предшествовать реализация комплекса мер и подготовительных работ по их финансовому оздоровлению (санация). В результате можно более точно судить, что необходимо предприятию -- ликвидация или банкротство. Это и решит суд. К слову, мы делали программу санации ОАО "Алеся", которая предусматривала смену управления предприятием и его реорганизацию. Другое дело, что на практике встречается искусственное банкротство, до которого предприятие намеренно доводит его руководитель, чтобы затем продать подставным лицам и только потом начать оздоровление. Этого не должно быть. Что касается действующего Закона о банкротстве, то он, считаю, нормальный.

Александр ПОТУПА, профессор, президент Белорусского союза предпринимателей:

-- Институт банкротства необходим как системный элемент рыночной экономики, без которого она не будет работать. Эта высшая мера экономической ответственности любого юридического лица. Если этого механизма нет, то ответственность субъекта снижается, частично переходит в мошеннические операции. Собственник должен знать свой "запас прочности", чтобы решить -- по силам ли санация... Банкротство же оценивается государством и проводят его другие лица. Если бы состояние предприятий оценивалось по "жесткой" шкале, то банкротов у нас было бы около 60%. Но государство продолжает дотировать многие предприятия, т.к. оно не заинтересовано в банкротстве: ведь получается, что государство -- не эффективный собственник... Действующий Закон о банкротстве рассчитан на быструю приватизацию, и банкротство должно быть жестким. Однако у нас он читается по-разному, зачастую в пользу чиновников и других лиц. Важным моментом является искусственное банкротство, когда "доведенное до ручки" предприятие скупают по малой цене. Это преступление, которым должны заниматься правоохранительные органы.

Павел ДАНЕЙКО, директор института приватизации и менеджмента:

-- Без него не может существовать рыночная экономика. Белорусский Закон о банкротстве хороший, но малоэффективный в наших условиях. В нем упор сделан на санацию, но мало инструментов заложено, чтобы она была эффективной. Фактически не работает процедура изменения собственника. Если банкрот -- госпредприятие, его санируют как государственное, частное -- как частное. Нет практики изменения госпредприятия на частное. Смысл банкротства в том, чтобы предприятие стало эффективным, а при ограниченных инструментах санации теряется смысл банкротства. Нужно дорабатывать всю экономическую систему.

Александр МИРОНИЧЕНКО, директор департамента по санации и банкротству Министерства экономики РБ:

-- Данная структура, несомненно, нужна. Другое дело, какое банкротство нам нужно? Ведь одна из целей банкротства -- защитить права кредиторов. Сегодня на стадии банкротства находятся более тысячи субъектов, а это около 32 тысяч работников и около 10 тысяч кредиторов. Если не будет процедуры банкротства, они не смогут решить свои проблемы. Нужна более эффективная процедура банкротства, которой предшествует санация, а ликвидация должна быть быстрой. Закон о банкротстве сегодня совершенный и современный. Мы вместе с россиянами разработали модельный (универсальный) закон для стран СНГ. На его основе создали свой. У нас концепция другая, есть защитный (буферный) период, когда нельзя возбудить ложное банкротство. Но отдельные статьи Закона о банкротстве требуют доработки. И сейчас Высший хозяйственный суд вместе с правительством работают над проектом декрета Президента, корректирующего Закон. Конечная цель -- заставить собственника, особенно госпредприятия, принимать меры, упреждающие банкротство.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений