$

2.1336 руб.

2.4185 руб.

Р (100)

3.1868 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

НУЛЕВАЯ СХЕМА©

01.10.2013

Cтабильность налогообложения в Таможенном союзе гарантируется — в начале 2014 г. ничего не изменится, пообещала начальник Главного управления международного налогового сотрудничества МНС Беларуси Алла Сундукова, рассказывая о практических аспектах взимания косвенных налогов в Таможенном союзе на IV Международной конференции «Таможенный союз Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации: современность и перспективы развития в контексте формирования Единого экономического пространства» в Минске.

Между тем вопросы в сфере косвенного налогообложения остаются. Один из них связан с передачей имущества между структурными подразделениями. Так, по казахстанскому законодательству передача активов белорусским предприятием своему филиалу или представительству в Казахстане облагается НДС по ставке 12%. Исключение составляет имущество, которое ввозится временно. Впрочем, Беларусь и Россия добились, чтобы третий партнер по ТС исключил из своего законодательства норму о том, что, если товар не вывозится в течение 2 лет из страны, он облагается НДС. Если же ввезенный товар будет реализован, то местный контрагент по сделке заплатит ввозной НДС.

Особую позицию занимает Казахстан и в вопросе налогообложения транспортных средств. Если они продаются одним физическим лицом другому, казахстанская налоговая служба взимает НДС с продавца, только если он не зарегистрирован в качестве предпринимателя и является плательщиком налога при пересечении границы вместе с товаром. Однако Беларусь и Россия сами нулевую ставку НДС своим плательщикам не предоставляют и подход Астаны их не устраивает: у нас нулевая ставка применяется только по возмездной сделке между двумя субъектами хозяйствования.

В свою очередь, у Казахстана и Беларуси есть претензии к России по поводу Калининградской области. В Соглашении по вопросам свободных (специальных, особых) экономических зон на таможенной территории Таможенного союза и таможенной процедуры свободной таможенной зоны есть норма об изъятии применения Соглашения по косвенным налогам в отношении тех сделок, которые оформляются резидентами СЭЗ. То есть если из Беларуси вывозится товар и помещается под режим свободной таможенной зоны (СТЗ) в России или Казахстане, то Соглашение по косвенным налогам не применяется. Требуется оформить таможенную декларацию этих стран, на основании которой применятся нулевая ставка НДС. Однако для Магаданской и Калининградской СЭЗ Россия сделала исключение: там не помещаются под таможенную процедуру СТЗ товары, ввозимые из Беларуси и Казахстана, а налоги в этих регионах взимает российская налоговая служба.

Таких изъятий наше налоговое соглашение не содержит и их не предполагает вводить, рассказывает эксперт. Поэтому товары, ввозимые в Калининград из Беларуси, будут облагаться по ставке 18% в России, в отличие от польских и литовских, которые облагаются при ввозе по нулевой ставке. Эти преференции гарантированы до 2017 г. В случае если Россия изменит законодательство, встанет вопрос о возмещении ее бюджетом инвесторам сумм ввозных налогов и таможенных пошлин. Беларусь и Казахстан тоже хотели бы примкнуть к этому таможенному режиму, но Россия не желает его расширять. Складывается парадоксальная ситуация: чтобы получить налоговые преференции в российских регионах, белорусские плательщики вынуждены открывать подразделения в Литве и Польше.

Еще один интересный вопрос — продажа товаров со складов. Белорусская сторона, чтобы облегчить жизнь плательщикам-экспортерам, настаивала на норме, предусматривающей, что если товар ввезен на склад по договору хранения белорусским экспортером и затем реализуется на территории России или Казахстана, покупатель обязан уплатить НДС. Россия применяет эту норму без изъятий. Поэтому если возникают проблемы в каком-либо российском регионе, налоговые органы предлагают предоставить информацию им для разрешения вопроса. У казахстанских налоговиков тут тоже особая позиция. Дело в том, что белорусские субъекты хозяйствования регистрируют в Казахстане фирмы или открывают представительства, завозят в их адрес (т.е. по сути на собственный склад) товар, заключая сами с собой договор хранения, и сами же себе товар со склада продают. Формально эти операции выглядят законными, но фактически речь идет о налоговой минимизации.

В последнее время у налоговых органов возникает много вопросов, связанных с транзитом товаров из ЕС в Россию через Беларусь. Зачастую отечественные компании закупают товары в Евросоюзе, ввозят через Беларусь в Россию, оформляют соответствующий таможенный режим, а затем продают его россиянам. При этом нелегко разобраться, что считать местом реализации для целей исчисления НДС. Нулевая ставка применяется только в том случае, если местом реализации является территория Республики Беларусь и товар отгружается с ее территории для целей реализации. Соответственно, если товар куплен, например, в Литве и оттуда отгружается в Россию, хотя и растаможивается в Беларуси, нулевая ставка НДС будет предоставляться, если товар был оприходован собственником в бухгалтерском учете и на него выписаны все предусмотренные законодательством товаросопроводительные документы. В случае если товар реализуется одним предприятием второму, оба они являются плательщиками налогов одного государства — члена ТС, и второе предприятие реализует товар на территорию другого государства — члена ТС, отгрузка происходит с территории первого плательщика, то право на нулевую ставку будет предоставляться второму плательщику, у которого заключен договор на реализацию товара на экспорт.

Между тем евразийская интеграция добавляет хлопот фискальным органам. Так, депутат казахстанского парламента Гульжана Карагусова недавно назвала Таможенный союз «идеальной системой» для перевода средств в оффшоры благодаря отсутствию пограничного контроля между государствами-участниками. Депутат призвала власти трех стран активизировать информационное взаимодействие по этому вопросу, поскольку в одиночку контролировать действия лжеэкспортеров затруднительно. Министр финансов Болат Жамишев, в свою очередь, заявил, что власти Казахстана получили от Центробанка РФ информацию о перечислении российскими предприятиями денег в оффшоры через счета казахстанских компаний. При этом выяснилось, что получатели экспорта на самом деле не взаимодействовали с компаниями из РФ. Казахстан направит материалы проверки российским налоговикам.

Схема фиктивного экспорта выглядит следующим образом: российская компания покупает товары у подставной фирмы из другой союзной страны, уплачивая их стоимость и НДС, и заключает соглашение с оффшором, но товары на самом деле не вывозятся, а сбываются в РФ. Затем организатор схемы подает документы на компенсацию НДС из бюджета. По данным Счетной палаты РФ, это один из самых популярных способов вывода капитала. В 2012 г. российские компании скрыли в оффшорах 565,5 млрд. RUB. Значительная часть этих сумм выведена из-под налогообложения под видом лжеэкспортных схем по договорам с белорусскими и казахстанскими компаниями.

Татьяна АБРАМОВИЧ