$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

«Новый Кремль»

09.10.2007

Правительственный «одуласьон» состоялся. В Москве, естественно, а не в Минске. Спрашивается, зачем и почему именно перед думскими и президентскими выборами? Ответ — Кремль пошел по пути концентрации власти. Дума и правительство — фон, картинка. Власть делается в Кремле и возле Кремля.

Леонид ЗАИКО, Аналитический центр «Стратегия», Минск

Дэн Сяопутизм ранней стадии

Интересно было смотреть на недавние российские рокировки в правительстве. Дефрагментация власти — признак перемен? В России это признак создания главного центра силы — власти Кремля. Точнее — обитателей Кремля. Путин понимает, что простой уход из власти — дорога в никуда. Традиций нет, политика продажна. Коррупция аппарата и правительства стала просто некрасивой и дискредитирует саму Россию.

Что же делать? По-европейски или по-американски? Дать возможность играть демократическим институтам и свободным политикам? Ну уж, нет. Этого не позволит сделать нынешняя партия власти — неономенклатура. Именно она в многоликом своем образе хотела бы оставаться у руля и дальше. Хозяева нефти, газа, других природных богатств намерены обеспечить себе и впредь упоительную, красивую, богатую и сытую жизнь.

Дефрагментация должна создать монополию Владимира Путина на право принятия важнейших решений. При переходе к системе власти авторитета. К российскому Дэн Сяопутизму. Потом нужен вариант второго пришествия. Конституционного и юридически правильного.

Чисто демократического варианта нынешняя власть не хочет. Попросту боится, так как основная часть номенклатуры окажется за решеткой. Поэтому нужен плавный переход.

Собственно, Путин убрал некую одиозность своего правительства. Излишний демократизм и небольшое реформаторство. Излишнюю коррумпированность и явное забвение того, что называется российское общество. Электорат, которым оно становится раз в пять лет. Иногда и чаще.

Но самое важное во всем этом — формирование собственной «путинской» ветви власти. Летом 2008 года Владимир Владимирович может руководить страной по телефону. Из небольшого сочинского коттеджа. Или из домика на берегу моря в городе Пионерск Калининградской области. Или из иного красивого и спокойного места. Его указания и советы будут принимать все. От президента России до министра коммунального хозяйства. Да и президенты многих стран внимательно будут следить за такими действиями. Сами смогут подтвердить новую легитимность российского лидера. Не так ли?

Власть рассредоточится по таким персонам, как Сергей Иванов, Дмитрий Медведев, Виктор Зубков, Борис Грызлов, Валентина Матвиенко. И многим другим. Что касается мелких фигур, типа министров, то они будут стоять по стойке «смирно».

Но на повестке дня стоит вопрос о том, как мягко и логично подвести общество к новой формуле руководства страной.

Новая машина управления

Машина управления Россией должна быть простой и надежной. Никаких демократических «закидонов». Никакой отсебятины. Не надо и слишком умных и слишком образованных. Последние годы российская власть учила всех посредственности. Прямо или косвенно, но учила.

Путинский вариант мощной реальной власти в России, конечно, прошел апробацию в Китае. Именно Дэн Сяопин был реальным властелином Китая. Авторитетным и умным. Незаметным для людей. Но важным для политиков и делового мира.

Такая машина управления может быть создана и в России. До лучших времен. До того, как страна научится уважать саму себя и перестанет воровать. У себя самой.

Белорусскому руководству следует принять во внимание, что концентрация власти Владимира Путина и силовых структур развивается логично. Жестко. Нынешнее руководство Кремля не принимает никаких иных вариантов. Оно не хочет отдавать власти никому. И не будет разделять наши ценности. Не говоря о стратегических интересах. Беларусь реально становится суверенным государством. Суверенитет под давлением, если хотите. Так ли это нужно нам? Надо ли демонстративно России отворачиваться от Беларуси? А нам идти в Азию и Латинскую Америку за сырьем для собственных предприятий?

Это, кстати, отдаляет нас от России. Делает невозможным сбалансированное развитие в будущем. Как говорили китайцы об СССР и КПСС — гегемонизм. Стремление вывести Россию на мировые рельсы заставляет Кремль развивать свою гегемонию. То ли от зависти к США. То ли из-за врожденной имперскости.

Но то, что происходит в России, является подарком их исторической судьбы. Не нашей. Сто раз надо повторять — не нашей! Надо быть реалистами. Для России — это ненадолго. Пока высоки цены на нефть и их никто не обваливает. Пока совпадают интересы России и американских, арабских нефтяных компаний. Пока никто по существу не стал противодействовать этой новой всемирной энергетической гегемонии. Нескольких стран и весьма ограниченного числа гиперкомпаний.

С другой стороны, происходящее в России противоречиво. Лучший период в жизни страны. Правительство ничего может и не делать (да оно в реальности ничего и не делает). Деньги сами приходят. Все это рождает специфику кремлевской власти. Не создавать новую страну и делать ее умнее, демократичнее, а бороться за кусок власти. Точнее — за большой кусок денег. И собственности. И экономической власти, которую рождает нефть и газ. И нет иной политики в России, как политика присвоения доходов от нефти и газа.

Именно по этим причинам российское руководство не пустит по власть «иных».

А нам должно быть понятно, что мы устраиваем это руководство ровно настолько, насколько позволяем российской олигархии и номенклатуре качать доллары из труб и скважин. Простая, ну очень простая политика и экономика. Попадемся на пути — раздавят. Или согнут, что следует учитывать сегодня и сейчас.

По этой причине должна измениться и наша геоэкономика. Не следует опасаться высоких цен на сырье и ресурсы. Новые цены на готовую продукцию вернутся к нам и из США и Европы. Да и мы сами не находимся в изолированном положении. Мы также попадаем под ценовой пресс добывающих стран. И мы в этом отношении ближе находимся к Германии или Франции, чем к России или Казахстану.

Да и странный получается у нас СНГ. Добывающие и богатеющие страны, с одной стороны. Бедные ресурсами, испытывающие ценовые шоки и давление со стороны производителей газа и нефти — с другой. И что общего? Бывший Советский Союз? Не странно ли такое нынешнее братство?

Беларуси пора уходить от мифологизации прошлого. От стандартов, когда мы чувствами к России измеряли экономические категории. При этом надо уходить и от собственного комплекса неполноценности. Не очень-то смотреть в сторону большого славянского брата.

Тем более, что кое-что мы можем сделать даже лучше. Уверен, что среди тридцатилетних экономистов и юристов Беларуси мы найдем десяток министров гораздо более образованных и талантливых, чем новые российские назначенцы. Это и будет конкретным уроком нового формата власти Кремля. Нового старта в будущее, который уже проходит. В Украине, Грузии. На постсоветском пространстве.