$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

НОВЫЕ БЕДНЫЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБНИЩАНИЯ©

13.02.2015

На постсоветском пространстве наблюдается тревожно высокий уровень бедности, сообщается в новом исследовании Программы развития ООН (ПРООН) об уровнях неравенства и бедности в странах Восточной Европы и Центральной Азии с развивающейся и переходной экономикой, опубликованном 21 января 2015 г.

В докладе сопоставлены и анализируются статистические данные за последние полвека, поэтому хорошо видна картина не только сегодняшнего дня, но и ее ретроспектива. Исследователи оперируют различными определениями и показателями бедности, неравенства, социального отторжения, уязвимости и устойчивости, применяя понятия «пороговое значение бедности» (4,30 USD/день по ППС), а также «черта бедности» (2,15 USD/день по ППС) для определения уровня крайней нищеты.

Отмечено, что показатели бедности по уровню доходов резко возросли в странах региона в 90-х годах, а затем существенно снизились за период 10 лет вплоть до мирового финансового кризиса 2008 г. С этих пор наблюдаются дифференцированные тенденции: в некоторых странах уровень бедности снижается, в других — растет. Последние имеющиеся данные указывают на то, что в 2010 г. свыше трети (38%) населения Грузии жили менее чем на 2,15 USD/день, т.е. в условиях крайней бедности. В Таджикистане, Кыргызстане и Армении доля населения, проживавшего в условиях крайней бедности, составляла от четверти до одной трети (около 6,7 млн. человек). Беларусь и Украина, напротив, практически ликвидировали бедность по уровню доходов (рассчитанную на основе порогового значения 4,30 USD/день). Крайнюю бедность почти полностью удалось ликвидировать в Казахстане, Азербайджане, Молдове и России. В этих странах значимость проблемы бедности по уровню доходов снижается по сравнению с актуальностью вопросов неравенства, уязвимости и социального отторжения.

Как все начиналось

В СССР и до 1990 г. уровень бедности по доходам был значительным. На момент распада Советского Союза около 30 млн. советских граждан, т.е. примерно каждый восьмой, проживали в условиях крайней нищеты (менее чем на 2,15 USD/день), и 120 млн. (половина населения) имели доход на уровне 4,30 USD/день. По состоянию на 1985 г. 16% домашних хозяйств рабочих и 39% домашних хозяйств колхозников получали зарплату ниже официально установленной минимальной величины (75 советских рублей на человека в месяц, хотя этот показатель официально не называли чертой бедности и не использовали явно в целях социальной политики).

В 90-х годах стало заметно повышение показателей неравенства доходов. Их рост во многих странах определяло резкое падение ВВП в сочетании с приватизацией государственных предприятий, земли и прочих ресурсов (нередко по льготным для инсайдеров ценам). Это привело к формированию/расширению новых, не связанных с трудовой деятельностью источников доходов, непропорционально большую часть которых получали более состоятельные домашние хозяйства. Усугубляли неравенство низкие темпы либерализации цен и торговли во многих странах, что давало широкие возможности для «охотников за выгодой» с хорошими связями совершать арбитражные сделки. Высокая инфляция (гиперинфляция) в начале 90-х привела к резкому падению доходов большинства работников, получающих фиксированный доход. К тому же шло резкое сокращение социальных льгот и минимальной заработной платы в связи с проблемами в бюджетах стран, формировалась существенная просроченная задолженность по выплате социальных пособий и зарплаты, особенно на госпредприятиях и в бюджетных организациях. Сказывалась нехватка действенных, хорошо финансируемых программ социальной помощи для домашних хозяйств с низким уровнем доходов. В некоторых странах большая доля средств, выделяемых на цели соцобеспечения, направлялась определенным «заслуживающим» заботы со стороны государства социальным группам (например, госслужащим), что сужало пространство для финансирования собственно мер по сокращению бедности.

Сегодня страны региона постепенно теряют такие преимущества постсоциализма, как относительно равное распределение доходов, широкий доступ к системе социального обеспечения и довольно низкий уровень гендерного неравенства.

В группе риска

Риск обнищания в регионе особенно высок для жителей сельских районов. Он также угрожает «новым бедным» в странах с переходной экономикой, среди которых «работающие малоимущие», такие как госслужащие в сфере образования, здравоохранения, науки и искусства, а также работники сельского хозяйства. Малоимущими обычно становятся нетрудоспособные, одиноко проживающие граждане, члены неполных и многодетных семей. Риск также высок для безработных (включая официально занятых работников, находящихся в неоплачиваемом или частично оплачиваемом отпуске или работающих на предприятиях, у которых накопилась значительная задолженность по заработной плате) и членов их семей. В этом же ряду — жители «моногородов», состояние экономики которых в высокой степени зависит от работы небольшого количества крупных предприятий, а также беженцы и вынужденные переселенцы внутри страны. В докладе отмечено, что уровни бедности, как правило, находятся в обратно пропорциональной зависимости от уровней образования.

Все учились понемногу

В странах региона наблюдаются разные тенденции в области охвата дошкольным образованием. К примеру, в Беларуси и Украине все дети обеспечены местами в дошкольных образовательных учреждениях (100%). В Молдове уровень охвата дошкольным образованием превышает 80%. С другой стороны, в Азербайджане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане дошкольным образованием охвачено менее трети детей младшего возраста.

Аналогичные тенденции очевидны в высшем образовании. В Беларуси и Украине наблюдаются показатели охвата высшим образованием, значительно превышающие средние по миру, а у молодых людей в Азербайджане, Узбекистане, Таджикистане вероятность доступа к послешкольному образованию гораздо ниже. В Узбекистане менее 10% соответствующих возрастных когорт населения имеют возможность получить высшее образование. Такое неравенство возможностей снижает качество человеческого капитала, ведет к отставанию по росту производительности труда, усиливает риск социального расслоения в будущем.

Между «м» и «ж»

Гендерное неравенство в плане доходов женщин в сравнении с доходами мужчин (измеряется показателем валового национального дохода на душу населения с разбивкой по полу) в большинстве стран региона, особенно в бывших советских республиках, выгодно отличается от среднемировых показателей. Почти всем странам удается поддерживать сопоставимые между собой уровни экономической активности женщин и мужчин, безработицы. И все же, несмотря на прогресс (или, по крайней мере, относительно успешную работу по сравнению с некоторыми другими регионами), очевидно, что пол является важным индикатором уязвимости по региону.

Проблемы женщин связаны с более низкими возможностями, доходами. В домашних хозяйствах преимущественно женщины выполняют первичный уход за детьми, что усиливает для них значимость доступа к качественным услугам дошкольного воспитания, здравоохранения и образования. Сохранение традиционных гендерных ролей (особенно в сельских регионах) иногда сложно соотнести с современными подходами к вопросам пола, развития и репродуктивных прав. В регионе сохраняется постоянная проблема домашнего насилия.

Уязвимость

Уязвимыми к бедности считаются люди, имеющие доход 5,40 USD/день. Что касается Беларуси, то уже в 2006 г. менее 5% населения считалось уязвимым к бедности по уровню доходов. К 2011 г. только 2% населения нашей страны либо проживали в условиях бедности, либо были уязвимы к бедности. Если взять пороговое значение на уровне 10 USD/день, то доля населения, уязвимого к бедности (18%), значительно превысит долю тех, кто проживает в условиях бедности (1%). По последним данным, 81% населения имеет доход на уровне выше 10 USD/день.

В целом, около 67 млн. человек в регионе проживают в условиях бедности или уязвимы к бедности (при пороговых значениях на уровне 4,30 USD/день и 5,40 USD/день). На долю Турции и Казахстана приходится около половины этого количества. В Албании, Армении, Грузии, Кыргызстане, Молдове и Таджикистане свыше половины населения либо проживает в условиях бедности, либо уязвимо к бедности.

Елена ПЕТРОШЕВИЧ