$

2.1058 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ИТ-технологии

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ВЫБЕРЕТ ИНТЕРНЕТ-БАНКИНГ©

09.10.2015

Информационные технологии занимают все больше места во всех сферах, включая банковскую. Об их роли в реализации бизнес-задач белорусских банков, автоматизации расчетов, готовности общества и финансовых учреждений к внедрению инноваций рассказывает директор по стратегии IT-компании «СофтКлуб» Артем СТРЕЛЬЧЕНОК.

— Артем Александрович, какие из мировых тенденций в финансовых технологиях для банковской сферы у нас приживаются, а какие — запаздывают?

— Пока мы не находимся в мировом авангарде финансовых технологий. То, во что сейчас активно инвестируют наши банки, уже много лет известно на западном и российском рынках. Единственным, но очень важным исключением является система ЕРИП — под эгидой Национального банка создан действительно уникальный продукт, которому нет аналогов в мире. Поскольку в его основе лежит наше программное обеспечение, мы сейчас активно продвигаем эту систему на рынки присутствия «Софтклуба» — в Россию и страны Средней Азии.

Сейчас можно выделить 3 направления, наиболее актуальных для банков: внедрение CRM-инструментов для улучшения взаимодействия с клиентами, развитие дистанционных каналов обслуживания, расширение использования различных форм электронного документооборота. Последнее особенно важно: вы просто себе представить не можете, какие объемы бумаги потребляет ежедневно среднестатистический банк.

Такие услуги, как бесконтактные платежи и расчет за покупки с помощью мобильных телефонов, тоже имеют перспективу для развития. Но для их внедрения пока нет правового поля. И сама банковская отрасль к этому еще не готова. Но спрос рождает предложение. Поэтому, когда смартфонов с NFC-чипами будет больше миллиона, банки начнут активно использовать и эту технологию.

— Каким будет влияние инноваций на белорусский банковский сектор в ближайшие 10 лет?

— Через 10 лет мы ожидаем существенного изменения демографической ситуации, когда доля тех, кто свыкся с интернетом и смартфонами, окажется выше, чем тех, кто родился до 80-х годов. Таким потребителям не хватает полноценных дистанционных услуг по выдаче кредитов, депозитов и оформлению банковских карточек. Они больше не хотят стоять в очередях. Поэтому ожидается существенное сокращение физических точек присутствия и развитие дистанционных каналов коммуникации.

Банки, которые склонны к инновациям, уже сейчас показывают более высокие финансовые результаты. Это должно направить на этот путь остальных, поэтому я ожидаю существенного развития инноваций в целом по отрасли.

— Произойдет ли у нас индивидуализация ценообразования банковских услуг?

— Традиционно цена банковской услуги не зависит от конкретного клиента, особенно в рознице, хотя рисковые характеристики очень разные. Если же научиться точно их различать, они могут быть учтены в ценообразовании продукта.

Впрочем, индивидуализация ценообразования уже есть. За счет большой конкуренции и расширения предложения на рынке банковских продуктов любой человек может найти для себя подходящие цену и уровень обслуживания. Хочешь большую ставку по депозитам — принимай на себя все риски, с этим связанные. Хочешь меньше рисков — обращайся в другой банк, но и ставка там будет поменьше.

Конечно, если говорить об индивидуальном подходе к ценообразованию, основанному на данных о взаимодействии клиента с банком, в этом направлении еще есть большой потенциал для развития.

Естественно, что уже сейчас клиенту предлагается определенный набор преференций, исходя из его активности в использовании определенных продуктов банка. Это, по сути, и есть неденежный способ индивидуализации, когда потребителю стараются показать некий понятный механизм достижения оптимальной цены услуги.

— С какими трудностями сталкиваются банки, когда они меняют традиционные бизнес-модели на онлайн-форматы?

— Есть ряд факторов, которые надо учитывать при переходе на новые форматы. Первый — инвестиции в ИТ. Нельзя поменять бизнес-модель «за копейки» и стать современным банком. Надо быть готовым вложить не один миллион долларов в программное обеспечение, инфраструктуру, центры обработки данных. Я в принципе считаю, что затрат на ИТ не существует, в ИТ можно только инвестировать — это сознательный отток денежных средств с получением эффекта в будущем, выраженного в деньгах, времени, качестве обслуживания.

Второй фактор — это время. Решения надо принимать быстро — тогда ты оказываешься на шаг впереди конкурентов. Я достаточно часто вижу, как инновации не идут потому, что конкурсная комиссия решила, что в тексте конкурсного предложения неправильно расставлены запятые, и отменила конкурс. Иногда хочется спросить банки — вы инновации хотите и прибыль увеличивать или запятые считать в документах?

В-третьих, большинство белорусских банков достаточно консервативно в отношении новейших технологий и финансовых инноваций. Банки слишком зациклены на оценке рисков и, как говорится, часто «за деревьями не видят леса», т.е. тех возможностей, которые приносят новые технологии.

Четвертый фактор, он же главный — специалисты. У нас мало людей, способных с нуля выстроить онлайн-бизнес. Приходится нанимать сотрудников из России, Европы. Но им нужна команда.

— Насколько существенны выгоды банков от развития онлайн-форматов?

— В первую очередь это рост прибыли. Посмотрите, те банки, которые наиболее активно работают в этом направлении, имеют более высокую, чем в среднем по отрасли, рентабельность вложенного капитала.

Это происходит за счет сокращения издержек на всех этапах обслуживания клиентов. Для примера, когда я пришел работать в банк в 2011 г., 8 девочек работало в отделе по пластиковым картам, их выдавали по 30–40 в день. Когда уходил в 2014-м — оставались те же 8 девчонок, которые обслуживали уже более тысячи карт в день. Рост производительности — в 20–30 раз! И это только на одном участке.

С помощью ИТ банки получают доступ к гораздо большему количеству клиентов, чем при развитии физической сети. Соответственно, увеличиваются продажи и доход. Банки, которые активно инвестируют в ИТ, много и зарабатывают.

— Насколько популярен сейчас интернет-банкинг у юридических лиц? Что сдерживает его развитие?

— Соотношение пользователей интернет-банкинга и клиент-банкинга примерно 1 к 10. Основная причина сопротивления — человеческий фактор.

Этими системами пользуются в первую очередь бухгалтеры, а они в целом довольно консервативный народ. Привыкнув к тому, что надо нажимать вот эту кнопочку, которой вдруг не оказалось на месте, они расстраиваются и просят вернуть «как было».

Конечно, кто-то может сказать, что текущие продукты дистанционного банковского обслуживания для юридических лиц в принципе неудобны. Позволю себе не согласиться с этим. Например, буквально на днях к нам обратился один из пользователей разработанного нами клиент-банкинга, который перешел на его новую версию. Было приятно получить развернутый отзыв, где отмечались как позитивные моменты, вроде повышения функциональности, «дружелюбия» к пользователю, корректности работы на разных операционных системах, так и направления для развития. Именно такие отзывы помогают нам понимать потребности клиентов и улучшать свои продукты. Мы убеждены, что в скором времени интернет-банкинг для юридических лиц станет такой же обыденностью, как сейчас — в потребительском секторе.

— Может ли оказаться, что платежные системы перестанут нуждаться в банках?

— Да. Но даже в мире это не произойдет в течение ближайших 10 лет, а в Беларуси — еще позднее.

— Какова вероятность, что у нас появятся платежные системы, которые станут серьезной альтернативой Visa и MasterCard? Есть ли перспективы у российских и союзных проектов в этой области?

— У нас есть национальная карточная платежная система — Белкарт. И она занимает значительную долю на рынке платежных систем. Это позволяет стране экономить на стоимости транзакций внутри страны.

Появление других систем, таких как American Express или Diners Club, в ближайшее время маловероятно — имеющиеся покрывают 99% потребностей клиента, поэтому банки вряд ли будут заводить сюда новые. Что касается перспективы российской платежной системы, то тут есть политическая воля, и я уверен, что этот проект состоится. Но пока есть только название — «Мир». Поэтому с интересом будем наблюдать за ее развитием.

— Как, по вашему мнению, будет решаться проблема тарифов на эквайринг для белорусских торговых организаций?

— Я за то, чтобы этот вопрос решался исключительно на рыночной основе. Есть разные банки-эквайеры, и у них достаточно гибкая ценовая политика. Да и сама проблема, как мне кажется, существует больше на страницах газет и в интернете. Тарифы на эквайринг составляют в большинстве случаев до 1,5%, и сам по себе этот бизнес для банка не является прибыльным — это скорее дополнительная услуга, которая предоставляется клиентам для удержания их на рассчетно-кассовом обслуживании.

Надо понимать, что комиссия за эквайринг имеет свою себестоимость — банку-эквайеру надо отдать часть комиссии платежной системе, которая обработала транзакцию, и банку-эмитенту карточки. И эта себестоимость около 1%. Те 0,5%, которые банк-эквайер оставляет себе, с трудом покрывают его расходы на процессинговый центр, персонал и другие расходы.

Поэтому я считаю, что проблемы нет, сам я использую наличные деньги только для такси (и то, предпочитаю ездить на тех машинах, где есть оплата картой) и чаевых. Те предприниматели, которые говорят о ее наличии, просто закрывают для себя широкий круг клиентов, которые не носят наличку в кошельке. Но это их проблемы, а не банков-эквайеров или регулятора.

— Не секрет, что многие держатели карточек используют их в основном для снятия наличных. Что нужно для расширения круга операций по карт-счетам широкого круга граждан?

— Подождать. То, что удобно, не надо продвигать специальными мерами. В Скандинавии наличный оборот составляет 15–20%. Мы, может, и не достигнем таких результатов в ближайшие три года, но количество белорусов, которые перестают снимать нал в день зарплаты, растет с каждым днем, в т.ч. благодаря различным банковским продуктам, которые сейчас предлагают привлекательные процентные ставки по остаткам на карт-счетах.

— Почему у нас неактивно открывают свои банки компании, которые работают с потребительским кредитованием?

— Пока в республике есть лишь один участник розничного рынка, способный вложить 25 млн. EUR в уставный капитал банка, — «Евроопт». И он такие инвестиции сделал.

Объем отечественного ритейла сегодня не позволяет появиться игрокам, которые оперировали бы подобными суммами. Посмотрите на мировые примеры: компания Apple выпустила платежную систему, такие концерны, как Volkswagen, BMW открывают свои банки, выходя из своей основной сферы деятельности в финансовую. Но это совершенно другой уровень. В реалиях Беларуси по-прежнему будет наблюдаться лишь кооперация ритейла и банков в сфере потребительского кредитования.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА