$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Новое лицо хозяйственных обществ-3: аффилированные лица и защита прав акционеров

15.08.2017

Продолжение. Начало в «ЭГ» № 58, 59

Продолжим рассмотрение проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам хозяйственных обществ», опубликованного на сайте Минэкономики для общественного обсуждения. Сегодня мы поговорим об аффилированных лицах, раскрытии информации и защите прав акционеров.

В Законе от 9.12.1992 № 2020-XII «О хозяйственных обществах» (далее – Закон № 2020-XII) предлагается уточнить состав аффилированных лиц и отношение к сделкам с их участием.

Так, планируется включить в число аффилированных лиц близких род­ст­венников представителя государства в хозяйственном обществе. Правда, он должен проводит политику государства и формировать свою позицию по различным вопросам по согласованию с органом владельческого надзора, но исходя из собственного мнения и суждения, а иногда и самостоятельно. Поэтому у него есть возможности и личное влияние на процесс принятия решений органами управления хозобщества. Но если сам представитель государства согласно ст. 56 Закона № 2020-XII является аффилированным лицом, то логично считать таковыми и его родственников (что на практике некоторые ОАО уже делают). Интересно, что государство в лице различных органов аффилированным лицом по-преж­нему не считается.

Предлагается установить точные сроки действий, связанных с операциями аффилированных лиц. Такие лица будут уведомлять о приобретенных ими акциях (долях) общества в 5-дневный срок (ст. 56), а раскрывать информацию о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность аффилированных лиц хозяйственного общества придется в 10-дневный срок (ст. 57), поскольку нынешние формулировки «незамедлительно» и «в возможно короткий срок, необходимый для совершения указанных действий» выглядят слишком аб­страктно. При этом аффилированные лица будут нести перед обществом ответственность в случае причинения имущественного ущерба в результате не­представления или несвоевременного представления информации. Правда, в зарубежной практике ущерб в основном связан с манипуляциями на фондовом рынке, что у нас пока почти нереально. Но в перспективе всякое может случиться.

Кроме того, конкретизируется период для определения взаимосвязанности сделок с однородными обязательствами, совершаемых с участием одних и тех же лиц. Если сейчас такой период определяется уставом, то согласно законо­проекту он будет составлять 12 месяцев, если иной срок не предусмотрен уставом хозяйственного общества. Это даст компаниям ориентир для решения данного вопроса, но не избавит от возможных манипуляций: если соответствующий период будет установлен слишком коротким, это позволит вывести из-под контроля многие операции.

Не потребуется решения о совершении сделок с заинтересованностью аффилированных лиц при передаче участниками имущества в собственность общества, не влекущего увеличение уставного фонда, а также при приобретении акций по решению общества или по требованию акционеров, по­скольку существенные условия продажи акций определены ранее решением собрания.

Информация

Отличительная особенность законо­проекта – попытка разрушить традиционную информационную закрытость белорусских открытых акционерных об­ществ. Поэтому здесь много внимания уделяется раскрытию большего объема информации и ее доступности для ин­весторов.

Например, в перечень документов хозяйственного общества включены уведомления о заключенных акционерных соглашениях (договорах об осуществлении прав участников ООО), списки лиц, заключивших такие соглашения (договоры), а также судебные решения по спорам, связанным с созданием хозобщества, управлением им или участием в нем.

В ст. 64 Закона № 2020-XII установлено право участников требовать предоставления информации, содержащейся в документах хозяйственного общества. Но право на ознакомление с документами бухгалтерского учета и бухгалтерской (финансовой) отчетности (книгой учета доходов и расходов), а также с протоколами заседаний совета директоров (наблюдательного совета) и коллегиального исполнительного ор­гана ограничено. Такую информацию вправе получить участники, являющиеся в совокупности владельцами 10 и более процентов акций (долей) хозобщества, если уставом не предусмотрен меньший предел. При этом акционеры смогут в порядке, определенном уставом, ознакомиться с такой информацией непосредственно в обществе либо получить ее в течение 10 дней со дня предъявления соответствующего требования по­средством связи или иными обеспечивающими ее подлинность способами, установленными уставом или соответствующими локальными нормативными правовыми актами об­щества.

В ст.ст. 86 и 110 Закона № 2020-XII устанавливается, что, если аудит по требованию акционеров, являющихся в совокупности владельцами 10 и более процентов акций общества, не проведен в течение 20 дней с даты предъявления этого требования, не приняты меры по проведению аудита, указанные акционеры вправе выступить заказчиками аудита. Напомним, при этом акционеры вправе сами выбрать аудиторов и взыскать с АО расходы на проведение аудита.

Важная деталь: планируется обязать ОАО в течение месяца после проведения годового общего собрания акционеров публиковать для всеобщего сведения стратегию развития в печатных СМИ или на своем сайте. Предполагается, что это будет важно для акционеров и потенциальных инвесторов. Однако тут возможны сложности: далеко не все ОАО имеют стратегию развития, их руководство иногда не способно ее сформулировать, а порой менее всего заинтересовано выставлять на всеобщее обозрение свои бизнес-идеи и долгосрочные планы (если они и имеются). И если до сих пор затруднительно обепечить публикацию годовой отчетности ряда ОАО, то с публикацией стратегий, пожалуй, проблем будет еще больше.

В Принципах корпоративного уп­равления ОЭСР к основным элементам раскрываемой информации ком­пании, чьи акции обращаются на открытом рынке, относятся:

финансовые и хозяйственные показатели;

структура собственности и голосования в компании;

политика в отношении вознаграждений;

сделки со связанными лицами;

структура и политика в области управления;

следование кодексу корпоративного управления;

вознаграждения членов совета директоров и основных руководителей (индивидуально);

финансовая помощь, в т.ч. гарантии, полученная от государства, и данные обязательства (особенно для госпредприятий).

Право на закрытость

Ряд поправок касается закрытых акционерных обществ. Планируется от­менить для них ограничения по количеству акционеров (в настоящее время – не более 50), а также обязательность преимущественного права покупки акций, отчуждаемых акционерами. Эту возможность можно лишь предусмотреть в уставе. Таким образом, фактически устраняются барьеры функционирования АО, которые в реальности являются непубличными и не пытаются привлекать инвестиции посредством выпуска акций. С их ранее выпущенными акциями не совершаются сделки, не рассчитывается рыночная стоимость, но таким ОАО приходится соблюдать требования по раскрытию информации, соблюдению правил корпоративного управления и т.п.

С принятием поправок в Закон № 2020-XII такие компании могут избавиться от обременительных и ненужных им требований. В РФ эту проблему решили путем разделения компаний на «публичные» и «непубличные». У нас же законопроект позволит ОАО с любым количеством акционеров самостоятельно изменить свой статус, если они не заинтересованы в публичности и не стремятся к активному привлечению инвестиций. Напомним, изменение статуса АО не будет считаться реорганизацией. Учитывая, что на 1 января т.г. в республике из 4628 акционерных обществ 2387 были открытыми, а рыночные цены в 2016 г. рассчитывались по акциям лишь 63 ОАО, можно предположить, что предлагаемой возможностью воспользуется немало компаний.

Защита акционеров

Акционеры – владельцы привилегированных акций согласно проекту могут получить право голоса на общих собраниях акционеров при принятии решений не только о реорганизации и ликвидации АО, но и об изменении его вида и внесении в устав изменений и (или) дополнений, ограничивающих их права. При этом решение о внесении в устав подобных поправок будет приниматься большинством не менее 3/4 голосов акционеров – владельцев простых и не менее 3/4 голосов акционеров – владельцев привилегированных акций, участвующих в собрании акционеров.

В проекте устанавливается 3-летний срок давности для получения дивидендов (если больший срок не установлен уставом). По истечении такого срока объявленные и невостребованные дивиденды восстанавливаются в составе нераспределенной прибыли, а обязанность по их выплате прекращается. Предлагается также установить, что при отчуждении участником ООО своей доли (части доли) одному или нескольким его участникам придется получить со­гласие других участников, если иное не предусмотрено уставом (ст. 97 Закона № 2020-XII и ст. 92 ГК). Порядок получения такого согласия должен быть определен уставом.

Кроме того, в ст. 72 Закона № 2020-XII уточнены случаи, когда АО не вправе выплачивать дивиденды (если они уже начислены). При этом подчеркивается, что в случае прекращения таких обстоятельств дивиденды должны быть вы­плачены.

В законопроекте предусмотрены и другие меры, направленные на защиту прав участников хозобществ. Например, ст. 52 Закона № 2020-XII планируется дополнить нормой, позволяющей оспаривать в суде решения совета директоров как его члену, не участвовавшему в голосовании или голосовавшему против принятия решения, так и участнику общества, если данное решение принято с нарушением требований законодательства либо устава или нарушены права и/или законные интересы этих лиц. Впрочем, суд сможет оставить в силе оспариваемое решение, если мнение члена совета директоров не могло повлиять на результаты голосования, если исполнение решения не повлекло за собой причинение убытков предприятию или участнику либо нарушения и их негативные последствия окажутся несущественными. При этом законодатели не уточнили, какой уровень существенности тут предполагается или как его определить.

Справка «ЭГ»

В настоящее время АО, эмитенты облигаций, профучастники рынка цен­ных бумаг раскрывают ежеквартальную и годовую отчетность о результатах финансово-хозяйственной деятельности, информацию о существенных фактах (крупные сделки, сделки с заинтересованностью, реорганизация и т.д.), а также сведения о совершении сделок с крупными пакетами акций (ст.ст. 55–59 Закона «О рынке ценных бумаг»).

Указанная информация предоставляется регулятору (органам Минфина) и раскрывается публично в порядке и в сроки, определенные Инструкцией о порядке раскрытия информации на рынке ценных бумаг, утв. постановлением Минфина от 13.07.2016 № 43. Однако до сих пор какой-либо ответственности за нарушение этих требований в белорусском законодательстве прямо не предусмотрено.

По данным «ЭГ», в проекте закона о внесении изменений и дополнений в КоАП и ПИКоАП предполагается установить, что нарушение установленных законодательством сроков раскрытия информации на рынке ценных бумаг повлечет предупреждение или наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин (п. 2 ст. 11.10 КоАП). О полноте и достоверности такой информации, а также иных сведениях, предусмотренных Законом «О хозяйственных обществах», здесь не упоминается.

Для сравнения: в России непредставление или нарушение участниками рын­ка ценных бумаг порядка и сроков пред­ставления информации, предусмотренных законодательством, а также пред­ставление информации не в пол­ном объеме, и (или) недостоверной ин­формации, и (или) вводящей в заблуждение информации, если эти действия (без­действие) не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет штраф на должностных лиц в размере от 20 тыс. до 30 тыс. RUB, на юридических лиц – от 500 тыс. до 700 тыс. RUB, а нераскрытие или неполное или искаженное раскрытие такой информации – от 30 тыс. до 50 тыс. и от 700 тыс. до 1 млн. RUB соответственно (п. 1 ст. 15.19 КоАП РФ).

Автор публикации: Валерий РАЦЕЕВ