$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Инвестиции

Новая субсидиарная политика

13.05.2016

Практика рассмотрения экономическими судами дел о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом, в Беларуси будет расширяться. Это существенно увеличивает риски предпринимателей и руководителей.

Обсудив результаты изучения и обобщения практики рассмотрения подобных дел, Президиум Верховного Суда РБ в постановлении от 27.04.2016 № 2 отметил, что точное и единообразное соблюдение экономическими судами норм законодательства, предусматривающих возложение ответственности по обязательствам должника на иных лиц, является гарантией защиты прав и законных интересов кредиторов, способствует созданию благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности.

Количество дел о субсидиарной ответственности постоянно возрастает, но ВС считает, что этого недостаточно. Так, не в полной мере соответствует предъявляемым требованиям рассмотрение дел о субсидиарной ответственности по первой инстанции. В результате в 2014–2015 гг. отменено или изменено свыше 25% решений из числа пересмотренных в апелляционном и кассационном порядке.

В случаях выявления оснований для возложения ответственности по обязательствам должника на иных лиц экономические суды не всегда способствовали привлечению их к субсидиарной ответственности. Иногда необоснованно выносились определения о завершении ликвидационного производства по делу о признании должника банкротом при наличии оснований для подачи антикризисным управляющим иска о привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности. Порой экономические суды не привлекали к участию в деле всех ответчиков, на которых по обязательствам должника возможно возложение субсидиарной ответственности в солидарном порядке, отмечает ВС.

Не все экономические суды принимали предусмотренные законом меры по обеспечению полноты и всесторонности исследования обстоятельств, имеющих значение для принятия решения о привлечении лиц к субсидиарной ответственности. По некоторым делам не выяснялся вопрос о наличии у должника имущества, за счет которого подлежали удовлетворению требования кредиторов, а в случаях его выявления – не всегда решался вопрос о приостановлении производства по делу на основании абз. 2 ст. 145 ХПК.

Некоторыми экономическими судами допускались ошибки при определении размера субсидиарной ответственности, что приводило к отмене судебных постановлений судами апелляционной и кассационной инстанций.

Поэтому Президиум ВС призвал экономические суды обеспечить строгое соблюдение законодательства о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом. При этом предлагается не допускать завершения ликвидационного производства по делу о банкротстве при наличии оснований для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на других лиц, активнее использовать предоставленное ч. 5 ст. 60 ХПК право по своей инициативе привлекать к участию в деле других ответчиков, на которых по обязательствам должника возможно возложение субсидиарной ответственности в солидарном порядке. Необходимо учитывать, что такое привлечение допускается, когда правовые и фактические основания иска в отношении соответчиков являются общими (ч. 2 ст. 60 ХПК).

ВС обратил внимание экономических судов, что производство по делу о субсидиарной ответственности приостанавливается на основании абз. 2 ст. 145 ХПК при невозможности определить размер ответственности ввиду неполной реализации антикризисным управляющим по делу о банкротстве имущества должника, включая дебиторскую задолженность, наличия сведений о находящемся у третьих лиц имуществе должника, подлежащем включению в конкурсную массу по делу о банкротстве, и его реализации, а также наличия неразрешенных жалоб кредиторов и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, на действия антикризисного управляющего по формированию реестра требований кредиторов.

При определении размера субсидиарной ответственности экономическим судам следует учитывать требования как включенные в реестр требований кредиторов, так и подлежащие удовлетворению вне очереди (ч. 5 ст. 11, ч. 4 ст. 90 Закона «Об экономической несостоятельности (банкротстве)»). Суммы, не указанные в реестре или перечне внеочередных платежей, приложенных антикризисным управляющим к своему отчету по итогам ликвидационного производства, по делу о субсидиарной ответственности взысканию не подлежат.

Никто не избегнет привлечения

Новое постановление Президиума Вер­ховного Суда обозначило новую веху в развитии правоприменительной практики по привлечению к суб­сидиарной ответственности. Здесь не только закрепляет­ся фак­тически сложившаяся прак­тика, но и создается тренд на ужесточение.

Виталь КОЛЕДА, кандидат юридических наук, адвокат

Сложившаяся до сих пор судебная практика по принципу «нет банкротства без субсидиарной ответственности» и так была достаточно жесткой. Вопрос ответственности директора по обязательствам предприятия при наличии долгов перед бюджетом можно фактически было заранее считать решенным. Но, оказывается, этого недостаточно. Президиум ВС констатировал необходимость более тщательной работы по способствованию в выявлении лиц для привлечения их к субсидиарной ответственности.

Вполне возможно, что указание «более активно использовать предоставленное ч. 5 ст. 60 ХПК право по своей инициативе привлекать к участию в деле других ответчиков, на которых по обязательствам должника возможно возложение субсидиарной ответственности в солидарном порядке» повлечет тренд на привлечение к субсидиарной ответственности не только директоров, но и главных бухгалтеров, а также учредителей, которые пока находились вне зоны риска.

Следует иметь в виду, что срок исковой давности по делам о привлечении к субсидиарной ответственности составляет 10 лет. Поэтому не исключено, что должностные лица и учредители, уже вычеркнутые из реестра предприятий-­банкротов, в скором времени получат повестки в суд по делам «давно минувших дней» – благо все законные основания для этого есть.

Несомненно, ужесточение практики привлечения к субсидиарной ответственности не замедлит сказаться на бизнес-климате в стране. В результате тенденции по включение в состав учредителей фиктивных лиц, а также найм номинальных директоров даже в реально действующих фирмах будут лишь усиливаться. Одновременно существенно снизится уровень деловой инициативы в малом и среднем бизнесе. Все меньше будет желающих попробовать себя в роли предпринимателя. Также, на наш взгляд, будет устранено само понятие предпринимательского риска как неотъемлемой части предпринимательской деятельности.

Насколько эти негативные тенденции смогут быть перекрыты плюсами от неотвратимости привлечения к субсидиарной ответственности, судить сложно. Практика и дальнейший ход событий покажут, какая точка зрения более обоснована.

Между тем до сих пор не решена проблема с ответственностью по долгам фирмы лиц, фактически осуществлявших контроль над организацией: учредителей, не занимающих каких-либо должностей в ее штате, но фактически управляющих фирмой, или «теневых», неформальных учредителей. В результате на практике к ответственности привлекаются люди, являющиеся не конечными бенефициарами компаний, а просто наемными работниками. Вся их вина заключается в том, что они в силу каких-то обстоятельств не смогли отказать формальным либо неформальным учредителям в том, чтобы числиться директором, подписывающим документы, но не принимающим реальные управленческие решения.

На наш взгляд, оптимальным было бы уменьшить сроки исковой давности по искам о привлечении к субсидиарной ответственности и одновременно закрепить механизм привлечения к ответственности по долгам фирмы лиц, фактически управляющих организациями. Кроме того, следует активно применять понятие предпринимательского риска для освобождения от субсидиарной ответственности. При этом должны освобождаться от ответственности перед долгами в бюджет учредитель и/или директор, если будет доказано (пусть даже с переложением бремени доказывания на ответчика), что в результате сделки, повлекшей возникновение неисполненного налогового обязательства, сами они прямо или косвенно не получили какой-либо имущественной выгоды.

Однако принять такие решения может только государство. А оно сегодня настаивает, что по долгам бизнеса придется отвечать все большему кругу лиц.

Сложившаяся до сих пор судебная практика по принципу «нет банкротства без субсидиарной ответственности» и так была достаточно жесткой. Вопрос ответственности директора по обязательствам предприятия при наличии долгов перед бюджетом можно фактически было заранее считать решенным. Но, оказывается, этого недостаточно. Президиум ВС констатировал необходимость более тщательной работы по способствованию в выявлении лиц для привлечения их к субсидиарной ответственности.

Вполне возможно, что указание «более активно использовать предоставленное ч. 5 ст. 60 ХПК право по своей инициативе привлекать к участию в деле других ответчиков, на которых по обязательствам должника возможно возложение субсидиарной ответственности в солидарном порядке» повлечет тренд на привлечение к субсидиарной ответственности не только директоров, но и главных бухгалтеров, а также учредителей, которые пока находились вне зоны риска.

Следует иметь в виду, что срок исковой давности по делам о привлечении к субсидиарной ответственности составляет 10 лет. Поэтому не исключено, что должностные лица и учредители, уже вычеркнутые из реестра предприятий-­банкротов, в скором времени получат повестки в суд по делам «давно минувших дней» – благо все законные основания для этого есть.

Несомненно, ужесточение практики привлечения к субсидиарной ответственности не замедлит сказаться на бизнес-климате в стране. В результате тенденции по включение в состав учредителей фиктивных лиц, а также найм номинальных директоров даже в реально действующих фирмах будут лишь усиливаться. Одновременно существенно снизится уровень деловой инициативы в малом и среднем бизнесе. Все меньше будет желающих попробовать себя в роли предпринимателя. Также, на наш взгляд, будет устранено само понятие предпринимательского риска как неотъемлемой части предпринимательской деятельности.

Насколько эти негативные тенденции смогут быть перекрыты плюсами от неотвратимости привлечения к субсидиарной ответственности, судить сложно. Практика и дальнейший ход событий покажут, какая точка зрения более обоснована.

Между тем до сих пор не решена проблема с ответственностью по долгам фирмы лиц, фактически осуществлявших контроль над организацией: учредителей, не занимающих каких-либо должностей в ее штате, но фактически управляющих фирмой, или «теневых», неформальных учредителей. В результате на практике к ответственности привлекаются люди, являющиеся не конечными бенефициарами компаний, а просто наемными работниками. Вся их вина заключается в том, что они в силу каких-то обстоятельств не смогли отказать формальным либо неформальным учредителям в том, чтобы числиться директором, подписывающим документы, но не принимающим реальные управленческие решения.

На наш взгляд, оптимальным было бы уменьшить сроки исковой давности по искам о привлечении к субсидиарной ответственности и одновременно закрепить механизм привлечения к ответственности по долгам фирмы лиц, фактически управляющих организациями. Кроме того, следует активно применять понятие предпринимательского риска для освобождения от субсидиарной ответственности. При этом должны освобождаться от ответственности перед долгами в бюджет учредитель и/или директор, если будет доказано (пусть даже с переложением бремени доказывания на ответчика), что в результате сделки, повлекшей возникновение неисполненного налогового обязательства, сами они прямо или косвенно не получили какой-либо имущественной выгоды.

Однако принять такие решения может только государство. А оно сегодня настаивает, что по долгам бизнеса придется отвечать все большему кругу лиц.