$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

НЕЗНАНИЕ ЗАКОНОВ НЕ ЗАЩИЩАЕТ ОТ МАКРОЭКОНОМИКИ

29.07.2011

Сегодня многим, далеким от экономической науки людям, становится очевидно, что несмотря на желание идти «своим путем», Беларусь, как и другие страны, подчиняется действию объективных законов макроэкономики. О том, к чему ведет их игнорирование, рассуждает доктор экономических наук, профессор Иван ЛЕМЕШЕВСКИЙ.

Еще недавно ученым приходилось приводить массу аргументов, предупреждая о грозящих макроэкономических дисбалансах и стратегических разрывах. Но картинка благополучной динамики позволяла не слышать эти предупреждения. Теперь же последствия административного управления экономикой стали очевидны. Инфляция и девальвация в республике побила мировые рекорды. Экономисты оказались в положении «санитарного врача», прозевавшего симптомы наступающей эпидемии.

Впрочем, пророков и экспертов в Беларуси теперь стало заметно больше. Сколько их — столько и мнений. Пока одни стыдливо ищут синонимы слова «кризис», другие находят ему оправдание. Так, кто-то видит причину инфляции в росте денежных доходов населения, не замечая, что у многих белорусов уровень потребления и в прошлом-то году был ниже минимального потребительского бюджета. Кто-то ссылается на якобы низкую норму сбережений населения, неосторожную кредитную эмиссию, снижение конкурентоспособности отечественной экономики.

Мнений много, а страна одна. И каков диагноз — таковы будут лечение и ближайшие перспективы. На мой взгляд, чтобы адекватно реагировать на происходящее, нужно сначала признать: мы имеем дело с системным экономическим кризисом, давно вызревавшим и теперь обретшим открытую форму. Дело не во временном сбое на валютном рынке, спровоцированном несознательными автолюбителями или коварными империалистами. Можно посмеяться над внезапным ажиотажным спросом на сахар, доллары или муку, но он всегда экономически обоснован. Очередной внешний кредит не восстановит утраченный блеск белорусской модели хозяйствования.

Что нас ждет? С одной стороны, есть практика, желания и обещания, а с другой — объективные закономерности. В соответствии с законом теории систем ближайшее будущее экономики Беларуси мы выбрали давно. Теперь поле для маневра предельно ограничено.

В любой стране будущее национальной экономики закономерно предопределяется «точками», заданными сложившимся трендом экономического развития, изменить который сложно. Теперь, в худших условиях, придется рассчитываться со старыми долгами и набирать новые. Вряд ли удастся остановить печатный станок, административное выделение льгот, кредитов, преференций и субсидий для предприятий-иждивенцев и «политических фабрик», социальный патернализм и гонку за показателями.

Сила инерции экономической системы будет определять базовый сценарий — «будет плохо и долго». Наилучший вариант, если к этому добавится «возможное улучшение в отдаленной перспективе», за которое не надо принимать сезонное снижение цен на огурцы.

Этим и объяснялась растерянность властей, столкнувшихся со штормом на валютном и товарном рынках. Но объяснять народу суть происходящего и планы решения проблем, как советовал МВФ, власти не сочли нужным.

В соответствии с законом теории систем бюрократия генетически не способна реализовать мероприятия, которые противоречат ее духу и интересам. Нейтрализовать это противоречие может лишь встроенный защитный механизм, а лучше — иная институциональная система, т.е. культурная и правовая среда, конкуренция, ограничение бюрократического консерватизма и, одновременно, преемственность в управлении.

Сегодня никто не станет оспаривать: безрассудно и опасно назначать бывшего уголовника воспитателем в женское общежитие. Точно так же непродуктивно поручать проводить ревизию и исправление финансовой, денежной и других важнейших подсистем белорусской экономики чиновникам, построившим карьеру на попрании элементарных принципов рыночной экономики. Не случайно конструктивные оценки ситуации дают сегодня лишь независимые эксперты. В соответствии с упомянутым законом теории систем белорусская экономическая модель воспримет лишь те изменения, которые не противоречат ее природе. Например, осенью 1994 г. была принята антикризисная программа, которая оказалась невыполненной. Та же судьба постигла принятую в марте 1998 г. программу стабилизации, предусматривавшую ряд институциональных преобразований. В итоге вплоть до 2001 г. существовали множественность валютных курсов, неограниченное покрытие дефицита бюджета за счет эмиссии Нацбанка, отрицательные процентные ставки. Все это заметно раскрутило теневую экономику, позволило кое-кому сбить приличные капиталы. Частичные изменения произошли лишь под давлением МВФ и России.

Меньше повезло рекомендациям МВФ в 2009–2010 гг., хотя они были приняты правительством и Нацбанком в качестве международных обязательств. Но эти рекомендации по своей природе противоречили белорусской модели стимулирования «антикризисного роста» и денежно-кредитной политики. Чиновники, похоже, уверены, что победителей, отчитавшихся за плановый рост ВВП, не судят.

Наши ближайшие и отдаленные соседи вышли из рецессии 2008–2009 гг., где-то сбросили старые организационные «одежки» и институционально модернизировались, вполне ожидаемо активизировали обновление основного капитала и реализацию инновационных проектов. Мы же до предела измотали свой экономический потенциал и понизили кредитный рейтинг страны, остались без разрекламированной «подушки безопасности». Стареющее и сокращающееся население получило рост внешнего долга страны. Между тем внешние заимствования в большей степени работают на чужую, а не на отечественную экономику. В итоге отрицательное сальдо торгового баланса побило все рекорды. За 2,2 года национальная валюта с 2200 Br/USD опустилась до официальных 5100, а в реальности — куда ниже.

На внутреннем продуктовом рынке нет конкуренции, но нет и антимонопольного контроля. Готовность правительства не мешать рынку олигополий определить новую «равновесную цену» товаров и белорусского рубля привела к обесценению рублевых сбережений населения и оборотных средств предприятий. В той же мере возрос груз обязательств для тех, кто неосмотрительно взял валютные кредиты. В совокупности население Беларуси потеряло в эквиваленте около 6–7 млрд. USD. В разы сократился ВВП страны в долларовом эквиваленте, стоимость рабочей силы обесценилась до уровня Египта.

Резкое снижение уровня жизни населения сокращает внутренний спрос и негативно влияет на экономический рост. Снижение заработков усилит отток за границу креативных специалистов — врачей, ученых, а также строителей и т.п. Экспорт тут мало поможет: рост цен, синхронный с девальвацией, лишает отечественных производителей даже временных конкурентных преимуществ. При сорванных экономических «якорях» ничего не «светит» и дотируемым экспортерам. Лишь часть ВВП перераспределится в пользу экспортеров сырья. При неизменной фискальной и денежной политике легко прогнозируем очередной всплеск инфляции, рост внешней задолженности.

Чтобы исключить возникновение подобных угроз, нужны системные изменения. Во-первых, нужно признать, что культивируемые методы административного экономического роста полностью себя исчерпали. Во-вторых, что экономика в нынешнем виде исчерпала свои резервы стабильности. Если кто-то не согласен — пусть назовет 5 отличий нашей экономики от советской. Нужно объективно оценить, что придавало устойчивость отечественной экономике до сих пор и когда эти факторы были утрачены. Теперь нужно искать новые точки опоры.

В-третьих, искаженные инфляцией параметры роста уже давно не отражают реальной ситуации в белорусской экономике. К тому же у нее есть разные показатели — контрциклические, проциклические, предкризисные и т.п. Почему они проигнорированы? Ведь полноценная информация обязательно должна предшествовать позитивному анализу. Поэтому стране необходима соответствующая аналитическая служба. К примеру, в ФРГ общее заключение о состоянии национальной экономики, ежегодно представляемое народу и парламенту страны, вносит независимый национальный экономический совет, состав которого регулярно обновляется.

Так что дело не ограничивается состоянием белорусского рубля и валютным регулированием.