$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Социум

Нестандартное финансирование

22.03.2016

В Беларуси развивается такой тип краудфандинга, как «деньги в обмен на вознаграждение».

Краудфандинг – «финансирование толпой» – позволяет воплотить в жизнь любую, даже самую безумную идею, если это кому-нибудь нужно. Эта схема становится особенно популярной во времена экономической нестабильности. Опытом ор­ганизации финансирования по прин­ципу «общей кассы» делится с «ЭГ» директор по развитию первой в Беларуси краудфандинговой платформы «Улей» Эдуард БАБАРИКО.

– Эдуард, так что же такое краудфандинг – хождение с протянутой рукой или поиск единомышленников?

– Краудфандинг предполагает, что деньги на финансирование проекта поступают не из одного источника (фонд, банк, коммерческая организация), а от микроинвесторов, обычных людей. Краудфандинг никогда не был «хождением с протянутой рукой», это скорее общественный договор, в рамках которого удовлетворяются интересы всех сторон.

Краудфандинг делится на несколько типов в зависимости от того, на каких условиях люди финансируют проекты: благотворительность, вознаграждение, кредитование, получение доли. Люди, финансирующие благотворительность, объединяют бизнес-ресурсы на безвозмездной основе для реализации социально значимых проектов, направляя деньги на лечение/реабилитацию людей, ликвидацию последствий стихийных бедствий и т.п. При этом инвесторы ничего не ждут взамен, кроме морального удовлетворения. Те, кто ждет вознаграждения, больше заинтересованы в конечном результате проекта. Это фактически модель предварительного заказа какого-то продукта (книга, фильм, музыкальный альбом и т.д.), который потом получат те, кто в него «вложился». Крауд-­кредитование занимает около 50% рынка краудфандинга и не имеет практически никаких отличий от банковского кредитования, только вместо одного заемщика автор проекта получает кредитование от сотен или тысяч людей в виде микрокредитов под процент, зачастую назначаемый им самим. Такие площадки сейчас активно развиваются в Великобритании. Крауд-инвестинг предполагает деньги в обмен на долю в компании. Фактически автор проекта приобретает совладельцев, которые финансируют проект в суммах от 5–10 до нескольких тысяч USD.

Два последних типа краудфандинга в каком-то смысле системообразующие и хорошо развиваются именно в Европе. В Америке более жесткое ин­вестиционное законодательство. Но там в 2012 г. был принят законопроект JOBS Act (Jumpstart Our Business Startups Act), позволяющий стартап-компаниям собирать до 1 млн. USD небольшими суммами от частных лиц. Беларусь и Россия пока где-то в хвосте этого процесса.

– Какой тип краудфандинга востребован на нашем рынке?

– Наша площадка пока занимается преимущественно вторым типом краудфандинга – «деньги в обмен на вознаграждение». Стандартная модель поиска средств примерно такая: у автора появляется идея, он ищет ресурсы, производит товар/услугу, выводит свой продукт на рынок и постфактум получает информацию о том, нужен этот товар рынку или нет. Краудфандинг упрощает эту схему: вместо того, чтобы искать ресурсы у кого-то, автор может узнать у потенциальных потребителей, нужно ли им то, что он собирается делать. Если идея интересна конечному потребителю, автор получает финансирование непосредст­венно от своего заказчика. Если же идея не интересна, автор остается «при своих», может переосмыслить ее и презентовать в новой форме.

На данный момент у нас 15 различных проектных категорий, куда входит в т.ч. категория «социальные проекты».

– Как оценивается объем рынка краудфандинга?

– Краудфандинг начал акти­вно развиваться с 2009 г., когда стали появляться профессиональные площадки. Сегодня это не единичные явления, а полноценный биз­нес. Сейчас в мире сотни таких площадок, в России – около 10, популярных – 2 (если не считать Яндекс.Деньги), в Беларуси – одна.

В 2015 г. общий объем финансирования краудфандинговых площадок достиг почти 35 млрд. USD. В прошлом году этот рынок перерос по объему рынок «ангельских» инвестиций (примерно 25 млрд. USD), существующий с 70-х годов, и приблизился к рынку венчурных инвестиций (47–50 млрд. USD).

Сегодня краудфандинговым платформам доверяют больше, поскольку это еще и новый качественный уровень предприятия, где потребитель идеи всегда находится на связи с автором и может влиять на конечный результат. В любом случае вокруг крауд-проекта образуется сообщество.

– Какие проекты могут быть поддержаны с помощью краудфандинга?

– По статистике крупнейшей в мире американской краудфандинговой площадки Kickstarter, которая привлекла в свои проекты за 6 лет работы более 2 млрд. USD (за последний год – 1 млрд. USD), разнообразие колоссальное: фильмы и видео, ремесло, искусство, коммерческие, инноваци­онные и технологические проекты и т.д.

Кстати, в Америке с помощью краудфандинга не очень активно финансируются социальные проекты, для этого там существуют специализированные площадки. А вот в Рос­сии социальные проекты под­держиваются наиболее ак­ти­вно. У нас авторы подобных проектов также рассмотрели преимущества краудфандинга. На платформе «Улей» доля социальных проектов составляет 25%.

– Как краудфандинг влияет на социум и экономику?

– Краудфандинговые площадки помогают авторам проектов реализовать любые идеи. Возможно, они стимулируют развитие экономики, т.к. барьер входа на площадку очень и очень низкий. Любой желающий – от студента до пенсионера – может получить здесь финансирование. Краудфандинг позволяет инвесторам уйти от навязанного прогресса и влиять на будущее, выбирая то, что должно появиться завтра. Краудфандинг – это новые возможности для молодежи и студенчества. Сейчас «Улей» совместно с БГУ организует 3-месячную школу обучения краудфандингу. По статистике в 2014 г. благодаря краудфандинговым компаниям было создано 300 тыс. новых рабочих мест, но эксперты говорят о том, что с учетом роста объема рынка к 2020 г. рабочие места будут исчисляться десятками миллионов.

– В нашем законодательстве ни о каком краундфандинге речь не идет. Эта бизнес-модель у нас развивается сама собой, без необходимой нормативной базы?

– Действительно, в белорусских правовых актах нет такого понятия. Поэтому перед юри­стами стояла непростая задача: адаптировать модель краудфандинга под наши реалии так, чтобы общая суть механизма не изменилась, но он соответствовал законодательству страны.

На каких основаниях физическое лицо может привлекать деньги от большого числа спонсоров с целью реализации проектов различной направленности? В нашем случае решением был договор дарения, который заключается между автором проекта и спонсором и акцептуется в момент перечисления денег. Данный договор вступает в силу только в том случае, если автору проекта удается собрать всю необходимую сумму в определенный срок. В противном случае деньги в полном объеме возвращаются спонсорам.

– Есть ли у проекта парт­неры?

– Наш банк-партнер, «Бел­газпромбанк», разработал под краудфандинговую площадку процессинговую систему, которая осуществляет учет, перечисление и возврат средств кредиторам в случае неуспеха проекта. ИТ-партнер помог нам в течение 2 месяцев выйти на рынок.

Самое интересное, на мой взгляд, заключается в том, что с нами работает именно банк. Часто говорят, что банки в привычном для нас виде через какое-то время перестанут существовать. Интернет предлагает более эффективные децентрализованные схемы перераспределения финансовых ресурсов, к которым относится и краудфандинг. Смелая позиция «Белгазпромбанка», безусловно, заслуживает уважения: вместо того, чтобы цепляться за привычный рынок, банк увидел перспективы в формировании и развитии нового.

– Проекту пока нет и года, но, может быть, уже известны предварительные финансовые результаты?

– На сегодня конверсия составляет 50 тыс. USD от 2,2 тыс. инвесторов. Средний чек – примерно 23 USD. Для сравнения: американские площадки привлекают от одного спонсора приблизительно 30 USD, российские – около 20 USD. Уровень успешности у нас в среднем – 40%, а по социальным проектам – 60%. Другими словами, каждый второй проект собирает изначально заявленную сумму. На социальные некоммерческие проекты люди откликаются активнее. Популярнее других – темы «музыка», «литература» и «социальные проекты». На данный момент с нашей помощью профинансирован 31 проект.

– На каких принципах строится работа площадки?

– Мы предоставляем бес­платное использование нашего сервиса (юридическая база, веб-инструменты, процессинг) всем авторам проектов – от начала осмысления идеи до проведения маркетингового иссле­дования, проработки идеи, под­готовки крауд-компании, ее ведения. То есть имеется поддержка «на полном цикле». При этом действует принцип «все или ничего»: если автор выходит на площадку и просит 10 тыс. USD на реализацию идеи, но его усилий оказывается недостаточно для при­влечения этой суммы, все деньги возвращаются. Таким образом, спонсоры страхуются от того, что проект не будет реализован. В случае успеха площадка получает комиссию, которая (вместе с комиссией бан­ка) сейчас составляет 12%. Исследуя наш рынок, мы при­шли к выводу, что сегодня максимальный бюджет одного проекта может быть 50 тыс. USD, но, скорее всего, эта планка будет постепенно подниматься.

– Какие требования пла­тформа предъявляет к авторам проектов?

– Они должны быть гражданами Беларуси или иметь вид на жительство, а также быть совершеннолетними. Автор под­писывает с банком договор на сбор, хранение и получение денежных средств и договор с «Ульем» на размещение проекта на сайте Ulej.by. Так как речь идет о прямом взаимодействии с банком, нужно пройти идентификацию в офисе «Улья» или в любом отделении «Белгазпромбанка». Иных требований к автору проекта нет.

– Сколько времени в среднем занимает крауд-­кампания? Можно ли ее про­длить, если требуемую сум­му собрать не удалось?

– Обычно эффективная крауд-кампания длится от 30 до 60 дней. Если за этот период не удается привлечь необходимое финансирование, значит, что-то не так либо с самим проектом, либо с его позиционированием, либо с маркетинговым планом. Про­д­лить срок сбора средств по правилам площадки невозможно.

– Краудфандинг помогает собрать только стартовые сре­дства или автор может при­влекать деньги постоянно?

– Краудфандинг прекрасно подходит для создания нового продукта. В большинстве случаев его используют, когда есть полезная обществу идея, но нет средств на ее реализацию. Привлекать деньги на постоянной основе не получится, т.к. каждая крауд-кампания имеет свои сроки (не более 180 дней). Единственный вариант – выходить на платформу с новыми продуктами/проектами, каждый из которых обладает своими уникальными особенностями.

– Могут ли белорусские идеи финансировать ино­странные инвесторы?

– Да, но с некоторыми уточнениями. Авторами проектов пока могут выступать только физические лица, получающие средства в виде дарения. Это накладывает определенные ограничения на цели привлечения денег от ино­странных инвесторов. Полный список разрешенных целей ис­пользования собранных средств перечислен в Декрете Президента от 31.08.2015 № 5 «Об иностранной безвозмездной помощи».

Автор публикации: Елена ПЕТРОШЕВИЧ