$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

НЕСДАННАЯ СЕССИЯ

29.04.2011

Нацбанк отказался от дополнительной сессии на валютных торгах Белорусской валютно-фондовой биржи, в ходе которой планировалось устанавливать рыночный курс белорусского рубля к иностранным валютам. Таким образом, за неимением других инструментов валютный рынок попросту оставили в прежнем состоянии, пока он не выправится благодаря российским кредитам. В ожидании этого предприятиям и гражданам остается выкручиваться своими силами, а чиновникам думать, как, не теряя окончательно лица, пересмотреть слишком оптимистичные прогнозы на текущий год и пятилетку. Тем временем Россия торопится извлечь пользу из сложившейся ситуации, требуя от Беларуси улучшить инвестиционный фон (как это понимают в Москве) и предлагая ввести российский рубль.

Итак, 26 апреля Нацбанк сообщил, что дополнительная сессия, о введении которой было объявлено неделей ранее, проводиться не будет. Так что до официального существования двух параллельных курсов — одного, устанавливаемого на основе спроса и предложения, другого — для обязательной продажи валютной выручки и приобретения валюты с целью закупки критического импорта, не дошло. Видимо, пошаговая программа мер выхода на единый равновесный курс национальной валюты, к реализации которой Нацбанк собирался приступить после поступления в Беларусь внешних ресурсов, претерпела некоторые коррективы.

В пресс-релизе управления информации главного банка страны отмечалось, что «открытие альтернативных по отношению к основной сессии торгов требует выполнения значительной подготовительной работы технического характера, а также создания всех условий, необходимых для устойчивого и эффективного функционирования дополнительной сессии». Нацбанк обнадежил, что в настоящее время наряду с мерами в области макроэкономической, бюджетно-налоговой и денежно-кредитной политики проводятся меры «по либерализации условий проведения валютных операций между банками и субъектами хозяйствования на внебиржевом рынке», которые позитивно повлияют на функционирование внутреннего валютного рынка в целом. Кроме того, одновременно с увеличением объемов привлечения внешних инвестиций «будут предприниматься все необходимые меры по закреплению наметившихся положительных изменений во внешней торговле товарами и услугами». «Совершенствование функционирования внутреннего валютного рынка будет продолжаться и дальше по мере создания со стороны экономики необходимых условий для поддержания обменного курса белорусского рубля вблизи его равновесного уровня», — сообщается в пресс-релизе.

В ОЖИДАНИИ этих светлых деньков Нацбанк попытался директивно установить на межбанковском рынке ограничение курса — не выше 4 500 Br/USD. В результате интерес к так и не состоявшейся дополнительной сессии завял, не успев проявиться. А на самом межбанковском рынке число сделок свелось до минимума. Зато пышно расцвели разнообразные более-менее легальные схемы конвертации валюты, к которым вынуждены прибегать субъекты хозяйствования, чтобы рассчитаться с зарубежными поставщиками и спасти свой бизнес. Разумеется, в таких условиях обменный курс превзошел самые пессимистичные ожидания. Следом потянулись цены почти во всех сегментах внутреннего рынка, уже в середине апреля превысив годовой прогноз. Теперь Минэкономики пытается определить, какой окажется инфляция на самом деле. Глава министерства Николай Снопков сообщил, что «на данный момент мы проводим расчеты, мы не хотели бы ошибиться еще раз. При этом основными факторами, которые мы используем в расчетах, являются то, насколько Нацбанк определит равновесный курс, а также то, насколько сжатие расходов бюджета позволит выполнить параметры ВВП. Пока мы окончательно ни на первый, ни на второй вопрос ответить не можем. Те сценарии, которые мы просчитываем, нам бы пока не хотелось афишировать». А пока Минэкономики пытается найти хотя бы исходные данные для расчета нового прогноза по инфляции, граждане видят его реальное воплощение при каждом походе в магазин, начиная смутно сознавать, что шумно разрекламированный рост зарплат обернулся их куда более значимым обесцениванием — даже без официальной девальвации, любая возможность которой категорически отрицалась властями.

КАЗАЛОСЬ БЫ, бурный рост валютной выручки белорусских предприятий в I квартале должен был обеспечить «равновесный курс» и без внешних инвестиций. Но спасти положение должны именно они — кредиты в 1 млрд.Br от российского правительства и 2 млрд. — из антикризисного фонда ЕврАзС (получение которых также зависит от Москвы). В остальном с иностранными инвестициями ситуация обстоит не лучшим образом — на недавнем совещании в правительстве было признано, что в I квартале приток зарубежного капитала составил лишь 1% годового плана. Не приходится особо рассчитывать и на поступления от приватизации: упорное желание белорусских чиновников сохранить контроль над большинством сколько-нибудь интересных объектов отпугивает иностранцев, которых категорически не устраивает роль бесправных миноритариев.

26 АПРЕЛЯ министр финансов РБ Андрей Харковец заявил, что Минск и Москва будут готовы к подписанию документа по макроэкономической стабилизации, необходимого для получения кредитов, через неделю. Однако в тот же день директор департамента международных финансовых отношений Минфина РФ Андрей Бокарев сообщил журналистам, что на согласование условий кредитования, включая объемы и проценты, понадобятся 2–3 недели. Днем ранее первый заместитель председателя Центробанка РФ Алексей Улюкаев заявлял, что решение о выделении кредита пока не принято, работа по поводу макроэкономической программы еще идет. А.Улюкаев также пожелал Беларуси больше гибкости в курсовой политике.

О содержании документа, разрабатываемого финансистами двух стран, общественности не сообщается. Завесу тайны слегка приоткрыл посол РФ в Минске А.Суриков, заявив на днях, что «кредиты выдаются не на проедание, а на развитие ситуации в белорусской экономике». Он подчеркнул, что в качестве условий предоставления ресурсов Россия предлагает Беларуси активизировать структурные реформы, в частности, приватизацию, повышение гибкости обменного курса белорусского рубля, ужесточение денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. «Речь идет о нормальной курсовой политике, денежно-финансовой политике, сокращении избыточных бюджетных расходов, снижении дефицита бюджета, сокращении госпрограмм», — уточнил посол.

Впрочем, все это мы уже обещали МВФ, получая в 2010 г. кредит stаnd by. Однако большинство тех планов осталось на бумаге. Но, похоже, что второй раз словами не отделаться. Тут даже не нужны какие-либо количественные параметры или прямое требование девальвации белорусского рубля. Россияне требуют гарантий в виде создания нормального инвестиционного фона. «Сегодня фона нет, — считает А.Суриков. — Когда говорится «это народное, не отдадим», инвестор понимает, что его всегда могут взять за хвост и сказать — будешь делать именно так».

ПРАВДА, иные эксперты уверены, что Россия «никуда не денется» и деньги все равно даст. Помимо политических резонов, должно сыграть роль и опасение, что девальвация белорусского рубля резко улучшит конкурентоспособность наших товаров на российском рынке, что ударит по местным производителям. А потому Москва в своих же интересах обязана противостоять такой угрозе. Однако не надо забывать, что белорусская экономика столь сильно зависит от импорта инвестиционных и промежуточных товаров (в т.ч. из России), что девальвация не столько поможет экспортерам, сколько добьет их — просто потому, что бывший «сборочный цех СССР» создает слишком мало добавленной стоимости. К тому же у России, как главного поставщика энергоресурсов и потребителя белорусских товаров, при желании найдется немало экономических средств заставить Минск выполнять обещанное. Не забыт и дополнительный рычаг: не случайно же А.Суриков намекнул на актуальность возобновления переговоров по введению российского рубля на территории Беларуси в качестве единого платежного средства. Правда, представители Нацбанка тут же напомнили, что такой шаг — дело долгое и нынче несвоевременное. Действительно, помимо утраты суверенитета (как минимум экономического), это сделает все отечественные предприятия, особенно дотируемые из бюджета, полностью беззащитными перед российскими конкурентами. В придачу при нынешней динамике цен перевод зарплат в соседскую валюту в одночасье превратит белорусов из бедных в нищих. Но бывают предложения, от которых нельзя отказаться.

Николай ГРИГОРЬЕВ