$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Неравенство с местным колоритом

06.04.2010

По данным официальной статистики, благосостояние низкодоходных групп населения в Беларуси постоянно растет. В 2009 г. доходы малоимущих увеличились на 19%, в то время как у 10% самого обеспеченного населения снизились на 13%. Таким образом, имущественная дифференциация еще больше сократилась: с 5,9 раза в 2008 г. до 5,6 — в 2009 г. Одновременно в России (15,8 раза) и других странах СНГ этот показатель близок к предельно критическому значению (10–12 раз). О причинах материального расслоения рассуждает заместитель научного директора Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC старший научный сотрудник Максим ЕМЕЛЬЯНОВ.

— Максим Николаевич, как говорится, денег много не бывает, в связи с этим первый вопрос — философский: как измерить благосостояние семьи или нации?

— Вопрос действительно философский и ответов на него может быть несколько. Семьи сравнивают свои доходы между собой, а статистика — ВВП на душу населения. Можно анализировать уровень неравенства. Но в любом случае на оценку собственного благосостояния влияют наблюдения за уровнем доходов соседей, граждан других стран, особенно, если те живут богаче.

Люди часто становятся несчастны от того, что их возможности не совпадают с желаниями. В западных странах эта тенденция обусловила экономическую политику роста потребления — тупиковый путь, ведущий к быстрому и неэффективному расходованию ресурсов. Стимулируя и наращивая спрос, государство провоцирует появление у людей все новых и новых нереализованных желаний. Восточная философия тоже воздействует на желания, но по-другому — приучает людей довольствоваться тем, что у них есть. Поэтому в Таиланде люди живут гораздо беднее, чем, например, в Германии, но при этом они более счастливы, о чем можно судить хотя бы по количеству самоубийств и уровню преступности.

— А как в мире складывается ситуация с неравенством?

— Обычно анализируется неравенство внутри стран и неравенство между странами. Наметившаяся еще в 90-х гг. тенденция к сближению среднего уровня доходов между развивающимися и развитыми государствами объясняется исключительно ростом доходов в Китае. Если не учитывать Китай и Индию, где благосостояние населения тоже заметно растет, в остальных развивающихся странах неравенство как внутри, так и между государствами постоянно увеличивается.

В развитых странах неравенство ниже. При этом в них достигнут очень высокий уровень социального обеспечения. Некоторые, вроде Швеции, вообще фактически построили социализм — тот, настоящий, в котором с удовольствием пожил бы любой из нас. Исключение — США, где неравенство довольно высокое, а социальная система менее всеобъемлюща. В остальном есть очень четкая корреляция между уровнем экономического развития, уровнем демократии, неравенством и бедностью.

В СССР и других социалистических странах неравенство было очень низким, если, конечно, не брать в расчет огромные, зачастую нематериальные льготы и привилегии номенклатуры, достоверных данных о которых нет. После распада «социалистического лагеря» неравенство увеличилось: где-то незначительно (Чехия, Венгрия, Беларусь), где-то больше (страны Балтии, Польша, Украина), а кое-где достигло уровня самых «неравных» стран в мире (Россия, страны Закавказья и Средней Азии).

— В Беларуси, как свидетельствуют статистические отчеты, материальное расслоение минимально. Чем обусловлена такая ситуация, что сдерживает развитие неравенства или, наоборот, может его стимулировать?

— Если данные статистики достоверны — это здорово! «Рост в пользу бедных» — замечательно!

Тем не менее у меня есть сильные сомнения в этом. Даже если исключить сокрытие доходов со стороны богатых, можно выдвинуть несколько возражений в защиту своего суждения: во-первых, бедные и богатые тратят свои деньги на разные товары и услуги. Это очень важно учитывать при составлении различных потребительских корзин. Может оказаться, что с учетом соответствующих уровней инфляции, «товары для бедных» дорожают быстрее, а значит, реальный рост их доходов — меньше. Во-вторых, по моим расчетам на основе выборочного обследования белорусских домашних хозяйств в 1998–1999 гг. (во время предыдущего кризиса), средний уровень дохода уменьшился у всех, а у беднейших 10% населения — гораздо сильнее, чем у других! Поэтому я не очень верю в то, что бедные пострадали от нынешнего кризиса меньше, чем богатые, хотя бы потому, что у богатых гораздо больше возможностей сохранить свои сбережения и вообще смягчить любые негативные последствия экономической ситуации.

Что касается положения с неравенством в Беларуси, оно ниже, чем в соседних странах прежде всего за счет того, что многие предприятия (включая все крупные) остались в собственности государства (возможно, формально являясь при этом акционерным обществом), где работники ранжируются «советской» Единой тарифной сеткой.

Получается, что примерно у половины трудоспособного населения страны, работающего на госпредприятиях (для сравнения, в Украине — меньше 30%), зарплата, являясь основным источником дохода, строго нормирована. К сожалению, данные выборочного обследования белорусских домашних хозяйств не учитывают сведения о форме собственности предприятий, где работают опрошенные, поэтому и я не могу подтвердить свою правоту.

Еще один фактор, объясняющий наш низкий уровень неравенства, — пенсии. В отличие от той же Украины у нас они гораздо более «уравнивающие».

Отмечу, что низкий уровень неравенства — это, скорее, хорошо, чем плохо. В странах, где оно высокое, обычно большое количество бедных, сильна социальная напряженность. Беларуси, к счастью, удалось этого избежать. Какой ценой — это уже другой вопрос…

— Выходит, что неравенство в соседних государствах эволюционировало под воздействием экономических преобразований. Каких именно?

— Массовая, поспешная, зачастую проводимая с нарушениями закона, приватизация привела к тому, что очень узкий круг людей, обладавших необходимыми связями, оказался в нужном месте в нужное время и смог получить за символическую цену очень дорогую собственность, созданную, кстати, еще при советской власти. За счет этих людей со сверхдоходами и узкого круга «приближенных» и обслуживающих их лиц и произошел такой рост неравенства в России и Украине.

Да, частный собственник обычно управляет предприятиями эффективнее, чем чиновник. Поэтому я за приватизацию, в том числе и в Беларуси. Однако ни в коем случае не стоит повторять ошибок, допущенных в России и Украине, где был создан не обширный средний класс, а тонкий слой олигархов…

— Меняется ли ситуация с неравенством доходов и расходов в нашей стране в зависимости от региона, расположения населенного пункта относительно столицы, областного центра?

— В Беларуси разница доходов между столицей и провинцией ниже, чем в России или Украине. За счет этого Киев и Москва вносят больший вклад в неравенство в своих странах, чем Минск в Беларуси.

— В своей работе «Неравенство в Беларуси в 1995–2007 годах» вы утверждаете, что неравенство расходов в Беларуси больше, чем неравенство доходов. Почему?

— Это объясняется как сокрытием доходов и расходов со стороны богатых, так и различными уровнями сбережений. По моим расчетам на основе выборочного обследования домашних хозяйств, бедные белорусы, в отличие от богатых, большую часть своего дохода сберегают. Рискну предположить, что таким образом они пытаются смягчить негативные последствия кризиса, например, потерю работы.

— Значит, по-вашему, в стране есть проблема сокрытия доходов/расходов богатыми людьми? С чем это связано?

— Да, такая проблема существует. К сожалению, измерить сокрытие средств очень сложно, приходится прибегать к различным косвенным методам. Например, анализировать количество виз, выданных белорусам. Но даже такая оценка всегда занижена, ведь чтобы потратить деньги в Киеве или Москве, не нужно разрешение на выезд. А российская граница вообще открыта.

Сказывается и ментальность большинства населения: богатство в Беларуси в общем не приветствуется. Наряду с этим в стране отсутствует возможность тратить деньги на качественные товары и услуги. Даже в Минске их выбор очень ограничен, а цены сильно завышены.

— Позвольте с вами не согласиться. Если цены на некоторые товары (продукты питания, одежду, электронику) у нас действительно выше, то стоимость многих услуг (косметических, медицинских, бытового обслуживания и др.) все еще остается низкой.

— Тем не менее следует признать, что их качество оставляет желать лучшего. Предложение, особенно развлечений, очень ограничено. К примеру, в стране редки гастроли мировых звезд, которые регулярно появляются в Киеве или Москве. К сожалению, в Минске по-прежнему практически не на что тратить деньги. Если они есть, конечно!

Беседовала   Елена ПЕТРОШЕВИЧ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях