$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

НЕПРИСТУПНАЯ КРЕПОСТЬ

21.09.2010

О Директиве № 4 «О дальнейшей либерализации экономики», направленной на раскрепощение предпринимательской инициативы, говорят так давно, что бизнес-сообщество уже устало ее ждать. Между тем чиновники по-прежнему обещают, что этот документ радикально изменит ситуацию в отечественной экономике и отношения частного бизнеса и государства. Возможно ли это?

Леонид Фридкин

Необходимость принятия директивы объясняют новыми требованиями, направленными на дальнейшее повышение конкурентоспособности экономики. Почему именно сейчас для этого потребовалось делать ставку на частный бизнес? Ведь еще несколько лет назад усилия государства были направлены совсем в другую сторону, а упреки зарубежных экспертов в чрезмерно низкой доле малого бизнеса в ВВП отметались как несущественные. Однако нехватка ресурсов, обеспечивавших до сих пор макроэкономическую стабильность, заставляет задуматься о будущем. Невыполнение ряда прогнозных показателей, замедление роста ВВП, производительности труда и притока инвестиций, в т.ч. иностранных, снижение рентабельности в ключевых отраслях свидетельствуют, что административно-командный курс себя исчерпал.

Выход видится в раскрепощении предпринимательской инициативы (не уточняя, как она у нас закрепостилась), инновациях и свободной конкуренции между субъектами хозяйствования всех форм собственности. Встал вопрос о том, чтобы за 4–5 лет догнать соседей по доле малого и среднего предпринимательства в ВВП, для чего ее придется увеличить без малого в 4 раза. Решение этой задачи требует признания простой аксиомы: гражданам надо дать свободу предпринимательской инициативы, а государство должно обеспечить для этого комфортные условия. Осталось лишь определиться с конкретными мерами. Таковыми, по мнению разработчиков директивы, должны стать совершенствование нормотворческой деятельности государства, демонополизация и развитие конкуренции, укрепление гарантий прав собственности, оптимизация административных процедур, системы налогообложения, бухучета и контроля, административной ответственности, а также ряд шагов по финансовому обеспечению, развитию рынка труда, инновационной активности и созданию механизма частно-государственного партнерства.

По каждому из этих направлений можно предложить множество мероприятий. Причем вряд ли удастся ограничиться косметическими правками методологии налогообложения, нюансов бухучета и техники администрирования. Серьезные, а главное необратимые перемены возможны лишь в результате структурной перестройки экономики — если государство в лице чиновников всерьез готово на это пойти, не ограничиваясь лозунгами, которые так и останутся на бумаге.

Например, возможно, директива избавит бизнес от излишнего государственного регулирования цен, удерживать которые административным путем уже бесполезно, — они в Беларуси и так на уровне мировых, а по иным товарам еще выше. Но одно дело не требовать составления калькуляций, не ограничивать надбавки и наценки, а другое — создать конкурентную среду, стимулирующую бизнес снижать цены, предоставлять скидки и т.п. Для этого необходимо эффективное антимонопольное регулирование, которое невозможно в условиях доминирования госсобственности. Ведь постоянно будет существовать конфликт интересов государства с самим собой как регулятором экономических отношений, с одной стороны, и крупнейшим владельцем бизнеса в стране, с другой. А потому ключевой вопрос либерализации экономики — это приватизация, причем не «точечная», а массовая. Заметим, что если старый приватизационный Закон от 19.01.1993 № 2103-XII, как говорилось в его преамбуле, был направлен «на обеспечение реального многообразия форм собственности и осуществление государственной антимонопольной политики», то целью нового (от 16.07.2010 № 172-З) провозглашено создание условий для привлечения инвестиций и развития эффективной социально ориентированной рыночной экономики. Разные приоритеты предполагают различные результаты. Но если приватизация не приведет к созданию массового слоя собственников, чьи права и интересы защищены государством, ограничить монополизм и произвол монополистов не получится.

Либерализация экономики должна вернуть частному бизнесу те права, которых они годами последовательно лишались: распоряжаться своими наличными деньгами, товарами и акциями, нанимать и увольнять работников, определять размер оплаты труда и способы его мотивации, самостоятельно формировать цены, решать, как и какими темпами расти. Это не даст Беларуси каких-то конкурентных преимуществ перед соседями — для них все это давно стало нормой. А вот для отечественных бизнесменов либерализацией выглядит прекращение требований того, что он по закону делать не обязан — будь то участие в субботнике или подписка на ведомственные журналы, подключение к электронному декларированию или рост выручки и зарплаты.

Провозгласить такой курс гораздо легче, чем реализовать на практике. Профессор Калифорнийского университета Дипак Лал в своей книге «Непреднамеренные последствия» подчеркивал, что «либеральной экономике необходимо создание правовой инфраструктуры, обеспечивающей верховенство транспарентного и беспристрастного закона». К сожалению, после принятия директивы как политического решения уйдут месяцы, пока будут приняты планы мероприятий по реализации декларируемых мер и внесены соответствующие коррективы в законодательство. Еще больше времени потребуется чиновникам, чтобы понять, что цель их работы — не давление на частный бизнес, а обслуживание его интересов. В свою очередь, частникам трудно поверить, что новые веяния — всерьез и надолго. Ведь сегодня речь идет об отмене норм, годами обеспечивавших полное господство бюрократии, почти 100-процентную результативность проверок, полный контроль государства над финансовыми и товарными потоками. Барьеры и ограничения, сдерживающие развитие субъектов хозяйствования, не результат происков мировой закулисы, а сугубо отечественное достижение. А потому суть обещаемой либерализация — откручивание старательно заворачивавшихся в течение 15 лет гаек, попытка вернуться на путь рыночных реформ, отрицание которых так долго лежало в основе государственной экономической политики.