$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Неприступная цитадель©

04.12.2015

Масштаб долговой проблемы, столь активно обсуждаемой сегодня в бизнес-сообществе, наглядно иллюстрируется финансовыми показателями предприятий страны за 9 месяцев т.г. и результатами их анализа.

По данным Белстата, выручка отечественных организаций в январе–сентябре 2015 г. составила 1161,2 трлн. Br и по сравнению с январем–сентябрем 2014 г. увеличилась на 10,1% в номинальном выражении, а себестоимость реализованной продукции, товаров, работ, услуг – на 9,4%, до 921 трлн. Можно подсчитать, что в реальном выражении (через индекс-дефлятор ВВП – 116,8%) произошло снижение этих показателей на 5,7% и 6,3% соответственно. При этом если прибыль от реализации учитываемых в текущем порядке организаций в номинальном выражении увеличилась на 18,1%, до 95,35 трлн. Br, то их чистая прибыль сократилась на 29,3%, до 30,12 трлн.

В результате опережающего роста прибыли от реализации над выручкой и себестоимостью рентабельность реализованной продукции увеличилась с 9,6% за январь–сентябрь 2014 г. до 10,4% за 9 месяцев т.г., рентабельность продаж соответственно – с 7,7% до 8,2%. К сожалению, при этом доля низкорентабельных предприятий (с рентабельностью от 0 до 5%) составила 46,9%, а с рентабельностью от 5 до 10% – 25,1% (годом ранее – 44,8 и 25,7% соответственно). Зато выросла и доля высокорентабельных компаний: с рентабельностью от 30 до 50% – с 2,2 до 2,4%, а свыше 50% – с 1 до 1,3%.

Надо отметить, что если прибыль от реализации за сентябрь выросла всего на 10,72 трлн. Br, то чистая прибыль – на 13,4 трлн., компенсировав почти весь августовский обвал, вызванный девальвацией рубля. Не удалось «добрать» всего 1,3 трлн. Br, чтобы вернуться к уровню чистой прибыли, числившейся на 1 августа т.г. Заодно количество убыточных организаций за сентябрь удалось сократить с 1707 до 1572, их удельный вес в общем количестве – с 21,6 до 19,9%, а сумму чистого убытка – с 34,7 трлн. Br до 27,1 трлн. Чистый убыток в сумме свыше 1 млрд. Br получили по итогам 9 месяцев 1116 организаций (71%).

Впрочем, волшебное улучшение финансовых результатов мы будем наблюдать несколько позже – когда бухгалтеры внесут в учет поправки, предусмотренные Указом от 26.10.2015 № 441. Поскольку этот нормативный акт имеет обратную силу, значительная часть августовских курсовых разниц будет, как и после январского обвала, спрятана в расходах будущих периодов.

РАЗРЕШЕННЫЕ законодательством манипуляции никак не улучшают состояние расчетов между субъектами хозяйствования. За год кредиторская задолженность увеличилась на 26,4%, дебиторская – на 23,9%, до 348,4 трлн. Br и 267 трлн. на 1 октября т.г. соответственно.

Просроченная кредиторская задолженность на 1.10.2015 г. составила 54,03 трлн. Br и по сравнению с 1 января 2015 г. увеличилась на 41,1%, просроченная дебиторская задолженность, соответственно, – 56,4 трлн. Br и 39,3%.

Темпы роста просроченных задолженностей были выше темпов роста их общих величин, что привело к увеличению их долей. Так, доля просроченной кредиторской задолженности выросла с 13,5% на 1 января т.г. до 15,5% на 1 октября, доля просроченной дебиторской – с 18,5 до 21,1% соответственно. При этом просроченную кредиторскую задолженность на 1 октября т.г. имели 64,3% организаций (годом ранее – 62,6%), а просроченную дебиторскую задолженность – 74,3% организаций (годом ранее – 71,1%). Таким образом, число организаций, имеющих просроченную кредиторскую и дебиторскую задолженность, почти одинаково (хотя они не обязательно совпадают в одном лице). Это дает все основания полагать, что неплатежи одних субъектов хозяйствования провоцируют невозможность их контрагентов своевременно рассчитываться по своим обязательствам.

ВНЕШНЯЯ кредиторская задолженность на 1 октября т.г. составила 88,6 трлн. Br, или 25,4% от всей кредиторской задолженности, внешняя дебиторская задолженность – 70,8 трлн. Br, или 26,5% от всей дебиторской задолженности. При этом внешняя просроченная кредиторская задолженность составила 11,7 трлн. Br (21,6% от всей просроченной кредиторской задолженности), внешняя просроченная дебиторская задолженность – 11,0 трлн. Br (19,5% от всей просроченной дебиторской задолженности). За год внешняя просроченная кредиторская задолженность выросла на 67,9%, тогда как внешняя просроченная дебиторская задолженность – на 75,7%. Отметим, что в долларовом эквиваленте внешняя просроченная кредиторская задолженность практически не изменилась, а дебиторская – увеличилась всего на 5,2%. Однако, учитывая, что объемы экспорта и импорта сами по себе сократились более чем на четверть, положение с возвратом валютной выручки выглядит довольно серьезным (как, впрочем, и у наших зарубежных партнеров).

Рост неплатежей заставляет предприятия закрывать кассовые разрывы с помощью заимствований. Задолженность по кредитам банков на 1 октября т.г., по данным Белстата, по сравнению с началом года увеличилась на 41,7% и достигла 13,1 трлн. Br. На долю просроченной задолженности перед банками на 1.10.2015 г. приходилось 2,4% общей задолженности (против 1,4% на 1 января 2015 г.).

КАК ни странно, на фоне значительного роста просроченной задолженности показатели платежеспособности организаций хуже не становятся. Так, коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами по организациям за 9 месяцев вырос с 12,8 до 14,8%, а коэффициент текущей ликвидности – со 114,7 до 117,3%. При этом в сельском хозяйстве данные показатели выросли с 14,4 до 16,1% и с 116,9 до 119,2% соответственно, в промышленности – с 9,1 до 9,5% и с 110 до 110,5%, а в торговле – снизились с 12,5 до 10,6 и с 114,3 до 111,9% соответственно. При этом доля организаций, не имеющих собственных оборотных средств, в общем количестве выросла за 9 месяцев т.г. всего на 0,3 п.п. – до 28,3%, а доля организаций, имеющих обеспеченность собственными оборотными средствами ниже норматива, – вообще на 0,1 п.п., до 13,3%. Однако в АПК первых насчитывается более 30%, а вторых – 18,1%, в промышленности – 31 и 13,3%, в торговле 38,7 и 16% соответственно. Очевидно, стремление чиновников заставить организации торговли в полном объеме рассчитываться со своими поставщиками приносит плоды.

МОЖНО подсчитать, что коэффициент оборачиваемости дебиторской задолженности (показатель, рассчитываемый как отношение выручки к среднегодовой величине дебиторской задолженности) сократился с 5,12 по итогам 9 месяцев 2014 г. до 4,78 в январе–сентябре т.г., а коэффициент оборачиваемости кредиторской задолженности (отношение выручки к среднегодовой величине кредиторской задолженности) – с 4,08 до 3,67. Снижение данных показателей свидетельствует о росте числа неплатежеспособных клиентов и других проблемах сбыта, а также в известной степени – о вынужденном смягчении политики взаимоотношений с покупателями в стремлении сохранить долю на рынках и объем продаж в условиях общей рецессии. Сегодня почти во всех сегментах на рынке доминирует покупатель: производители готовы предоставлять ему различные льготы – от скидок и бонусов до отсрочек платежа и товарных кредитов, лишь бы разгрузить свои склады и не сокращать производство. Однако, чем ниже оборачиваемость дебиторской задолженности, тем выше потребности организаций в оборотных средствах. К тому же показатель оборачиваемости дебиторской задолженности, рассчитанный на основе выручки «по отгрузке», в данном случае не дает объективной информации. Ведь признание выручки по методу начисления не означает, что предприятие получит оплату в установленный срок (и получит ли ее вообще). Если в 2014 г. темпы роста обязательств и выручки были почти одинаковы, то в текущем году они увеличиваются почти в 2,5 раза быстрее.

Между тем власти, уделяя в последнее время столько внимания проблеме дебиторской задолженности, гораздо меньше заботятся об ее alter ego – кредиторской задолженности. И если контролирующие органы то и дело рапортуют о привлечении к ответственности руководителей за невзыскание «дебиторки», то почему-то о столь же активном преследовании должников (например, с применением ст. 242 УК за уклонение от погашения кредиторской задолженности) слышно гораздо меньше. Сегодня иным предприятиям просто выгодно не платить по своим обязательствам: это обеспечивает их почти бесплатными ресурсами, а от судебных решений и банкротства они защищены своим социально значимым статусом и административным ресурсом.

Вадим ЛЕБЕДЕВ