Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №72(2569) от 23.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5452
EUR:
2.5133
RUB:
4.2199
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Консультации
08.08.2017 4 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Неосновательное обогащение

Между сторонами за­ключено соглашение об отступном (предмет от­ступного – недвижимое имущество), которое впоследствии было признано недействительным. Вправе ли долж­ник, передавший кредитору от­ступное, потребовать от по­следнего возмещения убыт­ков в виде неполученного дохода, если до предоставления отступного недвижимое имущество сдавалось должником в аренду третьему лицу?

В соответствии со ст. 380 ГК по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами.

Согласно п. 1 ст. 168 ГК недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Однако если из содержания сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время. В силу п. 2 ст. 168 ГК при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в т.ч. тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены ГК либо иными законодательными актами.

Из ч. 1 п. 9 постановления Пленума ВХС от 28.10.2005 № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок» (далее – постановление № 26) следует, что последствия недействительности сделок, установленные ст. 168 ГК, заключаются в применении двусторонней реституции. Иные по­следствия недействительности сделок, предусмотренные ГК, в виде воз­мещения реального ущерба (п. 1 ст. 172 ГК, п. 2 ст. 179 ГК, п. 2 ст. 180 ГК), взыскания неосновательного обогащения по договорам (ст. 976 ГК) являются дополнительными (ч. 2 п. 9 по­становления № 26). В силу п. 1 ст. 972 ГК правила, предусмотренные главой 59 ГК, по отношению к последствиям недействительности сделок применяются только к реституционным требованиям (ч. 3 п. 9 постановления № 26).

Действующее законодательство не содержит норм о взыскании убытков ввиду совершения недействительной сделки. Само по себе заключение кредитором соглашения об отступном не может рассматриваться как причинение вреда, влекущего возмещение убытков должнику. В связи с этим вывод о применении норм о возмещении убытков (ст. 14 ГК) в отсутствие правонарушения или иного установленного ГК основания противоречит законодательству. 

Признание недействительным со­глашения об отступном влечет не только обязанность кредитора по возврату полученного отступного должнику, но и сохранение первоначального обязательства должника, которое не считается прекращенным предоставлением отступного. Соот­ветственно, для должника наступают негативные юридические последствия пребывания в просрочке по основному обязательству (ст. 376 ГК). Между тем недействительность со­глашения об отступном должна воз­действовать равным образом и на кредитора. Это воздействие заключается в том, что кредитор, считающийся неосновательно получившим пред­мет отступного, обязан возместить должнику неполученные доходы по правилам п. 1 ст. 976 ГК, которые он должен был извлечь от предоставления предмета отступного в аренду.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации подлежат применению нор­мы о неосновательном обогащении (глава 59 ГК), а не о возмещении убытков.

Ответ: Нет, не вправе. Должник вправе взыскать с кредитора неосновательное обогащение.

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by