$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

НЕНАДЕЖНЫЕ ОБРАЗЦЫ©

14.06.2013
и безответные примеры
 
Проблема унификации и гармонизации налогового законодательства продолжает оставаться одной из самых актуальных для бизнес-сообщества. Она не раз рассматривалась на различных мероприятиях и на страницах «ЭГ». Сегодня своим мнением делится заместитель председателя Ассоциации аудиторских организаций Евгений ГЕРШТЕЙН.
 
Тема унификации и гармонизации налогового законодательства похожа на бесконечный сериал. Впрочем, он «не сходит с экранов» не только в государствах Таможенного союза и ЕЭП. Можно припомнить, сколько новаций в области налогообложения предлагалось в последние годы в странах Евросоюза, невзирая на классические постулаты. И сегодня там никто не ставит вопрос об унификации ставок НДС, акцизных сборов, налогов на прибыль (доходы), имущество. Да и вряд ли вообще возможна единая стратегия в отношении ставок имущественных и подоходных налогов.
Возникает закономерный вопрос: что, собственно, понимается под унификацией и (или) гармонизацией налоговых отношений в рамках любых интеграционных объединений?
Во-первых, основная проблема — не в ставках налогов, а в понятности и прозрачности законодательства. Сегодня есть общие тенденции и сложности, но нигде нет ясной стратегии. Поэтому разговоры о гармонизации и унификации так часто лишены конкретики.
Когда-то шестая Директива ЕС стала образцом и символом унифицированного подхода к взиманию НДС в Евросоюзе. Однако изложенные в ней принципы многие европейские страны интерпретировали по-своему. Введение «экстремальных» налогов — на сверхдоходы, роскошную недвижимость, банковские операции, оффшоры и т.п. — лишь демонстрирует отсутствие сбалансированной и продуманной политики в сфере налогообложения. Еще сложнее с оценкой налоговых систем. Ведь в различных рейтингах не учитывается методология исчисления и изъятия налогов, а отдельные показатели, призванные ее характеризовать, носят весьма опосредованный характер.
Поэтому есть некое лукавство в некоторых решениях, в частности, в борьбе с оффшорами. Так, теперь в ЕС планируется внедрить автоматический обмен информацией на всех уровнях и требования о раскрытии конечных бенефициаров по сделкам и вкладам. Администрирование налогообложения может быть ужесточено в Швейцарии, Лихтенштейне, Монако, Андорре и Сан-Марино. Этим странам разрешат сохранить относительно низкие ставки налогообложения в обмен на большую прозрачность банковской системы и международных транзакций. Это может привести к ликвидации института оффшорных юрисдикций в Европе с точки зрения схем уклонения (но не минимизации) от налогообложения и положить конец наиболее распространенным схемам вывода средств без уплаты налогов в Европе. Пострадают и белорусские бизнесмены, выводящие финансовые ресурсы через европейские юрисдикции в «налоговые гавани», избегая при этом уплаты оффшорного сбора. К тому же ЕС вместе с США намерены добиваться от остальных стран присоединения к своим инициативам о стандартах администрирования налогов, что может породить затруднения при проведении обычных торговых и финансовых операций компанией из неприсоединившихся стран.
Между тем именно США, Великобритания и ряд других развитых стран сами породили «налоговые гавани», с которыми теперь так жестко борются. Оказывается, создавать трудности, чтобы их героически затем преодолевать, могут не только большевики.
Во-вторых, сегодня возникла излишняя увлеченность околоналоговыми обстоятельствами, вроде трансфертного ценообразования и т.п. Так называемый «глазомер проверяющего», как выражаются некоторые еврочиновники, — это весьма оригинально, но слишком субъективно. Ведь внутрикорпоративные ценовые отклонения (соглашения) в контексте трансфертного ценообразования оцениваются конкретным налоговым инспектором. Не уверен, что его точка зрения может считаться объективной основой для оценки добросовестности сделки. Это — прерогатива налогового законодательства. Столь же неоднозначно выглядит практика «соглашений» между налоговиками и плательщиком. Трансфертная составляющая сегодня в моде. Но уклонение от уплаты налогов имеет много граней.
Основой правильного налогообложения остается методология расчета. Если она понятна, меньше поводов для разного рода допущений и предположений. Иными словами, налоговое законодательство должно устанавливать правила, а не уровень понимания и допущения для чиновников, как это порой толкуется в ряде стран.
В-третьих, применительно к косвенным налогам стоит обратить внимание на процедуры подтверждения экспорта и возмещения НДС. Правила подтверждения факта экспорта, применения нулевой ставки НДС и освобождения от акцизов — одна из «вечных» тем. На мой взгляд, как национальное законодательство, так и соглашения между участниками ЕЭП обеспечивают достаточно прозрачную и понятную процедуру подтверждения экспорта. Насколько могу судить, сегодня она не вызывает серьезных нареканий и у налогоплательщиков, как это было в момент перехода с РФ на взимание косвенных налогов по принципу страны назначения. Однако некоторые считают, что в ЕС этот механизм лучше.
Между тем налоговое мошенничество, связанное с косвенными налогами, давно является в Евросоюзе масштабной проблемой, разрешить которую не удается, несмотря на учетные номера, порталы и прочие технические и административные мероприятия. В ЕС так и не удалось создать надежный механизм контроля за уклонением от уплаты косвенных налогов: по самым скромным подсчетам, не менее 10% НДС остается в карманах мошенников, использующих «карусельные» и прочие схемы. Теперь с целью противодействия махинациям Европейский совет направил для утверждения Советом ЕС директиву по быстрому реагированию и возмещению НДС, а Еврокомиссия пересматривает положения законодательства ЕС в сфере борьбы с финансовыми злоупотреблениями. В частности, могут быть изменены бизнес-схемы, позволявшие не облагать налогом некоторые операции между дочерней и материнской компаниями.
Таким образом, ключевой вопрос унификации и гармонизации налогов сводится к качеству правил их расчета, «вменяемости» законодательства.