$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

НЕМЕЦКИЙ СТАНДАРТ ИННОВАЦИЙ©

02.04.2013

Германия — одна из самых инновационных экономик мира. В рейтинге инновационной эффективности 26 развитых промышленных стран в 2011 г. она занимала 4-е место после Швейцарии, Сингапура и Швеции и 1-е по доле наукоемких производств в объеме добавленной стоимости (15,5%). О том, что можно взять из опыта инновационного развития этой страны, о взаимодействии с ней в научно-инновационной сфере беседуем с представителем Федерального министерства образования и исследований Германии в Беларуси по научному сотрудничеству, сотрудником дочернего предприятия Союза Торгово-Промышленных Палат Германии «Информационный Центр Немецкой Экономики» в Минске Валентином ЛИТВИНОВЫМ.

— Валентин Вадимович, как вы оцениваете потенциал для инновационного развития нашей страны?

— Беларусь, как и Германия, обладая ограниченными природными ресурсами, призвана иметь экспортно ориентированную конкурентоспособную экономику и в этом смысле не имеет альтернативы инновационному пути развития. Основной ресурс здесь — значительный человеческий и научно-технический потенциал.

В Национальную научно-инновационную систему входят около 470 научно-исследовательских организаций с численностью работников примерно 32 тыс. человек, из которых 20 тыс. — исследователи. В республике работают около 750 докторов и 3200 кандидатов наук. Национальная система образования включает 3,4 тыс. учреждений общего среднего, 350 профессионального образования и 54 вуза, в которые только в 2012 г. принято более 90 тыс. абитуриентов.

В республике имеется разветвленная сеть субъектов инновационной инфраструктуры (технопарки, инновационные центры, бизнес-инкубаторы и др.). В 90-е на базе институтов НАН Беларуси и вузов создано около 350 высокотехнологичных малых и средних предприятий, которые показали хорошую динамику развития и теперь могут выступать точками роста в таких областях, как ИКТ, оптические, космические, био- и нанотехнологии, производство продуктов питания. Примеры высокоэффективного использования кадрового и научного потенциала Беларуси демонстрируют ПВТ и научно-технологический парк БНТУ «Политехник». Кроме того, на базе старых предприятий имеется инфраструктура для создания новых производств. Все это создает определенную ресурсную базу для развития инноваций в нашей стране.

Постоянно совершенствуется нормативная правовая база для научно-технической и инновационной деятельности организаций и предприятий. Здесь стоит выделить указы Президента от 4.02.2013 № 59 «О коммерциализации результатов научной и научно-технической деятельности, созданных за счет государственных средств» и от 7.08.2012 № 357 «О порядке формирования и использования средств инновационных фондов», недавно вступивший в силу Закон от 10.07.2012 № 425-З «О государственной инновационной политике и инновационной деятельности в Республике Беларусь» и некоторые другие.

В рейтинге 2012 г. компании Bloomberg Беларусь заняла 49-е место среди 50 самых инновационных стран мира. По индексу знаний (способности генерировать, воспринимать и распространять научные знания) республика вышла на 45-е место среди 146 стран, по индексу экономики знаний (наличие в стране условий для эффективного использования научных знаний в целях экономического развития) — 59-е. Согласно докладу Всемирной организации интеллектуальной собственности, по количеству заявок на изобретения на 1 млрд. USD ВВП мы шестые в мире, уступая лишь Корее, Японии, Китаю, Германии и США, а по числу этих заявок на 1 млн. USD затрат на исследования и разработки — четвертые после Кореи, Японии и Китая.

Но говорить о каком-то значительном прорыве республики в инновационном направлении пока преждевременно, несмотря на достаточно хорошие официальные данные. Так, по информации ГКНТ, в 2012 г. удельный вес отгруженной инновационной продукции в Беларуси составил 17,5%, что сопоставимо со значением ведущих промышленных стран (Франция и Великобритания — около 16 %, Финляндия — 21%, Германия — 27%, в среднем по ЕС — 19%). Такие сравнительно высокие показатели инновационной эффективности белорусской экономики трудно объяснить с учетом низких затрат на исследования, разработки и инновационную деятельность, которые у нас не превышают 1% ВВП против 3% в странах ЕС. По-моему, это связано со специфическими критериями отнесения продукции к инновационной в Беларуси — таковой считается продукция, которая выпускается на основе новой технологии в течение 3 лет с момента начала производства. При таком определении в категорию инновационных попадают также импортозамещающие товары. В Германии и других странах ЕС под инновационной понимается новая или существенно улучшенная продукция не только в масштабах предприятия, но и в целом для мирового рынка. Инновационная эффективность белорусских предприятий с точки зрения вывода на рынок новых или существенно улучшенных продуктов все еще является низкой. Немецкий стандарт инноваций

- Какой опыт развития инновационной экономики мы можем почерпнуть у Германии?

— Следовало бы, во-первых, создать конкурентную среду с привлечением в производственный сектор большого числа малых и средних предприятий (МСП). Именно они обладают наибольшей инновационной восприимчивостью, заинтересованы в выпуске продуктов с большой добавленной стоимостью и, как следствие, в проведении НИОКР. Во-вторых, крупные предприятия должны развивать субконтрактацию и передавать изготовление комплектующих и сервис малым фирмам. В-третьих, целесообразно активней учреждать МСП, а также научно-промышленные группы на базе вузов и научных лабораторий. Как показывает опыт других стран, именно на стыке науки и производства появляются наиболее высокотехнологичные предприятия.

Понятно, что инновационное развитие экономики невозможно без увеличения инвестиций в научно-инновационную сферу как минимум до 3% ВВП, и не только со стороны государства, но и бизнеса. В Германии две трети расходов на науку и инновации несут предприятия.

— Однако у белорусских МСП не хватает финансовых ресурсов для полноценной инновационной деятельности. Как преодолеть эту проблему?

— Ограниченность средств, а также необходимость вовлечения МСП в выполнение НИОКР требуют новых подходов при оказании государственной поддержки. Она должна направляться на финансирование фундаментальных исследований преимущественно в вузах, на создание в вузах и научных организациях высокотехнологичных предприятий, вывод на рынок их продукции и на выполнение проектов НИОКР с участием и в интересах МСП. В Германии, например, государство часто софинансирует совместные проекты НИОКР, в которые вовлечены сразу несколько малых предприятий либо коммерческих фирм и научных учреждений.

А вот НИОКР для крупных производителей, таких как МАЗ, БелАЗ, МТЗ, «Интеграл» и т.д., наоборот, должны исключаться из системы господдержки. Невозможно себе представить, чтобы, скажем, «Фольксваген» получал бюджетную помощь для своих разработок.

В условиях ограниченных госресурсов их следует сконцентрировать в 3–4 приоритетных для Беларуси направлениях, например, в ИКТ, био-, нано-, оптических и космических технологиях. В настоящий же момент в качестве приоритетных определены 13 технологических областей, что приводит к распылению средств.

Важно адаптировать образовательную и научную системы Беларуси к изменяющимся потребностям рынка труда и требованиям реального сектора, сделать вузы и научные организации субъектами экономики знаний. Необходимо также более широкое участие бизнеса в подготовке специалистов, особенно в системе профессионального образования, на основе прямых заказов и софинансирования со стороны хозяйствующих субъектов.

Следует поддерживать субъекты инновационной инфраструктуры (бизнес-инкубаторы, технопарки, инновационные центры и т.д.), а их усилия направлять не на обслуживание уже работающих предприятий, не на демонстрацию достижений на различных выставках, а на анализ и экспертизу рыночной ценности результатов НИОКР, маркетинговые, консультационные и информационные услуги для новых высокотехнологических предприятий.

При этом перечисленные меры могут иметь эффект лишь при их комплексном внедрении.

— Как вы оцениваете результаты нашего научно-технического сотрудничества?

— Оно осуществляется на уровне отдельных ученых, между научными организациями, университетами и предприятиями Беларуси и Германии. В частности, наши ученые и преподаватели вовлечены в европейские программы академических обменов Темпус и Эразмус Мундус, а также в немецкие программы Службы академических обменов (DAAD) и фонда Александра Гумбольдта.

Проектное институциональное сотрудничество, как правило, поддерживается в рамках рамочных научно-исследовательских программ ЕС, Немецкого научно-исследовательского общества и программы научно-технического сотрудничества Федерального министерства образования и исследований Германии (BMBF). Так, например, в седьмой Рамочной научно-исследовательской программе ЕС, выполняемой в 2007–2013 гг., Беларусь участвует в 33 проектах, большинство из которых являются инфраструктурными, при этом многие реализуются в кооперации с научными организациями и предприятиями Германии.

В рамках программы BMBF по заявкам немецких организаций и предприятий поддерживаются мероприятия для налаживания проектного или институционального научно-технического сотрудничества, а также для разработки концепции и планирования совместных проектов в рамках целевых программ BMBF или рамочных научных программ ЕС. Всего в 1994–2012 гг. со стороны BMBF поддержано около 60 германо-белорусских научно-технических проектов. В числе последних проектов по линии BMBF стоит отметить разработку бездефектных ферроэлектрических дисплеев на жидких кристаллах высокого оптического качества (с белорусской стороны в проекте принимал участие НИИ ПФП БГУ), микрорезонаторных методов для детектирования и идентификации микрочастиц и биокатализаторов (БГУ), новых тонких нанокристаллических пленок для оптоэлектроники (Институт физики твердого тела и полупроводников НАН Беларуси) и др.

Хорошим примером сотрудничества служит работа в Минске совместной научно-исследовательской лаборатории Института физики НАН Беларуси и Института неразрушающего контроля им. Фраунгофера (Дрезден) в области оптической и лазерной диагностики различных сред и объектов.

Правда, есть и сдерживающие факторы на пути более широкого и углубленного взаимодействия научных организаций и предприятий. Таковыми, на наш взгляд, являются снижающийся в последние годы потенциал научных организаций Беларуси, отсутствие реальной государственной поддержки белорусских участников совместных научно-исследовательских проектов и «замораживание» с начала 2011 г. контактов на официальном, министерском уровне, в частности, между BMBF — с немецкой стороны и ГКНТ с белорусской.

— Не получается ли так, что наши ученые умы в большей степени работают на благо немецких предприятий под их заказы?

— Могу сослаться на данные ГКНТ о результатах внешнеэкономической деятельности, согласно которым в 2010 г. по заключенным с Германией научно-техническим контрактам в Беларусь поступило около 890 тыс. USD. При этом, считаю, следует оценивать эффект не только в денежном выражении, но также учитывать то, что в рамках совместных проектов белорусские специалисты повышают свою компетенцию, получают ценный опыт работы с современным научным и технологическим оборудованием, дорогостоящими материалами. Существенно и то, что, не будучи в полной мере востребованы на родине, перспективные ученые находят себе применение в совместных проектах с иностранцами.

— Что из инструментов поддержки германо-белорусского сотрудничества доступно сейчас белорусским субъектам хозяйствования?

— С немецкой стороны основную помощь в налаживании связей оказывают экономический отдел посольства Германии в Минске, представительство Немецкой экономики в Беларуси, Немецко-Белорусский экономический клуб и Информационный центр Германской службы академических обменов. В числе инструментов поддержки — консультационные, маркетинговые, выставочные и информационные услуги, поездки предпринимателей, семинары, контактно-кооперационные биржи и многое другое.

Весьма полезным представляется участие белорусских организаций в выставках ведущих немецких компаний Messe Berlin и Messe Mьnchen International при поддержке представительства Немецкой экономики, а также в семинаре «Зеленые материалы — полимеры, натуральные материалы и новые композиты» в рамках Ганноверской промышленной ярмарки 8–12 апреля с поддержкой BMBF. В седьмой раз Немецко-Белорусский экономический клуб и представительство Немецкой экономики при патронаже посольства Германии в Минске проводят 8 октября День немецкой экономики в Беларуси по теме «Кадры специалистов для экономики — вызовы, концепции, опыт».

— Как добиться того, чтобы в наш инновационный сектор экономики пришли немецкие инвесторы?

— Беларусь сегодня интересна Германии, главным образом, своим кадровым потенциалом. Для его максимального использования необходимо создание совместных инновационных предприятий и производств, причем прежде всего на белорусской территории. Но чтобы немецкие и другие иностранные инвесторы массово пришли в инновационную сферу, республика должна стать исключительно привлекательной по уровню налоговых и таможенных сборов, стабильности законодательства, валютного регулирования, защищенности интеллектуальной собственности. Возможно, нам следует сделать всю территорию Беларуси оффшорной инновационной зоной для предприятий, работающих в приоритетных для нас высокотехнологических областях.

Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях