Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №49(2545) от 05.07.2022 Смотреть архивы

USD:
2.5329
EUR:
2.6533
RUB:
4.7397
Золото:
148.81
Серебро:
1.74
Платина:
75.82
Палладий:
152.69
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

НЕЛЕГКАЯ СУДЬБА АВТОРСКОГО ПРАВА:

ПОЧЕМУ НЕ УДАЛАСЬ ОЧЕРЕДНАЯ ПОПЫТКА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

ПОЧЕМУ НЕ УДАЛАСЬ ОЧЕРЕДНАЯ ПОПЫТКА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В конце прошлого года Постоянная комиссия по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Палаты представителей единогласно приняла решение о необходимости вернуть на доработку проект закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "Об авторском праве и смежных правах". Это - серьезный повод задуматься над тем, что происходит у нас в области охраны авторского права.

Традиция переписывать законы

Изменения в законодательство об авторском праве, о необходимости которых говорят уже не один год, обрели форму документа, внесенного правительством в августе текущего года в Палату представителей.

Необходимость таких изменений была "запрограммирована" еще в 1998г., когда Закон от 16.05.1996г. № 370-XIII "Об авторском праве и смежных правах" (далее - Закон) был скоропостижно изложен в новой редакции в целях приведения в соответствие с международными договорами. Этот шаг уже тогда вызывал обоснованные сомнения, поскольку национальное законодательство адаптировалось к нормам международных договоров, еще не вступивших в силу. В результате в новую редакцию были просто включены положения Договоров ВОИС по авторскому праву, исполнениям и фонограммам, причем без требуемого осмысления, а также должной детализации и адаптации к отечественной правовой системе. Одновременно с этим в Законе появился ряд новаций, многие из которых на поверку оказались юридически некорректными, вызывающими не только критику теоретиков, но практические проблемы. Кроме того, в Законе так и не была урегулирована деятельность организаций, управляющих имущественными авторскими и смежными правами. Поэтому в план законопроектной деятельности на 2004 г. был включен пункт о внесении изменений и дополнений в Закон "Об авторском праве и смежных правах".

Хотели как лучше...

Однако благим намерениям решить застарелые проблемы не суждено было сбыться. Законопроект стал заложником практикуемой в последнее время процедуры экспресс-законотворчества. Три месяца, отведенные на его разработку, не позволили пересмотреть весь Закон, чтобы избавиться от очевидных изъянов и включить те нормы, необходимость которых диктуется правоприменительной практикой и развитием общественных отношений. Разработчики смогли предложить решение многих из существующих проблем. Так, законопроект вносит больше ясности в регулирование договорных отношений по поводу имущественных авторских прав, в том числе предполагает включение в Закон норм об авторском договоре заказа. Важно и то, что проект устраняет коллизии, существующие в настоящее время между Законом и Гражданским кодексом.

В то же время за рамками законопроекта остались такие проблемы, как определение особенностей правовой охраны компьютерных программ и баз данных; реализация авторских и смежных прав в цифровой среде, в т.ч. определение границ ответственности лица, незаконно размещающего охраняемые произведения и объекты смежных прав в сети Интернет, и провайдера, обеспечивающего доведение этих объектов до всеобщего сведения;  определение разумного баланса между сферой действия исключительного права и допускаемыми случаями свободного использования произведений и объектов смежных прав; создание действенного механизма защиты нарушенных прав, позволяющего одновременно защитить интересы правообладателя и не допустить причинение неоправданного ущерба другим лицам, и многое другое.

К сожалению, при разработке законопроекта эти вопросы даже не рассматривались. Поэтому уже на стадии разработки законопроекта стало ясно, что сразу после его принятия встанет вопрос о необходимости дальнейшего совершенствования законодательства об авторском праве.

Впрочем недостатки законопроекта представляют гораздо больший интерес, поскольку именно они стали причиной решения депутатов. Более того, обсуждение отдельных положений законопроекта заставляет обратить внимание на ряд серьезных проблем отечественного законодательства.

Совместить несовместимое

Основное место в законопроекте было отведено вопросам коллективного управления авторскими и смежными правами. Это необходимый элемент системы авторского права и смежных прав, поскольку позволяет авторам и исполнителям реализовать свои права в тех сферах, где сделать это в индивидуальном порядке сложно или практически невозможно (использование в передачах телевидения и радио, концертных программах и т.п.).

Существующую сейчас ситуацию можно кратко охарактеризовать как правовой вакуум, на фоне которого управлением правами авторов пытается заниматься республиканское унитарное предприятие "РУПИС", недавно переименованному в РУП "Белорусское авторское общество". Правомерность такой деятельности вызывает серьезные сомнения. И дело даже не в том, что государственное унитарное предприятие согласно ГК не может выступать в роли управляющего правами - такая казуистика интересует далеко не всех юристов. Основная проблема в том, что белорусским авторам навязали организацию, которая должна блюсти их права, а сами авторы при этом не имеют возможности ни влиять ни контролировать ее деятельность.

Для решения проблемы коллективного управления не надо изобретать велосипед. В мировой практике общим правилом является то, что правами авторов управляют создаваемые ими же общественные организации. Государство же оставляет за собой функции контроля.

Включенные в законопроект нормы, посвященные коллективному управлению, стали результатом вынужденного компромисса между стремлением узаконить существующую ситуацию, при которой правами авторов фактически управляет государство (в лице названного госпредприятия), и желанием следовать общепринятым принципам коллективного управления. В результате получилась странная ситуация. С одной стороны, в законопроекте прямо говориться о том, что организации, управляющие имущественными правами, являются некоммерческими и могут создаваться непосредственно обладателями авторского права и смежных прав в форме общественных объединений. С другой же стороны, законопроект допускает возможность создания такой организации Советом Министров - в этом случае она будет иметь форму государственного учреждения. На первый взгляд в таком подходе ничего плохого нет; здоровая конкуренция должна выявить, какая структура работает лучше. Однако здесь скрыта юридическая ловушка. Особенность деятельности организаций по коллективному управлению авторскими и смежными правами состоит в том, что конкуренция между ними не только нежелательна, но даже недопустима. Об этом сказано и в законопроекте: не допускается осуществление двумя или более организациями управления одними и теми же правами в интересах одних и тех же категорий правообладателей. Таким образом, создание организации по управлению правами в форме госучреждения и определение в качестве сферы его деятельности управления правами всех категорий правообладателей блокируют возможность создания организации по коллективному управлению самими авторами и исполнителями.

Госструктура по коллективному управлению будет иметь те же недостатки, что и действующее сейчас госпредприятие: авторы и исполнители не смогут участвовать в управлении организацией, осуществляющей и защищающей их права. Авторский совет, создание которого предполагается "в целях обеспечения участия обладателей авторского права и смежных прав в деятельности созданной Советом Министров организации", вряд ли сможет решить эту проблему, поскольку законопроект не определяет статус названного органа. Ему, скорее всего, придется выполнять лишь декоративные функции.

Почему же правительство, вносившее законопроект в парламент, настаивает на обязательном участии государства в управлении правами, являющимися по своей природе сугубо частными? Что это - искренняя забота об авторах, которые, как дети малые, не могут обойтись без государственной помощи, или неосознанное проявление тенденции всеобщего огосударствления, сказать сложно. Сами депутаты так и не смогли прийти к единому мнению, посчитав за лучшее вернуть Закон на доработку.

Служебные произведения: авторы без прав

"Болевой точкой" отечественного авторского права является определение правового статуса служебных произведений. Таковыми ст.14 Закона называет произведения, созданные в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания. Действующая редакция устанавливает, что в отсутствие договора об ином все имущественные права на служебное произведение принадлежат нанимателю. Автор, работающий по найму, не только лишается права использовать результаты своего творчества, но и не может рассчитывать на получение вознаграждения за его использование как нанимателем, так и третьими лицами.

Подобный подход впервые появился в редакции Закона 1998 г. До этого права авторов служебных произведений фактически не отличались от прав иных авторов, и наниматель, заинтересованный в коммерческом использовании результатов интеллектуального творчества работника, заключал с ним авторский договор, выплачивая помимо зарплаты авторское вознаграждение. Почему же ситуация изменилась? Почему государство стимулирует творческую активность создателей изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, устанавливая минимальные гарантии в отношении выплаты вознаграждения авторам служебных объектов промышленной собственности, и не делает того же самого в отношении, например, разработчиков программного обеспечения? Вразумительного объяснения этому никто не дал. Поэтому можно предположить, что в данном случае имело место банальное лоббирование корпоративных интересов, причем не отечественных компаний, а зарубежных, которые заинтересованы в использовании интеллекта белорусских авторов с минимальными издержками.

К сожалению, в законопроекте проблема служебных произведений не решена, не считая предложения ввести норму о том, что наниматель вправе заключить с автором служебного произведения договор, предусматривающий выплату авторского вознаграждения. Однако это ничего не меняет, поскольку речь идет о праве, а не об обязанности. А возможность нанимателя и автора заключить договор "об ином" предусматривается и ныне.

Оптимальным решением вопроса о служебных произведениях было бы законодательное закрепление разумного баланса между интересами нанимателя и автора, который мог бы состоять в том, что первоначально авторское право на служебное произведение возникает у автора, однако при отсутствии договоренности об ином право коммерческого использования этого произведения переходит к нанимателю с сохранением за автором права на получение вознаграждения. Такая практика успешно работает в других странах. Отечественный законодатель подобными проблемами себя не утруждает, поэтому белорусские авторы, работающие по найму, судя по всему, и дальше будут самыми бесправными.

Регистрация против пиратства

Законопроект предполагает включение в Закон ст.42 "Регистрация объектов авторского права и смежных прав", согласно которой обладатель исключительных прав может зарегистрировать произведение или объект смежных прав в порядке, определяемом Советом Министров. Такая постановка вопроса вызывает недоумение, поскольку и Закон, и ГК говорят о том, что правовая охрана произведений и объектов смежных прав возникает в силу факта их создания. Впрочем разработчики оговорили, что регистрация не является презумпцией авторства или обладания исключительными правами, т.е. регистрация не делает заявителя автором или обладателем прав на произведение. Однако на практике регистрационный принцип вполне может подменить предусмотренный Законом принцип охраны "без соблюдения каких-либо формальностей", тем более что в части определения порядка такой регистрации законопроект содержит отсылочную норму. Кроме того, остается неясным правовой статус документа, выдаваемого по результатам такой регистрации, и то, как им будут пользоваться лица, зарегистрировавшие произведения. Ведь регистрирующий орган при всем желании не сможет выяснить, является ли заявитель настоящим автором или действительным обладателем прав на произведение.

Почему вообще возникла идея регистрации? Рискну предположить, что эта инициатива исходит от правоохранительных органов, которые видят в создании банка данных охраняемых объектов авторского права и смежных прав средство повысить эффективность борьбы с распространением контрафактной продукции. Понять сотрудников милиции можно: от них требуют навести порядок на рынке аудио- и видеопродукции, а они не знают, что необходимо изымать из оборота, а что нет.

Вот только правильно ли расставлены приоритеты? Мы по своей инициативе боремся с оборотом контрафакта, а зарубежные компании-правообладатели не проявляют особого интереса ни к отечественному рынку, ни к пиратству на нем. Так может быть, есть смысл сосредоточить усилия государства на борьбе с другими проявлениями контрафакции - распространением поддельных лекарств, косметики, алкогольной продукции - всего того, что  причиняет не только экономический ущерб владельцам прав интеллектуальной собственности, но может причинить вред и  здоровью потребителей? А борьбу с пиратством на рынке аудио- и видеопродукции - вести постольку, поскольку этого требуют правообладатели...

В ожидании решения

С одной стороны, принятие законопроекта позволило бы устранить наиболее очевидные недостатки ныне действующего Закона. С другой - не меньшее количество проблем осталось бы нерешенными. Поэтому парламентарии избрали наиболее разумный выход, не дав дорогу такому законопроекту.

Сможет ли правительство теперь проявить столь же взвешенный подход и избежать крайностей: в спешке доработать законопроект и повторно внести его в парламент, не изменив концептуально, либо вообще забыть о необходимости решать проблемы законодательства об авторском праве? Хочется надеяться на то, что будет выбран третий вариант: без лишней суеты, с привлечением всех заинтересованных будет разработана новая редакция Закона "Об авторском праве и смежных правах" и в Беларуси наконец появится качественный законодательный акт, защищающий права творческих работников.
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений