$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

НЕИССЯКАЕМАЯ ЭНЕРГИЯ НАДЕЖДЫ©

07.05.2013

В марте индекс бизнес-климата (ИБК) реального сектора экономики увеличился сразу на 11,7 процентных пункта (п.п.), до 17,5%. Однако, как и в январе—феврале, основным драйвером его роста стали ожидания на предстоящие месяцы, тогда как текущие производственно-финансовые показатели оставляли желать лучшего. Ситуацию скорее следовало бы охарактеризовать как замедление ухудшения, чем улучшение.

Согласно опросу Нацбанка, в марте оценка экономической конъюнктуры ухудшилась: неблагоприятной ее назвали 50,3% предприятий против 49,2% в феврале. В промышленности доля таких ответов увеличилась с 51,4% до 54,5%, в торговле — с 39,6% до 39,8%. Правда, при этом в строительстве и на транспорте она несколько снизилась. В целом хорошим свое экономическое положение назвали лишь 8,5% респондентов, плохим — 21,6%, удовлетворительным — 69,9%.

Продолжил снижаться (хоть и не такими значительными темпами, как раньше) физический объем производства, продаж, работ и услуг. На это указали 31,3% опрошенных (в марте — 41,6%), у 28% (21,7%) предприятий показатель вырос, у 40,7% (36,7%) — остался на прежнем уровне.

Доля тех, кто нарастил производство, вновь оказалась на 5,6 п.п. ниже тех, кто увеличил реализацию, в результате чего затоваривание складов продолжилось. На рост физического объема нереализованной продукции и количества объектов с нарушением сроков строительства указали 27% предприятий (ранее — 26,8%), у 17,8 (18,4%) опрошенных они снизились, у 55,2% (54,9%) — остались на прежнем уровне.

Ситуация с заказами несколько улучшилась, однако доля тех, кто констатировал их снижение, все еще преобладала над теми, у кого они выросли. Оживление контрагентов на внутреннем рынке отметили 14,3% предприятий, снижение активности констатировали 22,4%, на внешнем рынке — 13,2% и 17,8% соответственно.

Сложно назвать положительными оценки по блоку финансовых вопросов. Так, продолжила ухудшаться ситуация с неплатежами. На рост просроченной дебиторской задолженности пожаловались 34,4% участников мониторинга против 31,6% в феврале, снизили ее 18,9% (ранее — 20,5%), удержали на уровне предыдущего месяца — 46,7% (47,9%). Неплатежи в сочетании с работой на склад способствовали увеличению с 55,5 до 57,8% доли предприятий, охарактеризовавших свою обеспеченность оборотными средствами как недостаточную. В промышленности вес таких ответов вырос с 55,8 до 67,1%, в строительстве — с 62 до 67,1%, на транспорте — с 60,9 до 63,6%, в торговле — с 46,9 до 48,8%. Соответственно заметней стало и влияние «оборотки» на хозяйственную деятельность, сильным его назвали 43,8% опрошенных, тогда как слабым — лишь 4,7%.

Сомнительным утешением на этом фоне стало незначительное замедление издержек: их увеличение отметили 51,2% опрошенных (в марте — 53,3%), тем более что в строительстве рост затрат только ускорился. К тому же торможение инфляции на фоне жесткой кредитно-денежной политики в стране (в марте прайсы подняли 32,7% предприятий против 35,8% в феврале) не позволяло многим воспользоваться привычным механизмом увеличения выручки.

И все-таки на таком не самом благоприятном фоне реальный сектор смог значительно замедлить снижение чистой прибыли по всем укрупненным видам деятельности. Рост конечного финансового показателя отметили 28,7% организаций против 21,8% в феврале, тогда как на его снижение указали 42,6% (52,2%) опрошенных.

В марте практически не изменился баланс рисков хозяйственной деятельности. Как и прежде, 56,3% респондентов в качестве основных называли экономические риски, связанные с изменением спроса, цен, процентных ставок, валютного курса, неплатежеспособности и банкротства контрагентов. На изменения в законодательстве пожаловались 15,6% опрошенных (в феврале — 15,9%), на вмешательство со стороны местных органов власти — 21,2 (20,9%). В целом же, по оценке участников опроса, влияние указанных рисков на хозяйственную деятельность несколько ослабло.

Ключевым драйвером ИБК в очередной раз стали ожидания субъектов хозяйствования на предстоящие месяцы. Так, роста производства (продаж, работ и услуг) в апреле—июне ожидают 57% предприятий, тогда как снижения — лишь 9%. Вместе с тем производственные планы традиционно обогнали ожидания в части спроса, на усиление которого рассчитывают 50,2%, а на снижение — 8,8% опрошенных. Если прогнозы сбудутся, складские запасы продолжат рост, и основные финансовые показатели ухудшатся. Тем более что в части роста отпускных цен планы реального сектора становятся более сдержанными.

Впрочем, снизившиеся в марте по сравнению с февралем ожидания предприятий промышленности по темпам производства свидетельствуют о ненадежности прогнозов и их вкладе в рост ИБК.

К тому же откровенно разочаровывают результаты анализа инвестиционной активности предприятий реального сектора в I кв. 2013 г., которые хорошо коррелируют со статданными по инвестициям в основной капитал. Опрос зафиксировал значительное ухудшение финансового положения предприятий, что на фоне дороговизны кредитных ресурсов ограничило возможность проводить модернизацию. По сравнению с IV кв. 2012 г. уменьшилась с 38,9 до 25,7% доля предприятий, увеличивших инвестиционную активность, и возросла тех, кто ее снизил (с 18,2 до 24,2%) и у кого она отсутствовала (с 8,3% до 14,3%). Среди топ-тройки ключевых факторов, ограничивающих инвестиционную активность, по-прежнему недостаток собственных средств (отметили 76,5% опрошенных), высокие ставки по кредитам (50,6%) и цены на строительство и оборудование (28,4%). В то же время на отсутствие эффективных инвестпроектов указали лишь 6,5% респондентов. Похоже, представители реального сектора убеждены в правильности выбранных целей собственного развития и не склонны критически оценивать свои бизнес-планы. Чего не скажешь о правительстве и банках, в один голос заявляющих о недостаточном количестве интересных проектов, их низкой инновационности и конкурентоспособности. Возможно, все дело в отсутствии должной компетенции менеджеров в части развития производств на современном этапе? Ведь если все хорошо, откуда проблема со сбытом и затоваренностью складов?

На подобные рассуждении подталкивают и мотивы инвестиционной деятельности предприятий. Основным среди них является поддержание изношенных мощностей, о чем сообщили 66,4% респондентов, тогда как на выпуск новой продукции свои вложения направляют лишь 15,4% предприятий. Где уж тут говорить массовом переходе на V-й и VI-й технологические уклады и построении «новой экономики»! А ведь именно такие цели обозначены в ряде государственных программ.

Хотя, планы и прогнозы часто расходятся с рутинной действительностью.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях