$

2.5600 руб.

3.0438 руб.

Р (100)

3.3894 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Интеграция

Нефть может закончиться. Транзит - никогда

16.04.2004
С 1 мая ряд стран войдут в Европейский Союз и будут проводить единую экономическую политику. Наблюдая за тем, как объединяются наши бывшие соседи по "социалистическому лагерю", многие из нас, боясь себе признаться, испытывают ностальгию по некогда сильному государству, в котором мы жили. Почему не учимся у Евросоюза? Каким образом Беларуси и России нужно строить свои отношения, чтобы они шли в развитие, а не в разрыв?

Этими сомнениями обозреватель "НЭГ" поделилась с одним из наиболее компетентных в вопросах белорусско-российских отношений людей - Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Беларуси Александром Блохиным.

- Нет ни одного убедительного аргумента в пользу того, что мы, объединяясь, будто идем по неправильному пути. Да, нужно поддерживать отношения и с другими государствами, в том числе с Евросоюзом. Однако российско-белорусская интеграция - это важнейшее стратегическое направление сотрудничества.  Если сегодня кто-то хочет пересмотреть результаты нашей интеграции, он очень сильно ошибается, потому что мы видим реальный результат.

Я считаю, что мы очень многого добились. И дело не в том, что у нас есть Союзный договор. Белорусско-российский товарооборот составляет сегодня 12,5 млрд. USD. Многие белорусские заводы до 80% продукции производят из российских комплектующих, российские предприятия получают комплектующие из Беларуси.

Если потенциал Украины в 5 раз больше, чем Беларуси, а украинско-российский товарооборот составляет около 10 млрд.USD, значит интенсивность российско-белорусского товарооборота активней российско-украинского в 5 раз. Это означает, что курс на интеграцию России и Беларуси выбран правильно. Ничем другим, как ростом успехов интеграции и созданием единого экономического и таможенного пространства, мы объяснить это не сможем.

Вместе с тем, в обычной человеческой жизни, какой бы идеальной она ни казалась, существуют проблемы. Есть они и в отношениях между государствами: бывают периоды более скоростного движения, его замедления, бывает и время остановок. И все это - нормально.

- Но почему же тогда в последнее время возникает все больше и больше разногласий?

- Даже если реформа проводится в пределах одной страны, то проблема бюджета и реформирования власти - самые больные вопросы. Если же речь идет о двух государствах - проблемы становятся более сложными на порядок.

Наши проблемы возникли потому, что мы стали пытаться решать наиболее значимые вопросы, на которые напрямую завязаны бюджеты России и Беларуси, распределение полномочий между союзными органами и органами суверенных государств. Понятия денег и власти - важнейшие при выстраивании отношений между членами союза. Кроме того, сближению позиций мешает все возрастающий разрыв в экономических системах наших стран. Поэтому сближение экономического законодательства сегодня - важнейшая задача, которую нам необходимо решить.

- Александр Викторович, насколько мы далеки от идеального Таможенного союза? Лукавят ли чиновники, говоря, что наши таможенные тарифы максимально унифицированы с российскими, за исключением жизненно важных для республики товаров, а высокая ставка таможенных пошлин, как правило, направлена на поддержку собственного производителя?

- Да, мы задекларировали в Союзном договоре, что у России и Беларуси должно быть единое таможенное пространство. Но, как вы понимаете, оно состоится лишь тогда, когда ввозные и вывозные пошлины России и Беларуси будут абсолютно одинаковыми. Когда это произойдет, тогда и таможенная граница между Россией и Беларусью исчезнет полностью.

Вместе с тем, российско-белорусский товарооборот содержит около 12 тыс. наименований товаров. По вывозным пошлинам сегодня осталось 158 несогласованных позиций, а по ввозным - 1750. За прошедший год Россия и Беларусь согласовали ряд позиций: на начало 2003г. было не согласовано вывозных около 600. Что касается ввозных, то здесь динамика обратная: на начало 2003г. было несогласованных 1250 наименований, сегодня - 1750 ( рост+500 позиций). Поэтому остаются проблемы дополнительного контроля перемещения товаров третьих стран.

При этом не нужно забывать, что таможенные пошлины -- это прямые деньги, поступающие в бюджет. Есть позиции, по которым интересы России и Беларуси диаметрально расходятся. Возьмите такой пример, как введение таможенных пошлин на ввоз автомобилей. Если у Беларуси нет своей промышленности, производящей легковые автомобили, она не заинтересована в высоких пошлинах на ввоз. У России есть заводы, которые выпускают такие автомобили, поэтому приходится заботиться об интересах своих производителей.

Однако об унификации таможенных ставок на ввоз автомобилей можно договориться и сойтись на усредненной величине. Ведь, с одной стороны, таможенные барьеры не стимулируют развития российских производителей, с другой, и Беларуси можно было пойти на повышение таможенных пошлин, пусть на дорогах Беларуси станет меньше мерседесов и фольксвагенов, а больше вазов и уазов...

Самым деструктивным явлением, замедляющим создание единого таможенного пространства, стало одностороннее введение мер тарифного или нетарифного регулирования -- без предупреждения одной из сторон. Кстати, этим белорусы грешат чаще, чем россияне. Беларусью были введены ограничения по поставкам пива, жидкого мыла, хлебобулочных изделий, целому ряду других товаров.

-- Но ведь и Россия вводит запреты на ввоз белорусской продукции. К примеру, есть ограничения на ввоз белорусского сахара.

-- Нужно признать, и Россия грешит изменением таможенных пошлин без уведомления белорусского партнера. И это несмотря на то, что есть решение, в соответствии с которым всякое регулирование должно происходить на согласованной основе.

Что касается поставок сахара из Беларуси, произведенного из белорусского же сырья -- cахарной свеклы -- здесь нет никаких препятствий. Он продается на тех же условия, что и российский. Если же речь идет о сахаре, произведенном из импортного сырья, к примеру, кубинского тростника, так это -- не чисто белорусская продукция. Доля труда, затраченного на производство сахара-сырца, его транспортировку больше той, что затрачивается на его переработку белорусами, а это уже, как говорится, другая "песня".

Я считаю, что поддерживать нужно собственного производителя, а не кубинского... Выгоднее производить сахар из собственной свеклы -- загрузить собственные сельхозпредприятия, выращивающие и перерабатывающие свеклу.

Все таможенные узлы можно развязать за столом переговоров -- привести в соответствие ввозные и вывозные пошлины к единым величинам.

-- Выходит, нашим чиновникам-переговорщикам не хватает мудрости, чтобы договориться до этих самых сбалансированных прибылей и потерь...

-- Я думаю, им не хватает самостоятельности в принятии решений. Трудно вести переговоры в поисках компромиссного варианта, когда у одной делегации, чаще всего у белорусской, -- лишь одна жесткая установка. А ведь на переговорах делегация любой страны всегда имеет люфт: между программой-минимум и программой-максимум. В его пределах руководитель делегации, облеченный доверием государства, имеет право самостоятельно принимать ответственные решения...

-- В Минске и других городах открылся ряд магазинов, торгующих конфискатом, часто -- российским. Чиновники утверждают, что, во-первых, официальных обращений по поводу незаконной конфискации российских грузов с предоставлением конкретных фактов в ГТК не поступало. А во-вторых, мол, все решения о конфискации принимает суд. При том, как сообщил как-то прессе официальный представитель ГТК, средства от реализации конфиската составляют всего 3% от общих перечислений таможни в госбюджет.

-- Дело не в сумме конфискованного, а в самом факте незаконных действий белорусских властей. Конфискуется не только российский транзит, но и товар других стран -- поляков, французов, казахов, украинцев. Просто Россия страдает больше по причине большего числа транзитного груза, идущего через белорусскую границу. Выиграет ли Беларусь от этого? Вопрос не риторический. Только за прошлый год в объезд Беларуси прошло 10 тыс. поездок российских водителей.

Вообще, с какой стати таможенный комитет либо белорусский суд определяли: законно или незаконно создана в России фирма-получатель груза? Это решение находится за пределами юрисдикции любого органа Беларуси.

Когда же в декларации заявлены, к примеру, валенки, а транспортируются компьютеры -- это, конечно, прямое нарушение, со всеми вытекающими негативными последствиями для фирмы-отправителя.

Если у Азербайджана есть нефть, у России -- нефть и иные ресурсы, то у Беларуси всего этого, кроме калийных удобрений и леса, нет. Зато есть важнейшее стратегическое положение -- самая короткая дорога из Европы в Россию. Транзит -- это важнейшая экономическая база Беларуси, которая, в отличие от нефти, никогда не кончается, с каждым годом может давать казне все больше и больше денег. При этом доходы будут расти не благодаря высоким транзитным пошлинам, а пропорционально количеству перевезенного груза, проехавшим транспортным средствам и т.д.

Тот, кто делает бизнес на высоких ценах дорогих бутиков, имеет меньше прибыли, чем тот, кто делает ставку на низкие цены и большие объемы торговых оборотов. Так и в транзите. Можно, конечно, через каждые 10 км поставить шлагбаумы и брать с каждого по 10 USD. Однако тогда через страну будут меньше ездить. Цены нужно регулировать так, чтобы как можно больше перемещалось грузов через Беларусь, как можно больше прокачивалось нефти, газа.

-- А как бы вы прокомментировали российско-белорусские газовые недоразумения?

-- Для нас не понятны причины, по которым Белтрансгаз прибегает к заключению краткосрочных контрактов с независимыми поставщиками (объемов закупленного газа хватает всего на несколько дней) и отказывается подписать долгосрочное соглашение с Газпромом. Как показывают подсчеты, средняя цена газпромовского топлива была бы сравнима с той, которую сегодня белорусская сторона платит таким компаниям, как ТрансНафта, Сибур и др., т.е. чуть больше 46 USD за тыс. куб.м. При этом отсутствие договоренностей с ведущей российской компанией, а также контракта на транзит газа через территорию республики по сути привело к тому, что сегодня белорусская сторона, не получая платы за транспортировку топлива, стоимость прокачки которого к тому же была увеличена с 0,53 USD до 0,68 USD, беспроцентно кредитует Газпром.

Что касается проблемы получения газа по внутрироссийским ценам, то, как известно, она напрямую увязана с вопросом создания совместного российско-белорусского газотранспортного предприятия. 12 апреля 2002 года правительства наших стран договорились, что Россия будет поставлять газ в республику на условиях 5-го ценового пояса, а к 1 июля 2003 года стороны учредят вышеупомянутое СП. На этот счет в пакете было подписано два соответствующих соглашения, после чего мы поставляли в Беларусь газ на оговоренных условиях в течение полутора лет. Однако несмотря на это совместное предприятие создано не было, в результате чего Россия оказалась вынужденной отказаться от поставок топлива в республику по внутрироссийским ценам. Тем не менее, Россия готова вновь перейти на льготные поставки газа в Беларусь с момента учреждения СП.

В последнее время здесь много говорят о том, что приостановка Газпромом в начале этого года транзитных поставок газа через Беларусь якобы сильно повредила имиджу компании как надежного коммерческого партнера. Как мы понимаем, и об этом свидетельствуют наши контакты с западными партнерами, в данном случае речь идет скорее о потере престижа Беларусью в качестве стабильной транзитной страны. Газпром, безусловно, найдет способ обеспечения транзита в Европу, будь то по дну Балтийского моря или каким-либо иным способом. Но в этом случае ущерб для Беларуси как транзитной страны будет невосполнимым, и она может потерять свои естественные географические преимущества. Как представляется, для республики нет более важной задачи, чем каждодневно доказывать свою безусловную транзитную надежность.

Автор публикации: Беседовала Тамара МАРКИНА


***