$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

НЕДОСТУПНЫЕ ИСТОЧНИКИ©

19.04.2013

Окончание сезона сдачи и проверки годовых отчетов позволяет обсудить некоторые впечатления о новшествах бухгалтерского законодательства. Сегодня ими делится директор РУП «Служба ведомственного контроля при Минстройархитектуры» Семен СОЦ.

— Семен Павлович, какие уроки на основе практики работы возглавляемой вами службы можно извлечь из годового отчета – 2012?

— Традиционно любые новшества вызывают у бухгалтеров определенные затруднения. Но если с учетными вопросами можно справиться своими силами, то проблемы, возникающие на стыке различных сфер законодательства, урегулировать сложнее. Одна из них, с которой столкнулись предприятия в начале текущего года, — определение источника выплаты 13-й зарплаты, квартальных премий, различного рода вознаграждений к юбилейным датам, праздникам, в т.ч. профессиональным, торжественным событиям. Как известно, ст. 63 Трудового кодекса установлено, что формы, системы и размеры оплаты труда работников, в т.ч. дополнительные выплаты стимулирующего и компенсирующего характера, устанавливаются нанимателем на основании коллективного договора, соглашения и трудового договора. При этом не уточняется, за счет каких источников могут выплачиваться такие дополнительные выплаты.

С одной стороны, нормативные правовые акты по бухучету предполагают, что все такие выплаты являются затратами предприятий и должны учитываться в составе себестоимости, управленческих и прочих расходов и списываться в дебет различных субсчетов счета 90 «Доходы и расходы по текущей деятельности». Новый план счетов не предусматривает списание каких-либо расходов за счет чистой прибыли — она может расходоваться только на выплату доходов собственникам и увеличение уставного фонда.

Однако в ряде документов остались указания вроде п. 2 Рекомендаций по совершенствованию состава заработной платы работников коммерческих организаций путем увеличения доли оплаты труда по тарифным ставкам, утв. постановлением Минтруда и соцзащиты от 15.06.2009 № 73, где говорится, что после введения новых условий оплаты труда в результате проведения совершенствования оплаты труда решение об изменении размера стимулирующих выплат, осуществляемых за счет чистой прибыли, относится к компетенции нанимателя. Другой пример — п. 6 Рекомендаций по созданию системы материального и морального стимулирования за выпуск продукции, пользующейся спросом на внешних рынках, утв. постановлением Минтруда и соцзащиты от 28.02.2012 № 30, согласно которому премирование работников научно-исследовательских, конструкторских организаций, непосредственно участвующих в создании продукции для экспорта и в разработке технологии ее производства, производится за счет средств, предусмотренных договорами с организациями на создание продукции для экспорта и разработку технологии производства экспортной продукции, а также за счет прибыли, получаемой в результате реализации созданной продукции для экспорта. Размер отчислений от прибыли, получаемой от реализации созданной продукции на экспорт для стимулирования работников научно-исследовательских, конструкторских организаций, определяется нанимателем. Возможно, в связи со стремлением внедрить МСФО эти нормы устарели с учетом того, что они носят рекомендательный характер. Но есть действующие нормативные акты более высокого уровня, чем бухгалтерские инструкции. Так, Закон «О хозяйственных обществах» (далее — Закон) предусматривает, что распределение прибыли и убытков этого общества находится в компетенции общего собрания его участников. Кроме того, согласно ст. 30 Закона хозяйственное общество может образовывать другие (помимо резервных) фонды, которые создаются и используются в соответствии с законодательством или уставом этого общества. Таким образом, собственнику дано право решать, каким образом использовать прибыль. Однако реализовать это право не представляется возможным, потому что соответствующий механизм не предусмотрен в бухгалтерских инструкциях. Но как объяснить это людям, которые за много лет привыкли получать «13-ю зарплату» или более модные теперь премии и бонусы по итогам года? Подчеркну, что это именно годовые выплаты, целью которых является поощрение работников за отчетный год, так что квартальными или месячными выплатами их заменять нежелательно.

— Может, логичнее эти выплаты считать затратами — по их экономическому значению?

— Возможно. Но тогда как объяснить, что они не признаются затратами для целей налогообложения — в соответствии с подп. 1.3 ст. 131 Налогового кодекса? Получается очередное противоречие: если мы хотим обеспечить стимулирование по итогам работы, то нужно, чтобы оно было выгодно и самому предприятию, а следовательно, и его собственникам. Однако получается, что выгоднее под любым предлогом начислять стимулирующие выплаты в течение года, увеличивая затраты и соответственно уменьшая прибыль. С другой стороны, непонятно, почему при наличии достаточной суммы прибыли собственник не вправе потратить ее часть на поощрение работников, особенно если это с давних пор предусмотрено коллективными договорами.

Кстати, схожая ситуация с государственным целевым бюджетным фондом национального развития. Указом от 28.12.2005 № 637 источником его формирования определена часть прибыли (дохода) отдельных высокорентабельных унитарных предприятий и хозяйственных обществ сверх части прибыли, перечисляемой в бюджет в соответствии с п. 1 данного Указа. По своему экономическому значению этот фонд скорее похож на дивиденды, хотя имеет и ряд признаков налога. Однако порядок учета начисления фонда также не определен ни в плане счетов, ни в иных нормативных актах, хотя можно предположить, что он также начисляется в дебет счета 84.

— Тогда и прибыли может не остаться.

— Это все-таки собственнику решать. К тому же появляется прибыль иногда довольно странным образом — и тоже из-за нюансов законодательства. Например, согласно п. 48 Указаний по заполнению формы государственной статистической отчетности 12-п «Отчет о производстве промышленной продукции (работ, услуг)», утв. постановлением Белстата от 12.10.2012 № 182, стоимость запасов готовой продукции (работ, услуг) должна отражаться в фактических отпускных ценах за вычетом налогов и сборов, исчисляемых из выручки, действовавших на эту дату. В случае значительного колебания цен, действовавших на дату сдачи на склад готовой продукции, стоимость запасов готовой продукции (работ, услуг) оценивается с использованием средневзвешенных за период с начала года цен отгрузки на данную продукцию (вид продукции).

Однако в стр. 214 бухгалтерского баланса показываются остатки готовой продукции, учитываемой на счете 43 «Готовая продукция» по иным правилам. В соответствии с Инструкцией по бухгалтерскому учету запасов, утв. постановлением Минфина от 12.11.2010 № 133, запасы принимаются к бухгалтерскому учету по фактической себестоимости, которая определяется в сумме фактических затрат, связанных с производством данных запасов. При этом в аналитическом учете по отдельным наименованиям изделий допускается применение учетных цен (отпускных цен, плановой себестоимости, нормативной себестоимости и др.) с отдельным отражением в регистрах отклонений фактической себестоимости этих изделий от их стоимости по учетным ценам. Однако ни учет готовой продукции в фактических отпускных ценах, ни ее дооценка до них Инструкцией № 133 не предусмотрены. Получается, что в официальных статданных стоимость складских запасов зачем-то завышается. Вряд ли кому-то это принесет пользу. Но крайними опять-таки остаются бухгалтеры, которые, исполняя требования одних нормативных актов, зачастую вынуждены нарушать другие. Ведь в статотчетности, которая должна базироваться на данных бухучета, возникает отличие от бухгалтерского учета и отчетности. Чтобы этого избежать, на некоторых предприятиях производят дооценку готовой продукции в бухучете, что законодательством не предусмотрено. В результате в бухучете возникают ошибки — завышение стоимости оборотных средств и доходов.

— Вероятно, тут есть логика: штраф за нарушение порядка составления статотчетности куда значительнее, чем за промашки в бухучете…

— Когда-то писатель Петр Павленко сказал, что «иногда нужно отступать от правила, чтобы не впасть в ошибку». Но бухгалтер, а тем более ревизор, не может себе позволить ни то, ни другое. Ничего хорошего не получится, если мы будем измерять размером штрафов свои решения, заведомо зная, что любое окажется ошибочным — с точки зрения не того, так другого нормативного акта. Есть только один выход: увязать все документы, регулирующие одни и те же процессы в разных сферах права, таким образом, чтобы они не противоречили друг другу и уже тем более — не мешали.

Наша служба в пределах своей компетенции озвучила в различных ведомствах обозначенные проблемы, однако до настоящего времени они так и не решены. Полагаю, что принятие оперативных мер по приведению в соответствие с реалиями дня действующего законодательства будет способствовать созданию благоприятных условий для развития предпринимательской деятельности, снижения убыточности организаций, исключит конфликтные ситуации на местах. Замечу, что описанные выше проблемы — не единственные. Но будем надеяться, что все они разрешимы — ведь еще Иоганн Гёте считал, что «человек должен верить, что непонятное можно понять».

Беседовал

Леонид ФРИДКИН