$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

НЕ СУБСИДИЯМИ ЕДИНЫМИ ВОЗРОДИТЬ СЕЛО©

25.11.2011

Всемирный банк дал крайне низкую оценку эффективности финансовых вливаний в белорусское село в последние годы. Формируя около 8% ВВП страны, сельскохозяйственное производство получает совокупную господдержку в размере до 5% ВВП. При этом работа многих организаций остается нерентабельной, а их производительность значительно отстает от конкурентов в развитых странах.

Нереформированное и неэффективно функционирующее сельское хозяйство является бременем для государственного бюджета, отмечается в недавно презентованном докладе ВБ «Обзор государственных расходов в Республике Беларусь». С 2005 по 2009 гг. расходы на аграриев в реальном выражении увеличились наполовину, до 40% от всех средств, выделяемых бюджетом на экономику, опережая по данному показателю все остальные отрасли.

В то время как объем бюджетной поддержки возрастал, налоговые отчисления аграриев снижались, из-за чего, по оценкам ВБ, страна недополучает налогов в размере около 1% к ВВП. Налоговые льготы увеличили размеры чистых трансфертов для сельскохозяйственного сектора, которые в 4 раза превысили заработанную им в 2009 г. чистую прибыль.

Уровень бюджетной поддержки сельского хозяйства в Беларуси (4,15% к ВВП) значительно выше, чем во многих странах мира. В Украине это 2,25% к ВВП, в ЕС — 0,6% к ВВП, Канаде — 0,52%, США — 0,46%, России — 0,45%, в Австралии — 0,32%. А удельный вес трансфертов, выраженных в процентах к добавленной стоимости в агросекторе, у нас достигает 67%, при том что в ЕС этот показатель составляет 49%, в США — 42%, Украине — 30%, Канаде — 24%, России — 30%. Поддержка в расчете на 1 гектар сельхозугодий также одна их самых высоких в мире — 232 USD/га. Больше только в ЕС — 556 USD/га. Меньше в США (214 USD/га), Канаде (102 USD/га), Украине (46 USD/га), России (10 USD/га).

Однако огромные финансовые вливания в село не дают должного результата. Эксперты ВБ обращают внимание на низкий рост урожайности, значительное отставание производительности труда и капитала от показателей других отраслей, низкую рентабельность и быстрый рост долгов агросектора.

К примеру, после 2005 г. значительно замедлился рост урожайности, являющейся одним из показателей производительности труда. Несмотря на то, что Беларусь является лидером среди стран региона по количеству внесения удобрений (их у нас используют в полтора раза больше, чем в Германии и Чехии, и в 5–6 раз больше, чем в Украине), в 2005–2009 гг. средняя урожайность была ниже, чем в Германии: овощей — в полтора раза, зерновых, картофеля и сахарной свеклы — в два раза.

В 2009 г. производительность капитала в сельском хозяйстве составила лишь половину того, что демонстрировала остальная часть экономики, в то время как в 2000 г. разрыв составлял 35%. И это на фоне того, что инвестиции в основной капитал в агросекторе росли быстрее, а фондовооруженность труда в пересчете на одного работника на треть превысила показатели в других отраслях.

Не радуют и конечные финансовые результаты белорусских аграриев. По оценкам ВБ, в 2005–2009 гг. рентабельность сельскохозяйственных предприятий в целом сократилась с 8% до 4% в связи с опережающими темпами роста издержек по сравнению с доходами. Издержки хозяйств увеличились на 55% и в настоящее время превышают сельскохозяйственный ВВП на 70%. Доходы же были ограниченны политикой регулирования закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию, что лишало производителей возможности извлечь выгоду от повышения цен на продовольственных рынках.

Существенным риском для всей экономики является высокий уровень долгов сельхозпредприятий, которые на данный момент оцениваются в 250% к сельскохозяйственному ВВП. За последние 5 лет они увеличились более чем в 5 раз, достигнув почти 32 трлн. Br.

Авторы доклада делают вывод, что система государственной поддержки села в Беларуси крайне нерезультативна, и вложение аналогичного объема ресурсов в другие отрасли обеспечило бы значительно более высокую отдачу.

При этом поддержка почему-то оказывалась главным образом неэффективным сельхозпредприятиям. А практика погашения задолженности аграриев за счет госсредств привела к тому, что организации с неудовлетворительными производственными показателями постоянно поглощали более значительный объем средств, чем эффективно работающие.

В докладе отмечается возрастающая роль сельхозпроизводства для внешней торговли Беларуси. Его доля в совокупном экспорте экономики в 2009 г. составила 10,7% против 7,9% в среднем за 2001–2008 гг. и достигла почти 13% в 2010-м. В результате республика превратилась из чистого импортера в чистого экспортера продовольственных товаров, а положительное внешнеторговое сальдо по ним сложилось в размере 1,9 млрд. USD, или 0,7% к ВВП. Впрочем, эксперты ВБ предлагают рассматривать данное достижение с поправкой на тот факт, что рост экспорта сельхозпродукции был на 2/3 обусловлен ценовым фактором. Наблюдавшееся в последнее время удорожание продовольствия на мировых рынках оказалось выгодным для Беларуси, однако конъюнктура, как известно, волатильна, и тренд на повышение легко может смениться противоположным. Риски усиливаются за счет преимущественной ориентации экспорта на российский рынок — в 2010 г. на его долю пришлось 88% всех внешних поставок белорусских продовольственных товаров, в т.ч. более 90% экспорта молочной продукции и почти 100% мясной.

Опережающее вступление России в ВТО и ослабление мер тарифной и нетарифной защиты откроет российский рынок для товаров из третьих стран, одновременно потеснив белорусские. Кроме того, требования ВТО в части субсидирования сельского хозяйства могут усилить давление Москвы на официальный Минск с тем, чтобы последний отказался от гиперпротекционизма АПК, тем более, что большинство мер поддержки, применяемых в Беларуси, по классификации ВТО относятся к т.н. «желтой корзине», т.е. они искажают производство и торговлю. По оценкам ВБ, в 2008–2010 гг. на долю «желтой корзины» совокупно пришлось 86% объема господдержки, что составило около 40% сельскохозяйственного ВВП. Наиболее значительная статья расходов (42%) приходится на субсидирование процентных ставок по кредитам и исполнение госгарантий в их погашении. Субсидии на приобретение средств производства (удобрений, пестицидов, семян, топлива) составили 28% от общего объема мер «желтой корзины». На субсидирование лизинга приходится 12%, на поддержку производства отдельных видов сельхозпродукции — 9%.

А вот на меры поддержки, относящиеся к «зеленой корзине» (наименее искажающие производство и торговлю), в 2010 г. было выделено лишь 12% от общего объема финансирования, при том что в целом в мире на них приходится более 70% поддержки. При этом, как следует из доклада, белорусская «зеленая корзина» отличается низким уровнем разнообразия и ограниченным набором базовых государственных услуг, направленных на поддержание конкурентоспособности сектора. Ее основу составляет мелиорация, и в меньшей степени — расходы на исследование, образование и НИОКР.

Соглашение Таможенного союза о единых правилах государственной поддержки сельского хозяйства обязывают Беларусь в ближайшие 6 лет ежегодно сокращать объем мер «желтой корзины» на 1 процентный пункт к сельскохозяйственному ВВП, понизив его до 10% в 2016 г. При этом процесс субсидирования, возможно, придется ускорить, если наши партнеры по ТС форсируют вступление в ВТО, полагают авторы доклада. По их мнению, ускоренное сокращение господдержки села окажет существенное положительное воздействие на процесс бюджетно-налоговой консолидации и создаст более благоприятную среду для приватизации и модернизации. Достижение целевых показателей ВТО по финансированию агросектора к 2014 г. привело бы к экономии бюджетных средств в пределах 0,5% к ВВП.

Всемирный банк рекомендует Беларуси реализовать программу реформ, основанную на сокращении государственного контроля по всей цепочке создания добавленной стоимости в АПК. Программа должна включать в себя упразднение целевых показателей по объемам производства и занятости, отмену регулирования заработной платы, цен, повышение управленческой свободы хозяйств и приватизацию балансовых активов. Меры финансовой господдержки следует переориентировать преимущественно на «зеленую корзину», в частности, перейти на оказание точечной помощи на цели адаптации сельхозпроизводителей к краткосрочным негативным последствиям либерализации цен и сокращения искажающих торговлю субсидий. Значительный потенциал имеет модернизация системы безопасности пищевых продуктов, которая позволит нашей стране сохранить рынки СНГ и выйти на новые рынки в ЕС и других регионах планеты.

Эксперты ВБ признают, что реформы на начальном этапе могут ускорить рост цен на продовольствие и повысить безработицу, что повлечет усиление социальной напряженности в обществе. При этом в средне- и долгосрочной перспективе исследователи обещают положительный экономический и социальный эффект.

Алесь ГЕРАСИМЕНКО