$

2.5670 руб.

3.0438 руб.

Р (100)

3.3976 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Проблемы и решения

Не протестом единым. Цена политического кризиса растет

27.10.2020
Не протестом единым. Цена политического кризиса растет
Фото: freepik

20 октября во время очередных кадровых назначений Александр Лукашенко заявил, что в воскресенье 25 октября в Минске будет «наведен порядок», имея в виду действия правоохранительных органов по пресечению несанкционированных протестных акций. В то же время факты показывают, что порядок не наводится, а политический кризис, сложившийся в Беларуси после августовских событий, не исчерпывается одними только воскресными маршами. Он глубже и опаснее своими экономическими последствиями, поскольку подрывает основной базис государства – финансовую стабильность и экономическую устойчивость.

 

Стресс-тест для финансовой системы

Снижение темпов роста белорусской экономики (а ВВП за 9 месяцев снизился на 1,3%) трудно связать с политическим кризисом, если учесть, что аналогичное падение испытывает большинство стран мира под влиянием общих для всех факторов – коронавируса, снижения цен на нефть, глобального экономического кризиса. Зато все, что мы наблюдали в августе и сентябре – ослабление белорусского рубля (на 8,3%), рекордное снижение ЗВР (на 1536,4 млн USD, или 17,3%), отток средств из банковской системы (более 1 млрд USD) и последовавшие за этим кризис ликвидности и сокращение объемов банковского кредитования, – это прямое след­ствие событий 9–13 августа. Белорусы стали меньше доверять банковской системе и активно переводят сбережения в иностранную валюту. И наведением порядка на улицах эту проблему не решить. Наоборот, именно жестокие задержания и преследование людей за их политические убеждения, которые часто совершаются с нарушением действующих норм права, обычно являются триггером дальнейшего роста недоверия к действующему правительству со всеми вытекающими последствиями. В сложившейся ситуации остается только посочувствовать Нацбанку, чьи многолетние усилия по повышению доверия к национальной валюте в одночасье оказались откинуты на годы назад, а сам регулятор оказался в положении Сизифа, которому опять нужно катить этот тяжелый камень в гору.

 

Внешняя торговля, или Как мы пилим сук, на котором сидим

Из-за августовских событий сохранение положительного сальдо внешней торговли в среднесрочной перспективе также остается сложнорешаемой задачей. В статье «Ответ западным санкциям…» («ЭГ» № 65 за 31.08.2020) мы писали, что именно от взаимоотношений с западными странами зависит, будет ли внешняя торговля чистым поставщиком валюты в страну или начнет вымывать наши и без того скудные резервы.

Несмотря на значительный объем торговых операций как с Россией, так и с Китаем, наша торговля товарами с этими странами ведет к оттоку валюты из страны. В первом полугодии размер отрицательного сальдо по торговле с этими двумя странами составила более 2,4 млрд USD, что соразмерно 30% золотовалютных резервов страны. При этом торговля с «враждебными» нам Литвой и Украиной наоборот приносит валюту в страну и тем самым позволяет компенсировать ее отток в восточном направлении. Например, в первом полугодии внешнеторговые операции с этими странами принесли в страну более 0,8 млрд USD.

Добавим сюда сокращение поступлений от экспорта услуг, главным образом IT, вследствие безвозвратной миграции специалистов, и в карете внешней торговли начинают отчетливо проступать контуры тыквы.

Однако это не вся беда. Правительству, которое рассчитывает на братское плечо соседней России, не стоит забывать, каким холодным и несговорчивым порой может быть «старший брат». Мы слишком быст­ро забыли, как из-за прекращения отгрузок российской нефти в январе 2020 г. жили в ситуации, когда нефти в стране оставалось на 20 дней, и с учетом этого Белнефтехим приостановил экспорт неф­тепродуктов. Или как в 2018–2019 гг. Россельхознадзор разворачивал молочную продукцию на границе, отрезая белорусским предприятиям выход на российский рынок. Получается, что текущая ситуация возвращает нас в поле интересов России, и противопоставить ее растущему влиянию нам фактически нечего.

 

Утечка мозгов – самая недооцененная угроза

Третий фактор, который должен насторожить любое правительство (но только не наше) – это резкий рост иммиграции, большая часть которой может стать безвозвратной.

За один только сентябрь 790 белорусских IT-специалистов получили визы в рамках программы релокации «Poland. Business Harbour». Всего же с сентяб­ря в Польшу убыло более 10 тыс. белорусов. Еще около 3 тыс. уехало в Украину. Такую информацию предоставил начальник Департа­мента по гражданству и миграции МВД Алексй Бегун. То есть за один только месяц две этих страны приняли более 13 тысяч белорусов. Конечно, однозначно связать отъезд всех этих людей с политическим кризисом нельзя, хотя в сравнении с данными прошлых лет имеется явный всплеск. Для сравнения: международная миграция бело­русов за 9 месяцев 2019 г. соста­вила 14,1 тыс. человек, т.е. за ме­сяц из Беларуси уехало почти столь­ко же граждан, сколько за 9 месяцев предыдущего года. Однако сам А. Бегун считает, что ситуация некритическая и не наносит серьезного ущерба национальной безопасности, поскольку «значительных потерь рабочей силы» нет. Только вот одна проблема: уезжает не просто «рабочая сила», происходит утечка мозгов. Ближайшие соседние страны оказались прозорливее белорусского правительства и готовы потратить значительные ресурсы, чтобы привлечь таких специалистов на свою территорию. Отдельные же государственные деятели считают, что таким образом «выпускаем пар» – избавляемся от протестного потенциала тех, кто хочет большего, чем жить от зарплаты до зарплаты.

 

«Старую гвардию» не научишь новым фокусам

Главная проблема правительства заключается в том, что план, который оно пытается противопоставить требованиям протестующих, не несет в себе ничего нового. Ошибки, которые были сделаны, не признаются, но еще страшнее, что они готовы совершать их повторно, будучи уверенными, что это единственно верный путь.

Наиболее свежие примеры из экономического блока – итоги модернизации организаций деревообработки и введение отчислений для предприятий строительной отрасли для модернизации гострестов и ДСК. Вместо того чтобы признать провал программы модернизации, которая только усугубила финансовое положение отраслевых предприятий и сковала значительные ресурсы банковской системы и бюджета, ее итоги вопреки всем фактам признаются удовлетворительными, а в качестве решения проблем предлагается… план новой модернизации. Только тучные годы прошли, лишних денег нет, поэтому нагрузку будут распределять на те секторы экономики и отдельные предприятия, которые еще крепко стоят на ногах.

Идея конституционной реформы, которую нам безуспешно пытается «продать» Президент, также не впечатляет. Если нормы действующей Конституции сегодня не соблюдаются, а при прямом противоречии законодательного акта с ее нормами законодательный акт продолжает работать как ни в чем ни бывало, то очевидно, что дело не в Конституции, а в правовой системе, посредством которой законодательные нормы претворяются в жизнь. И вопрос не в том, сколько полномочий Президент передаст в итоге правительству, а сколько и каких полномочий останется лично у него. Широкое обсуждение конституционной реформы также вызывает изрядную долю скептицизма: какая разница, сколько часов экспертное общество потратит на разработку норм новой Конституции, если без одной-единственной подписи документ так и останется проектом.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***