$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

НЕ ДОХОДОМ ЕДИНЫМ ЖИВ «ПРОДУКТ ГОДА»

22.04.2011

Проведение конкурсов среди предприятий в Беларуси сложно сделать доходным бизнесом в силу ограниченного объема рынка и уже сформировавшейся конкуренции. Поэтому подобные проекты чаще всего появляются как вспомогательные для какого-то основного вида деятельности. Такое мнение в беседе с корреспондентом «ЭГ» высказал главный редактор продовольственной газеты «Гастроном», председатель оргкомитета конкурса «Продукт года» Игорь ДАНИЛОВ.

— Рынок конкурсных услуг сложный, емкость ограничена — по нашим оценкам, в сегменте продуктов питания она может составлять порядка 1 млн. USD в год. Многие компании-производители и дистрибьюторы понимают, что при любом раскладе надо продвигать себя и собственную продукцию, в т.ч. посредством участия в конкурсах, но не у всех хватает на это денег. Белорусские компании традиционно испытывают проблему нехватки оборотных средств.

Одновременно со стороны предложения конкуренция на рынке сложилась достаточно высокая — сейчас проводится 5–6 достаточно серьезных конкурсов. В целом рынок сложился, и определились основные игроки. Конечно, их количество может быть и большим, была бы хорошая идея, партнеры и главное — доверие со стороны предприятий-заказчиков. Если доверие есть, будет существовать и конкурс, если нет — мероприятие просто не состоится. Однако надо понимать, что в принципе на конкурсе заработать нельзя, у него изначально другие цели и задачи. Открыл, провел, собрал денег и оказался «в шоколаде» — такого здесь не бывает. В первую очередь это кропотливый и дорогостоящий труд по сбору и обработке информации, целая серия мероприятий по продвижению самого конкурса, непростое общение с клиентами, и так не избалованными белорусскими «рыночными» условиями хозяйствования. В республике нет ажиотажа по учреждению новых конкурсов.

— Игорь Викторович, вы как инвестор спустя 14 лет существования конкурса «Продукт года» смогли вернуть вложенные в него средства?

— Я бы не называл себя инвестором. Так получилось, что с самого начала наш конкурс развивался при помощи и активном содействии его участников и партнеров. С другой стороны, сложно назвать конкурс прибыльным коммерческим проектом, хотя в целом он себя окупает. Средства (4 млн. Br), которые предприятие платит за годовой пакет конкурсного обслуживания (реклама, PR-мероприятия, исследование потребительских предпочтений, заключительная конференция и торжественная церемония награждения), не являются той суммой, на которой можно заработать в принципе. Достаточно дорогостоящим, к примеру, является социологическое исследование, которое мы заказываем в аккредитованных социологических лабораториях для определения потребительских предпочтений. В зависимости от количества респондентов оно обходится в 30–40 млн. Br.

На Западе ситуация иная. Там подобные конкурсы строятся совершенно на других деньгах: в их цену закладываются не только стоимость первичного исследования и подведения итогов, но и расходы на продвижение марки в местах продаж, в СМИ.

Мы рассматриваем «Продукт года» скорее как дополнение к нашему медийному бизнесу — основному виду деятельности.

— Как развивались формы работы с участниками конкурса и потребительской аудиторией в рамках «Продукта года»?

— Поначалу это был опрос через анкету в газете, потом начались социологические исследования. В первые годы проведение конкурса занимало относительно короткий период времени, с сентября по декабрь. Объявили начало, опросили население, провели церемонию награждения. Сейчас конкурс в большей степени призван содействовать продвижению качественной продукции и информированию о ней покупателей, поэтому он длится практически целый год: с апреля по февраль следующего года. В рамках дней конкурса «Продукт года» мы проводим десятки мероприятий: круглые столы, конференции, дегустации, организуем пресс-туры на предприятия, праздники национальных кухонь.

Не только производители, но и многие рестораны, магазины сегодня заинтересованы в расширении собственного информационного пространства, но специализированных конкурсов и иных мероприятий для этого не хватает. Мы предлагаем «Продукт года» в качестве PR-площадки для их бизнеса. К примеру, недавно в рамках очередных дней конкурса мы провели дегустацию грузинских вин премиум-класса в столичном магазине «Аматиста», пригласив туда журналистов. Полагаю, что в информационном сопровождении подобных мероприятий заинтересованы не только представители бизнеса, но и потребители.

Хотя, отмечу, социологическое исследование потребительских предпочтений остается основой, ядром конкурса. Для полноценной репрезентативности оно проводится среди различных возрастных групп, в разных регионах страны. Тем не менее результаты исследования каждый год подвергаются сомнению со стороны участников конкурса и представителей торговли. Порой в основе сомнений — объективные сложности исследования. Покупателям, которых опрашивают в ходе исследования, непросто удержать в памяти торговые марки из числа 80 конкурсных номинаций, которые заявлены в «Продукте года». Поэтому на вопросы интервьюера люди часто отвечают «не знаю» или «затрудняюсь ответить». Иногда люди вспоминают те торговые марки, которые ушли с рынка, но остались в их памяти. В иных случаях опрашиваемые приписывают предприятию производство товара, который выпускает другая компания. Чтобы усовершенствовать методику и получить более достоверную картину потребительских предпочтений, в 2011 году мы дополним данные социологического исследования информацией, собранной в местах продаж, анкетированием населения через Интернет и другие СМИ, опрос специалистов и экспертов от торговли, научных учреждений. Цель — сделать исследование в рамках «Продукта года» не срезом общественного мнения, а трендом, устойчивой тенденцией развития того или иного сегмента продовольственного рынка.

— Как вы оцениваете интерес субъектов хозяйствования к участию в конкурсе, не ослаб ли он на фоне проблем последних лет?

— Пока все годы динамика участия в конкурсе шла по нарастающей. Начинали мы с 43 предприятий, в прошлом году их было уже 120. Похоже, даже мировой кризис не повлиял на интерес к конкурсу. Обидно, если нынешние валютные проблемы республики (за которые ни бизнес, ни государственные предприятия ответственности не могут нести по определению) поставят крест не только на конкурсах подобного рода, но и на экономике в целом. Впрочем, не будем пессимистами. Слева — Запад, справа — Россия. Думаю, умереть с голоду или от скуки нам не дадут.

— Кто составляет основную массу участников «Продукта года»: частные или государственные компании?

— Так сложилось, что на продовольственном рынке Беларуси преобладают госпредприятия, что является следствием жесткой продовольственной политики — основы и «кальки» с белорусской политики в целом. Соответственно и в нашем конкурсе основной костяк участников — госпредприятия. При этом мы все-таки ориентированы на всех игроков рынка независимо от их формы собственности. И, дабы повысить интерес к конкурсу со стороны частных компаний, несколько лет назад мы инициировали присуждение Гран-при лучшим компаниям, которые были лидерами конкурсного года независимо от времени нахождения на нем и объемов производства. Частные компании — это зачастую молодые организации, еще не успевшие оказаться на слуху потребителя, и они априори не могут победить в конкурсе. Просто у них не было времени закрепиться в сознании потребителя, утомленного обилием торговых марок. Но мы стараемся отметить и их в том случае, если они смогли убедительно заявить о своем приходе на рынок, провели грамотные маркетинговые и PR-акции, нарастили объем продаж.

— В этом году конкурс стартовал под девизом «Экспорт решает все!» Поясните, пожалуйста, как это повлияет на его формат.

— Руководство страны во всеуслышание заявило, какую важную роль в экономике Беларуси играет экспорт. Горя желанием поддержать наших экспортеров, организаторы конкурса решили распространить «Продукт года» и его знак как своеобразный символ качества на соседние страны, в частности, на Россию. Конечно, полноформатное проведение там социологических исследований, аналогичных тем, что мы заказываем в нашей республике, потребует значительных средств. Поэтому на первых порах мы пойдем по менее затратному пути — опрос потребителей через СМИ и проведение дней конкурса «Продукта года». Не уверен на 100%, сможем ли подвинуть акул российского конкурсного бизнеса, но на прорыв в этой сфере мы, безусловно, рассчитываем. Дорогу осилит идущий…

Беседовал
Алесь ГЕРАСИМЕНКО