Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №4 (2501) от 18.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5828
EUR:
2.9496
RUB:
3.3879
Золото:
151.14
Серебро:
1.91
Платина:
80.63
Палладий:
156.94
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

НДС на спецсчете: панацея или головная боль

Белорусские финансисты готовят меры по сокращению недобора НДС налога на прибыль и акцизов. Россияне также думают над тем как усилить контроль за уплатой НДС...
Белорусские финансисты готовят меры по сокращению недобора НДС налога на прибыль и акцизов. Россияне также думают над тем как усилить контроль за уплатой НДС. Дилемма такова: специальные счета в банках для расчетов по этому налогу или электронные счета-фактуры чтобы отслеживать движение товара или ввести и то и другое одновременно?

Зачем это надо

Крупные российские предприниматели полагают, что введение спецсчетов как эффективного инструмента контроля позволит уменьшить суммы возмещения НДС из бюджета и тем самым даст возможность существенно снизить ставку этого налога. Идея решить проблему необоснованного и незаконного возврата НДС из бюджета с помощью спецсчетов не нова. Год назад такое предложение внес замминистра по налогам и сборам РФ Виктор Мишин, а еще раньше -- советник Минфина Владислав Конторович.

Теперь этот вопрос прорабатывается межведомственной комиссией специалистов из Минфина, МНС, Минэкономразвития и Центробанка. Свой проект с учетом предложений российского крупного бизнеса представил глава бюджетного комитета Совета Федерации Евгений Бушмин. Этот проект раскрывает механизм использования спецсчетов и дает возможность оценить последствия их введения.

В большинстве мошеннических схем, как известно, используются фирмы-однодневки. С помощью цепочки фиктивных посредников завышается стоимость товара, а значит, и начисляемый на нее НДС. Такие фирмы налог в бюджет не платят, а стоящий в конце их цепочки экспортер (или лжеэкспортер) возвращает всю его "накрученную" сумму из бюджета.

С введением спецсчетов фирма-однодневка, исчезая, не сможет "забрать" причитающийся бюджету НДС. Со спецсчета его рано или поздно взыщут в казну налоговики.

А был ли экспорт?

Сейчас лжеэкспорт можно осуществлять двумя способами.

При первом товар (например, табачные изделия) оформляется как экспорт, однако таможенной границы РФ не пересекает. Довольно часто практикуется значительное завышение объемов вывозимой продукции. Так, в прошлом году выяснилось, что только одна из железных дорог РФ по документам вывезла на экспорт в несколько раз больше песка, чем его добывается.

Зачастую экспортируемый товар существует только "на бумаге". Финансово-хозяйственные и таможенные документы попросту фальсифицируются.

Обман выражается в ложном утверждении о том, что данное юридическое лицо имеет право на применение экспортной льготы по НДС. Необходимо отметить, что НДС часто возмещается по подложным документам. Могут также экспортироваться продукты интеллектуальной собственности, как например программное обеспечение, ноу-хау, результаты НИОКР. Данные товары (группа 8524 ТН ВЭД) не относятся к материальным ресурсам производственного назначения и при их экспорте у экспортера нет оснований для льготы по возмещению НДС из бюджета.

Второй способ используют фирмы, которые экспортируют товары только для получения материальной выгоды от применения льготы по возмещению НДС из бюджета. При этом сам внешнеэкономический контракт может быть совершенно нерентабельным.

Больше всего от таких схем достается... добросовестному экспортеру. Если вокруг него вьется слишком много посредников, одним из них окажется фирма-однодневка или резидент одной из стран Восточной Европы, а сумма сделки будет достаточно велика, то налоговые органы займутся поиском нарушений законодательства РФ при применении льготы по возмещению НДС.

Как это будет

Основную роль в механизме действия спецсчетов станут играть банки. Открытие НДС-счета в банке будет обязанностью каждой фирмы или предпринимателя. То есть весь НДС в стране будет "проходить" только через такие счета, минуя расчетные. К каждому спецсчету банки заведут внебалансовый аналитический счет. На нем ведется учет, какие суммы налога уплачены фирмой контрагентам и в бюджет. За ведение спецсчета банку причитается комиссия. Спецсчет должен быть открыт к каждому расчетному счету фирмы, которых у большинства фирм несколько. Деньги на спецсчете остаются собственностью фирмы. Однако свободно распоряжаться ими она не может: со спецсчета деньги перечисляются только на спецсчета контрагентов, в бюджет (когда наступает срок платежа), на НДС-счет самой фирмы в другом банке. Или же на ее расчетный счет, но лишь в пределах той суммы собственных денег, которую фирма раньше с него перечислила на специальный счет для его пополнения.

Такой же механизм и зачисления средств на спецсчет, куда они могут поступать только со спецсчетов других фирм, спецсчета фирмы в другом банке, из бюджета при возврате "экспортного" НДС и с ее расчетного счета. Если при перечислении с расчетного счета речь идет о собственных средствах фирмы, то банк отразит их сумму на внебалансовом аналитическом счете. Если же с расчетного счета на специальный зачисляется НДС, "сидящий" в инкассированной выручке розничного торговца, то учитывать его на аналитическом счете банк не станет. Ведь это не собственные деньги фирмы, а полученный от покупателей НДС.

Следить за тем, чтобы со специального счета на расчетный не ушло лишнего, будет банк. Для этого внебалансовый аналитический счет ему и нужен. Суммы пополнения спецсчета с расчетного в нем будут отражаться со знаком "+", а суммы возврата денег со специального на расчетный -- со знаком "-". То есть отрицательным остаток по аналитическому счету быть не может. Поскольку суммы денег, которые останутся на спецсчетах фирм, будут весьма значительны плюс комиссионное вознаграждение, то банки заинтересованы в таком контроле.

Схема расчетов

... будет выглядеть так. Фирма "А" рассчитывает НДС "по оплате". Она покупает у фирмы "Б" сырье для своей продукции за 1200 руб. (из которых 200 руб. -- НДС). 1000 руб. (цена товара) "А" перечисляет на расчетный счет "Б". А 200 руб. (НДС) зачисляет на свой спецсчет. Одновременно банк отражает их поступление на аналитическом счете. Затем со спецсчета "А" 200 руб. НДС перечисляются на спецсчет "Б".

Из закупленного сырья "А" изготавливает продукцию. И продает ее фирме "В" за 2700 руб., из которых 16,67% -- НДС. Эту сумму (450 руб.) "В" перечисляет на свой спецсчет (одновременно банк отражает его пополнение на аналитическом счете), а затем оттуда -- на спецсчет "А". С него на свой расчетный счет "А" может "забрать" лишь 200 руб. Ведь именно столько раньше (при покупке сырья у "Б") она перечислила с него на спецсчет, и именно эта сумма составляет остаток аналитического счета. Для "А" -- это сумма вычета по НДС. Остающиеся же на спецсчете 250 руб. "А" может заплатить в бюджет или перечислить поставщикам при очередной закупке сырья в оплату предъявленного ими НДС. Предположим, что деньги пришли на спецсчет в начале месяца и до его конца "А" больше не будет ничего покупать. Тогда до наступления срока уплаты НДС (целый месяц) эти 250 руб. для "Б" заморожены на спецсчете, хотя и остаются формально ее собственностью. Зато ими будут пользоваться банки. Поэтому их предлагается обязать платить владельцам небольшой процент на остатки средств на спецсчетах. Если бы "А" считала НДС по "отгрузке" и не получила в текущем месяце оплаты от "Б", то должна была бы, как и сейчас, заплатить 250 руб. (450 -200) НДС из собственных средств. Но не напрямую, а через спецсчет. Потом, когда на него поступит НДС от покупателя, фирма сможет "забрать" эту сумму на свой расчетный счет.

Бартеру -- бой

Система дает сбой при неденежных расчетах -- векселя, бартер и взаимозачеты через спецсчет не пройдут. Предлагается обязать всех оплачивать предъявленную продавцом сумму НДС только деньгами через спецсчет. Противники проекта подвергли эту идею резкой критике -- ведь к неденежным расчетам и обращаются-то, когда нет денег. К слову, в Беларуси, где идет непримиримая борьба с бартером и прочими "непрозрачными" схемами, этот аргумент, вероятно, не приняли бы во внимание.

В пределах лимита 60 тыс. руб. контрагенты в РФ иногда рассчитываются наличными. Но российские новаторы нашли выход: предъявленную продавцом сумму НДС надо будет перечислять на его спецсчет, предварительно зачислив на свой расчетный. В этом будет заинтересован сам покупатель, иначе он, получив на спецсчет деньги от покупателя уже своей продукции, не сможет потом забрать оттуда заплаченную поставщику сумму НДС.

Перспективы

Налоговики смогут контролировать процесс уплаты НДС, активно используя данные аналитических счетов. Сопоставляя сумму НДС, которая фирме причитается из бюджета, с данными аналитического счета, они оценят, насколько обоснован этот возврат. Таким образом, из бюджета нельзя будет вернуть сумму больше той, которая из собственных средств была через спецсчет заплачена в виде НДС бюджету или поставщикам. Но даже если налоговики ошибутся и вернут фирме налога больше, чем надо, то забрать со спецсчета сумму превышения помешает банк, который обязан следить за тем, чтобы со специального счета на расчетный списывалось не больше, чем было раньше зачислено.

Как известно, весьма болезненной проблемой для россиян остаются сроки возврата налога из бюджета. Экспортеры жалуются, что они чрезмерно длинны и "выбить" возврат НДС совсем непросто. Суды завалены претензиями субъектов хозяйствования к МНС, и даже Конституционный суд РФ оказался здесь бессилен. Впрочем, белорусским экспортерам такие сложности тоже хорошо знакомы. По мнению разработчиков, спецсчета решают эту проблему. Ведь для проверки обоснованности требования налоговикам достаточно будет запросить у банков, где у экспортера открыты расчетные (а значит, и специальные) счета, данные внебалансовых аналитических счетов. Нужда во встречных проверках, запросах и т.п. отпадет.

Система спецсчетов нужна государству для планирования объемов поступления НДС в бюджет (исходя из суммарных балансов всех специальных и аналитических счетов) и налоговых проверок. Владельцы тех спецсчетов, с которых деньги в течение нескольких месяцев подряд не уходят в бюджет, будут проверены первыми и с пристрастием.

Критики проекта считают, что предназначенные бюджету деньги "застрянут" на спецсчетах и из оборота фирм будут изъяты немалые средства. Некоторые эксперты предрекают, что это поставит в сложное положение малый и средний бизнес. Однако введение спецсчетов крупные предприниматели поддерживают именно как условие снижения ставки НДС, что будет выгодно всем субъектам хозяйствования.

Электронная альтернатива

Другим вариантом усиления контроля за НДС, который предлагают российские налоговики, -- введение электронных счетов-фактур, механизм введения которых разрабатывается. Минфин РФ готов даже объединить оба новшества, введя их параллельно.

Механизм, подготовленный МНС России, предполагает, что все счета-фактуры (которые у наших соседей изначально были обязательны) будут оформляться в специальной, единой для всех, программе и отсылаться в налоговую инспекцию в электронном виде. По ним налоговики будут отслеживать движение товаров и уплату НДС всеми участниками сделок. Предлагается три уровня контроля: если оба участника облагаемой НДС операции находятся в ведении одной инспекции, то сверкой счетов-фактур на полученные и отгруженные товары занимается она. Если -- разных, но в пределах одного региона, то за сверку возьмется региональное управление министерства. А если и регионы различны, -- то само МНС. Там же будут изучать счета-фактуры, касающиеся экспорта.

Введение спецсчетов может создать определенные трудности для налогоплательщиков, а электронные счета-фактуры -- для самих налоговиков. Им существенно добавится работы (значит, будет больше ошибок), а во многих региональных инспекциях попросту нет пока необходимого компьютерного оборудования. Вероятно, это же можно сказать о мелких фирмах и предпринимателях. Сторонники спецсчетов считают, что при контроле с помощью электронных счетов-фактур, даже обнаружив на том или ином этапе движения товара не собирающуюся платить НДС фирму-однодневку, налоговики все равно не смогут взыскать с нее налог.

В любом случае НДС-ные новшества ожидают россиян не ранее следующего года

Александр ГЕЛЕВИЧ,
юрист, г.Москва

От редакции.  Проблема возврата НДС из бюджета актуальна не только для  России, но и для Беларуси. Конечно, суммы возврата в наших странах не сопоставимы. На 1 июля текущего года, по данным Минфина, возвращено НДС из бюджета (зачтено в счет налогов и финансовых санкций) 323,7 млрд. руб. Проблема необоснованного возврата НДС так серьезно, как в России, не стоит. Однако в I полугодии план по сбору НДС не выполнен. Начальник отдела косвенного налогообложения МНС РБ Любовь Гребенченко сообщила корреспонденту "НЭГ", что обсуждаемые в России новшества в уплате НДС хорошо известны белорусским налоговикам, которые обсуждали их совместно с коллегами из Минфина. Не исключено, что спецсчета по НДС будут введены и в Беларуси, но также не ранее будущего года.

Что касается проблем расчетов по НДС в двусторонней торговле, то, по мнению начальника управления бюджетно-налоговой политики Минфина Татьяны Образковой, они связаны прежде всего с тем, что российское налоговое законодательство построено на использовании принципа страны назначения, тогда как с Беларусью применяется принцип страны происхождения. При экспорте в нашу страну российские субъекты хозяйствования платят НДС, как и при реализации продукции на территории РФ. Поэтому необоснованного возврата НДС при экспорте в Беларусь быть не может. Аналогичная ситуация и в нашей стране при экспорте в Россию. Однако поскольку мы торгуем и с другими странами, контроль за возвратом НДС необходим. И методы его должны совершенствоваться.