$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Наш выбор

22.04.2008

По данным Всемирного банка, мировые цены на пшеницу за последние 36 месяцев выросли на 81% (по состоянию на февраль 2008 г.), а на продовольственные товары в целом — на 83%. Одновременно рвутся вверх и цены на энергоносители. Нефтяные транснациональные корпорации и политические лидеры ряда ведущих стран по существу близки к тому, чтобы джинн мировой инфляции был выпущен из бутылки. Какую стратегию в данном случае выберет Беларусь?

Леонид ЗАИКО, экономический обозреватель «ЭГ»

Как отмечается в специальном докладе ВБ, во многих странах уже перешли к действиям. Некоторые из них расширяют адресные программы социальной защиты, в т.ч. по предоставлению пособий наиболее уязвимым группам населения, распределению экстренной продовольственной помощи. В других снижают тарифы и налоги на ключевые продукты питания, чтобы поддержать потребителей.

После резкого скачка цен на рис — главный продукт питания для всей Азии — Индия и Таиланд, входящие в число ведущих производителей, ввели запрет на его экспорт. Пытаются таким образом притормозить рост цен на своих внутренних рынках. Недавно аналогичные меры приняли Россия и Казахстан, запретив вывоз пшеницы. По мнению аналитиков ВБ, такие шаги отрицательно сказываются на импортерах продовольствия и ослабляют стимулы к производству.

Эксперты пытаются спрогнозировать дальнейший ход событий. Прежде всего их интересует, как прореагирует на факт роста цен на рис население азиатских стран. Похоже, полагают некоторые специалисты, во многих странах начнется снижение товарности сельского хозяйства и переход на натуральное обеспечение.

Думаю, в ряде случаев так и будет происходить. Если для белорусской сельхозорганизации создать значительные собственные запасы зерна дело невозможное, то для азиатских хозяйств — это вполне допустимо. Мне приходилось, работая в Китае, видеть в крестьянских домах большие чаны, заполненные рисом, — своего рода стратегические запасы семьи.

А как будем реагировать мы? Регулировать производство и наблюдать, как лидеры-аграрники каждый месяц направляют в правительство предложения по повышению закупочных цен?

О росте цен на продовольствие и на энергоносители сегодня говорят и пишут много. Однако при этом почти не обращают внимание на очень важный аспект проблемы. Возможно, правительства и экономисты пока еще не успели как следует осмыслить происходящее, однако тектоническая работа по созданию новых форматов двух главных рынков — энергетического и продовольственного — идет вовсю. Они взаимосвязаны, но уже новой стратегической зависимостью — способностью «помогать» друг другу в накачивании инфляционных процессов.

Во многих странах одновременно начинает создаваться масштабный рынок замещения бензина и дизельного топлива биотопливом. Российский рынок не столь настроен на подобную волну. Здесь хватает запасов нефти и газа. В этом случае они нам — не пример. А вот Украина при всей нестабильности политической ситуации уже пытается застолбить за собой образующиеся на мировом рынке ниши. Недавно украинские ученые заявили, что, по их расчетам, страна готова на 50-75% обеспечить потребности Европы в биотопливе.

Причем украинские экономисты и технологи утверждают, что через 2-4 года в стране возникнут проблемы со сбытом кукурузы, ячменя и пшеницы. По их данным, 22 млн. т выращенных зерновых пойдет на внутреннее потребление, а еще 20 млн. может спокойно принять мировой рынок.

Думаю, что у наших соседей есть 2 пути развития. Первый напоминает европейский вариант. Достичь указанного уровня производства и пойти на консервацию площадей. По существу поставить «пределы» производителям зерна. При этом надо платить и за «непроизводство», как это принято в мировом сообществе.

Второй вариант, имеющий в Украине очень много сторонников, — развивать агробизнес, практически увеличить объемы производства в 2 раза. Причем по разным позициям: овощи, фрукты, зерно. Наладить на современном уровне переработку.

Наши соседи не случайно настроены столь решительно в пользу второго варианта. Значительные излишки зерна — это возможность заменить традиционный бензин новыми биоорганическими видами топлива. По некоторым данным, ставится задача вытеснить из розничного оборота до 15% бензина и тем самым перестроить энергетический баланс страны.

Поскольку природно-климатические условия у них лучше, чем в Беларуси, то в итоге мы получаем конкурента с более дешевыми и качественными продуктами питания. Уже сегодня украинские продукты по ряду позиций выгодно отличаются от белорусских. Нам остается утешаться лишь тем, что в таком случае вступление Украины в ЕС становится еще более проблематичным.

К новым реалиям мы не очень-то подготовились. С одной стороны, опасаемся, как бы не повторить российский или украинский путь приватизации и с гордостью заявляем, что сохранили в госсобственности флагманы отечественной индустрии. А с другой — правительство делает серьезные шаги по созданию правовой базы для акционирования и дальнейшей продажи отечественных предприятий. То есть хорошо продуманной стратегии на перспективу не имеет? Если же имеет, то почему ее не озвучивает?

Есть зависимость от нефтеперерабатывающих заводов. Они, как наш крест, — и счастье, и несчастье. Стали практически убыточными, и, похоже, скоро уйдут к иностранным собственникам. В таком случае, возможно, следует продумать, как грамотно решать вопросы воздействия на новых хозяев. Тогда и экспортные пошлины для нас станут необязательными, по крайней мере, для собственного потребительского рынка.

Возможно, примем решение активно стартовать с новым национальным проектом — биотопливом? В разных сочетаниях, в разных нишах производства, используя имеющиеся у нас ресурсы. И сотрудничать с Украиной? Почему бы и нет. Хотя и здесь не все так просто, учитывая реакцию нашего руководства на сближение Украины с НАТО. С другой стороны, мировой рынок энергии заставляет действовать в этом направлении.

Если подумать о перспективе в новом контексте, то и желание строить собственную атомную станцию может уйти на второй план. Дело в том, что ядерное топливо дорожает по тем же законам, по которым работает и рынок нефти. Сегодня кажется выгодным, а завтра затянем сами себе петлю на шею. Урановую или иную.

Думаю, в любом случае нам придется перестраивать наш аграрный сектор с тем, чтобы сделать его энергоэффективным. Для того чтобы в будущем не иметь дикого роста цен внутри страны, необходимо увеличивать производство продовольствия и вести грамотную экспортную политику. Однако серьезные инвестиции в сельхозпроизводство придут лишь с решением вопроса о собственности на землю. Но это уже тема отдельного разговора.