$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

НАРАСТИТЬ «МУСКУЛЫ», СОХРАНИВ «МОЗГИ»©

21.05.2013

Масштабная модернизация строительного комплекса и индустрии стройматериалов, проведенная в последние годы, позволила значительно нарастить производственные мощности и повысить качество возведения объектов. Это создает задел для ускорения строительства в будущем (если будут изысканы средства). Впрочем, пока помимо дефицита финансов остаются и другие нерешенные проблемы, одна из которых — отток высококлассных инженерных кадров. На это в интервью «ЭГ» обратил внимание директор Института жилища — НИПТИС им. С.Атаева, доктор технических наук, профессор Владимир ПИЛИПЕНКО.

— Владимир Митрофанович, руководство страны вновь обозначило амбициозные планы по ускорению жилищного строительства, а также по его ориентации на экспорт. Как вы оцениваете готовность к этому проектных и строительных организаций Беларуси?

— Минстройархитектуры впервые за многие годы перешло на программно-целевой метод планирования развития отрасли. В течение 2000-х многое сделано в части развития базы стройиндустрии. Ничего подобного не было на протяжении последних 30 лет ни в Советском союзе, ни потом в странах СНГ. Проведена коренная реконструкция базы индустриального домостроения (крупнопанельного, железобетонного), закуплены современные технологии, которые позволяют выпускать конструкции высокого качества, быстро переналаживать производство на новые конструктивные системы. Серьезное развитие получило производство стройматериалов, в т.ч. газосиликата, поризованного керамического кирпича, утеплителей и др. Наращиваются мощности цементных заводов. В целом по широкой номенклатуре товаров дефицита нет, а предлагаемые рынку отечественные стройматериалы имеют достаточно высокое качество. Таким образом, Беларусь сегодня является одной из наиболее оснащенных стран СНГ в плане стройкомплекса и с технической точки зрения готова к ускорению жилищного и иного строительства.

Однако стоит отметить, что резкое снижение темпов строительства в 2011–2012 гг. привело к недозагрузке наших комбинатов крупнопанельного домостроения (КПД) и заводов сборного железобетона (ЖБИ). В ходе реализации программы в 2006–2010 гг. их производственные мощности были увеличены примерно в два раза, чтобы обеспечить директивно установленные объемы строительства жилья в республике на уровне 10 млн. м2 в год. Теперь же многие предприятия индустриального домостроения оказались в сложной ситуации, так как их неполная загрузка вызывает простой оборудования, неэффективное использование вложенных в модернизацию средств и ухудшение финансового положения.

Для проектных организаций основной проблемой последних лет стал отток высококвалифицированных кадров в Россию, с которой у нас значительная диспропорция стоимости проектных работ и, как следствие, заработной платы проектировщиков. После создания Таможенного союза и ЕЭП молодые специалисты в возрасте до 30–35 лет, которые приобрели опыт проектирования в крупных государственных проектных институтах, устремились в Москву, Санкт-Петербург и другие российские города, где им предложили более высокую заработную плату.

К примеру, в нашем институте по согласованию с Минстройархитектуры была организована кафедра реконструкции зданий и сооружений БНТУ, за более чем 12 лет мы приняли в наш коллектив около 200 молодых специалистов, отработав совместно со строительным факультетом неплохую систему отбора наиболее одаренных студентов, начиная с 3-го курса. Но в 2011–2012 гг. молодые специалисты, получившие необходимый опыт и знания, начали уходить.

— Что мешает увеличить зарплаты проектировщикам, чтобы остановить отток кадров?

— Правительство, как известно, стремится всячески сдерживать стоимость жилищного строительства. И, наверное, это правильно с точки зрения решения социальных задач. Но если доля проектных работ в последние годы в стоимости строительно-монтажных работ директивно снижена с 7 до 1,5%, то надо понимать, что это существенно ухудшает экономическую ситуацию проектных организаций и в целом не лучшим образом сказывается на возможности поддерживать на достаточно высоком уровне заработную плату сотрудников. Ситуация усугубляется еще и тем, что государственные институты преимущественно загружены проектной работой на бюджетных объектах и имеют минимальные возможности поправить свое экономическое положение коммерческими заказами, в отличие от частных структур.

— Знают ли об этой проблеме в отраслевом министерстве и Совмине?

— Мы неоднократно говорили об этом на совещаниях в правительстве. Обращали внимание на то, что если квалифицированного строителя можно выучить за полгода-год, то на подготовку высококвалифицированного проектировщика и научного работника нужны годы. Но, признаюсь, не все вышестоящие руководители понимают это. Хотя Президент неоднократно обращал внимание правительства на необходимость омоложения кадров и бережного отношения к квалифицированным специалистам.

— Может быть, есть иные способны удешевления жилья, например, за счет снижения материалоемкости в строительстве?

— Боюсь, что значительных резервов для снижения стоимости квадратного метра нет. Конструктивные системы в целом отработаны и уже содержат разумные пределы по материалоемкости, с тем чтобы при этом обеспечить современные потребительские качества, достаточную надежность и комфортность жилья. В частности, в соответствии с постановлением Совмина от 1.03.2012 № 195 «О некоторых мерах по повышению требований к проектной документации в части снижения материало-, энерго- и импортоемкости проектных решений» утверждены предельные нормы расхода базовых строительных материалов при строительстве за счет средств госбюджета и под них разработаны типовые проекты жилых домов. Однако экономия в рамках новых проектных решений «съедается» постоянным ростом цен на энергоресурсы, их доля в себестоимости строительных материалов и конструкций достигает 60–70%.

У нас, как и в других странах СНГ, традиционно сосредотачиваются исключительно на удешевлении строящегося жилья, тогда как в развитых странах стоимостная оценка производится за весь жизненный цикл зданий. Иными словами, можно возвести максимально дешевое жилье, которое окажется энергоемким и потребует значительных эксплуатационных затрат затрат. В итоге стоимость такого жилья в эксплуатации будет существенно выше затрат на его проектирование и строительство.

— В свое время экс-премьер Сергей Сидорский волевым решением способствовал развитию параллельного проектирования и строительства. Но сейчас, похоже, этой теме вновь дали задний ход…

— Надо понимать, что параллельное проектирование и строительство зачастую приводят к перерасходу материальных и трудовых ресурсов, а также не всегда позволяют определить наиболее рациональные технические решения в силу ограничений во времени. Поэтому лично я считаю закономерным сворачивание подобного подхода. Его целесообразно применять лишь в крайних случаях.

— Владимир Митрофанович, как вы оцениваете перспективы возведения у нас энергоэффективного жилья?

— Движение в этом направлении идет, хотя и не без проблем. Страна уже накопила неплохой опыт тепловой модернизации старого жилфонда, начато возведение нового, энергоэффективного. Вместе с тем опыт строительства подобных объектов в Витебске показал, что надо внимательнее относиться к исполнению проектных решений, с тем чтобы не допустить ошибок при комплектовании жилых домов инженерными системами и их монтаже, а также готовить жильцов и жилищно-коммунальные службы к дальнейшей эксплуатации такого жилья. Если этого не сделать, то вместо положительного получим отрицательный эффект и серьезные проблемы в эксплуатации энергоэффективных зданий, ведущие к дискомфорту жильцов. При этом достаточно двух-трех плохих примеров, подхваченных СМИ, чтобы у общественности сформировалось отрицательное мнение о новом направлении. Тогда благая идея окажется похороненной.

Мы еще в самом начале пути, предстоит решить массу вопросов, и здесь необходимы скоординированные действия различных министерств и ведомств. Вместе с тем принципиальная позиция правительства, а также опыт других стран показывают, что у республики нет другой альтернативы, зато есть все шансы перейти на строительство только энергоэффективного жилья уже через 3-4 года.

— Насколько целесообразен для нас переход на евростандарты в проектировании и строительстве, как того требует правительство?

— Движение в сторону евронорм стратегически верное и уже происходит. Например, они применялись при недавней модернизации заводов КПД и сборного железобетона, а также цементной промышленности. Нашему стройкомплексу следует смотреть не только на восток, но и на запад, чтобы со временем закрепиться и на европейском рынке. Евронормы этому способствуют, но нужно время на соответствующее оснащение белорусских предприятий.

Что касается наших национальных стандартов, то они тоже неплохие. По отдельным вопросам они даже более жесткие, чем европейские. Поэтому крайностей, вроде полного их замещения европейскими, тоже не должно быть. Тем более что евронормы зачастую вызывают удорожание жилищного строительства. Кстати, в Европе переход на унифицированные евронормы занял не один год, и даже после того, как они заработали, в различных странах ЕС продолжали действовать национальные стандарты.

— Почему, несмотря на модернизацию последних лет, стройиндустрия не продемонстрировала убедительного рывка в работе на экспорт, а сальдо внешней торговли строительными услугами в нашей стране остается отрицательным?

— На внешних рынках нас никто не ждет, их надо завоевывать. Этот процесс может потребовать нескольких лет серьезной работы. В начале 2000-х на волне строительного бума проектные и строительные компании были преимущественно сориентированы на внутренний рынок. Случалось даже, что губернаторы запрещали подведомственным организациям брать заказы за пределами своих областей. Теперь, когда мощности многих организаций задействованы не в полной мере, переориентация на другие рынки, в т.ч. за пределами Беларуси, требует времени.

Наш институт уже второй год активно занимается этим вопросом, много сил, времени и средств потрачено на поездки, переговоры, участие в совещаниях и конференциях. Смогли зацепиться за рынок Казахстана, намечаются заказы в России. Но даже в ЕЭП не все так просто. Например, в Казахстане действует двухступенчатая система лицензирования проектных работ. Поначалу организация может рассчитывать на получение лицензии для проектирования зданий III категории ответственности (а это малоэтажки), и лишь спустя 5 лет получить допуск к объектам I и II категорий ответственности.

Что касается домостроительных комбинатов, то их конкурентоспособность на внешних рынках зависит от плеча доставки стройматериалов и конструкций, которые к тому же из-за разницы в стоимости энергоресурсов имеют, как правило, большую себестоимость по сравнению с продукцией российских конкурентов.

И все-таки я уверен, что есть смысл пробиваться на российский и казахстанский рынки. В обеих странах приняты программы развития индустриального домостроения, на создание нового жилфонда выделяются немалые средства, и наши компании, накопившие значительный опыт, могут найти себе там обширный рынок сбыта. Полагаю также, что назрела необходимость решать задачи экспорта строительных услуг на межправительственном уровне, возможно, в рамках неких договоренностей в ЕЭП.

Из ближайших к нам рынков незначительный интерес представляет Украина, где за исключением Киева и нескольких регионов почти не ведется новое строительство. Аналогичная ситуация и в Прибалтике. А вот к Польше и Германии нам следует присмотреться. Белорусы уже делают попытки выйти на их рынки.

— В каких направлениях в ближайшие годы, по вашим оценкам, будут развиваться технологии проектирования и строительства в нашей стране? Следует ли ждать каких-то революционных решений?

— С 2001 г., когда при НИПТИС был открыт Международный информационно-аналитический центр новых технологий в строительстве, налажено сотрудничество более чем с 50 ведущими строительными, промышленными и исследовательскими организациями стран Западной, Центральной и Восточной Европы. Это позволяет нам внимательно отслеживать тенденции в развитии стройиндустрии за рубежом и прививать этот опыт у нас в стране.

Замечу, что на нашем рынке наблюдаются те же технологические тенденции, что и в остальной Европе. Да, у нас есть своя специфика, например, выражен уклон в сторону КПД, за что нас часто критикуют. Соглашусь, что приятней жить в кирпичном коттедже, чем в панельной многоэтажке, но надо трезво оценивать финансовые возможности государства и граждан. В стране сделан правильный уклон на возведение максимально доступного жилья. Поэтому ждать каких-то революционных решений в строительстве также не стоит. Идет кропотливая, напряженная, поэтапная работа.

— Можно ли надеяться, что страна сохранит техническое и технологическое лидерство в строительной сфере хотя бы на просторах СНГ?

— Для этого есть все предпосылки.

Беседовал

Алесь ГЕРАСИМЕНКО
 

Справка «ЭГ»

Институт жилища — НИПТИС им. С.Атаева — правопреемник основанного в 1979 г. Белорусского научно-исследовательского и проектно-технологического института организации и управления строительством Госстроя БССР.

В настоящий момент НИПТИС является ведущей научно-исследовательской и проектной организацией Минстройархитектуры и головной организацией по формированию и сопровождению РНТП «Строительные материалы и технологии». По решению коллегии Минстройархитектуры институт обладает исключительным правом на выполнение работ по анализу и прогнозу состояния конкурентоспособности отечественных производителей на внутреннем и внешнем рынках, выработке предложений по тактике и стратегии экспортной деятельности предприятий отрасли и их защите от недобросовестной конкуренции, а также по другим вопросам, связанным с эффективностью внешнеэкономической деятельности.

НИПТИС включает 14 научно-исследовательских, проектно-технологических и информационных отделов, в которых работают около 240 человек, в т.ч. 4 доктора и 14 кандидатов наук, 7 академиков и членов-корреспондентов Белорусской и Международной инженерных академий.

Годовой объем научно-исследовательских, проектно-технологических работ и информационных услуг учреждения составляет порядка 6 млн. USD в эквиваленте.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях