$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

НАМ ЕСТЬ ЧТО МЕНЯТЬ В НАЛОГАХ

04.10.2011

О том, что надо сделать в ближайшей перспективе, чтобы отечественная налоговая система в большей мере способствовала развитию предпринимательской активности, в интервью «ЭГ» рассказал председатель Белорусского союза налогоплательщиков Анатолий ТРУХАНОВИЧ.

— Анатолий Иванович, как вы оцениваете планируемые новшества в белорусском налоговом законодательстве, о которых недавно заявил вице-премьер Сергей Румас, в частности, нормы о переносе убытков на будущие периоды и понижении ставки налога на прибыль?

— О необходимости принятия таких мер Белорусский союз налогоплательщиков, как, впрочем, и другие бизнес-союзы, говорят уже давно. И очень хорошо, что в последнее время в правительственные структуры, в Минфин и МНС пришло четкое понимание, что отечественная налоговая система должна меняться. На самом деле, если мы хотим, чтобы у субъектов предпринимательства было больше возможностей для инвестирования и их финансовое положение (тем более в нынешних сложных экономических условиях) улучшилось, надо обязательно включить эти нормы в отечественное налоговое законодательство с будущего года. Говоря о переносе убытков, хочу обратить особое внимание, что это не льгота, как нередко неправильно понимают, а общепринятая и общепризнанная мировая практика в исчислении и уплате налога на прибыль.

А высокая ставка этого налога у нас в стране по сравнению с другими государствами, входящими в Таможенный союз, с нашей точки зрения, не только ухудшает финансовое положение субъектов предпринимательства, но и не способствует свободному движению капиталов, а ведь именно в этом и заключается роль того же Таможенного союза или Единого экономического пространства. На самом деле, в России ставка налога на прибыль 20%, в Казахстане — 15%, а в Беларуси — 24%. Разве это правильно? И никакие отговорки по поводу того, что у них там, дескать, природные ресурсы и они могут себе это позволить, здесь не годятся.

Еще хотелось бы сказать об одной важной проблеме. В последнее время нередко высказывается мнение о том, что нам не стоит так огорчаться по поводу последнего места белорусской налоговой системы в рейтинге Всемирного банка, а надо думать прежде всего об удобстве системы налогообложения для плательщиков. Я с этим абсолютно не согласен и считаю, что органы госуправления, отвечающие за налоговую политику, правильно ставят задачу существенно продвинуться в этом и других рейтингах.

Спору нет, налоговая система должна быть удобна и ясна для понимания, исключать двоякое толкование тех или иных норм. Конечно, это крайне важно. Я не устаю много лет повторять, что для государства «его величество налогоплательщик» играет ведущую роль, поскольку именно он создает добавочную стоимость и наполняет казну, а значит, должны быть такие условия, чтобы выполнять свои обязательства налогоплательщику было легко.

Что касается рейтинга белорусской налоговой системы, то это очень важно для потенциальных инвесторов и никакой скептицизм здесь неуместен. Вы можете говорить им любые сладкие слова, заманивая в страну капиталы. Но на международный рейтинг при принятии решения они обязательно посмотрят, хотим мы этого или нет. Поэтому, конечно, проще критиковать несовершенство рейтингов (понятно, что они далеко не идеальны), но их методология для всех государств одна и работать над тем, чтобы занять там достойное место, надо обязательно.

— Что, с вашей точки зрения, надо изменить в белорусском налоговом законодательстве в кратчайшие сроки, чтобы улучшить финансовое положение субъектов предпринимательства в нынешних, столь непростых условиях?

— Прежде всего надо срочно решить вопрос с налогообложением курсовых разниц и исправить допущенную в налоговом законодательстве ошибку. Да, в том числе и за счет налогообложения курсовых разниц у нас сегодня образовался профицит бюджета. Но нужно ли радоваться этому источнику его пополнения, если он крайне негативно сказывается на субъектах хозяйствования?

— В последнее время много говорится об усилении финансовых рисков. Какие меры необходимо принять с позиций налогообложения, чтобы хотя бы в какой-то степени нивелировать их последствия?

— Сегодня белорусским предприятиям надо увеличивать объемы и диверсифицировать рынки сбыта за счет поиска новых контрагентов как внутри страны, так и за рубежом. Однако расширение состава поставщиков и покупателей приводит к существенному росту финансовых рисков из-за несвоевременного или неполного исполнения контрагентами обязательств по оплате за поставленные товары.

При этом договоры страхования финансовых рисков — давно апробированный в мировой практике способ их нивелирования и компенсации убытков. Однако применение данного вида страхования в Беларуси сдерживается невозможностью включить страховые взносы по данному виду страхования в затраты на производству и реализации, учитываемые при налогообложении. Полагаю, что это необоснованно.

Тем более что Указом Президента от 19.05.2008 № 280 предусмотрено отнесение на затраты сумм страховых взносов по ряду видов добровольного страхования, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в т.ч. и по страхованию экспортных рисков с поддержкой государства, что установлено Положением о страховании экспортных рисков с поддержкой государства, утв. Указом Президента от 25.08.2006 № 534.

Получается, что субъекты хозяйствования, страхующие финансовые риски по договорам с белорусскими контрагентами и без поддержки государства, находятся в худшем положении по сравнению с предприятиями, применяющими такой вид страхования.

Еще один аргумент. В соответствии с НК организации вправе включить во внереализационные расходы и уменьшить налогооблагаемую прибыль на сумму затрат, связанных с рассмотрением дел в судах, в т.ч. на суммы госпошлины, уплачиваемой при подаче в хозяйственные суды исковых заявлений имущественного характера о взыскании с контрагентов убытков или понуждении их к исполнению обязательств по сделкам.

При этом суммы этой пошлины (а ее ставки дифференцируются от 1 до 5% в зависимости от цены иска) и издержек, связанных с рассмотрением дел в судах, в совокупности, как правило, существенно выше, чем суммы страховых взносов, которые могли бы уплачиваться по договорам добровольного страхования финансовых рисков. А такие договоры позволяют субъектам хозяйствования компенсировать убытки от неисполнения контрагентами финансовых обязательств во внесудебном порядке.

Поэтому считаю, что надо дополнить перечень видов добровольного страхования, страховые взносы по которым включаются в затраты по производству и реализации, страхованием финансовых рисков. Это будет способствовать реализации на практике положений Директивы № 4 и улучшит условия для предпринимательской деятельности.

Беседовала Валерия ГЕРАСИМОВА