$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

Налоговый контур будущего

22.07.2016

Одна из главных задач, которую приходится решать авторам Программы социально-экономического развития Беларуси на 2016–2020 годы, – формирование бюджетной и фискальной политики на текущую пятилетку. Выбран весьма привлекательный принцип: «сбалансированный бюджет без роста налоговой нагрузки». Остается выяснить, возможно ли его воплощение в жизнь.

Во всех странах, особенно с формирующимися рынками, налоговая политика может быть только искусством возможного, а не стремлением к оптимальному. Поэтому планы, обещания и изменение налогового законодательства должны обеспечивать баланс интересов всех участников экономических отношений и учитывать последствия принимаемых решений на макро- и микроуровне.

Бюджетно-налоговую политику в текущей пятилетке власти намерены ориентировать на повышение эффективности использования бюджетных средств и их концентрацию на приоритетах социально-экономического развития. При этом традиционно обещается сохранить социальную направленность бюджетных расходов и увеличить их долю на инновационное развитие. Ежегодно будет обеспечиваться транспарентность и полный доступ к отчетности о расходах бюджета, направляемых на реализацию государственных программ. Это повысит доверие общества к проводимой бюджетно-финансовой политике. Одновременно должна проводиться дальнейшая оптимизация налоговой системы для поддержания экономического роста и стимулирования инвестиционной активности.

Госпрограммы по-прежнему будут требовать бюджетного финансирования и, как бы ни обещалось их оптимизировать, вряд ли они станут существенно эффективнее. Не исключено, что собирать деньги для них и отдельных проектов будут с помощью отчислений в инновационные фонды (формально не считающиеся налогами) и других сборов.

Сохранятся расходы на социальную сферу, содержание бюрократического аппарата, а также некоторые другие цели. Немалых средств требует погашение государственных долгов. Планируется их постепенно сократить, но пока они заставляют формировать республиканский бюджет с профицитом, т.е. планировать доходы с запасом, чтобы хватило на все расходы. Это не позволит снизить в ближайшие годы налоговую нагрузку. А если не повезет с внешними заимствованиями и инвестициями, то ее, пожалуй, придется и увеличивать.

Пока планируется сохранить в 2016–2020 гг. налоговую нагрузку на уровне не более 26% от ВВП. По официальной версии этого достаточно для стимулирования экономического роста. Правда, здесь явно не учитываются отчисления в Фонд социальной защиты и другие платежи, которые формально не считаются налоговыми, но остаются таковыми по своей экономической сути. При этом налоговая нагрузка распределяется неравномерно. Скажем, предприятия, особенно применяющие УСН и другие особые налоговые режимы, пользующиеся льготами и схемами минимизации, ощущают гораздо меньшее фискальное бремя – если не учитывать мультипликативный эффект налогов, «размазанный» на всех. Налоги, считающиеся косвенными, в скрытой форме находятся в цене товаров и услуг и оплачиваются потребителями, даже если они об этом не подозревают.

Стабильность

и льготы

Сегодня многие бизнесмены более всего ценят не столько перемены (пусть даже позитивные), сколько редкую в нынешние времена стабильность. Учитывая эти настроения, власти скорее пообещают в новой программе не радикальные реформы, а мораторий на повышение налоговых ставок и введение новых налогов, сборов (пошлин). При этом целесообразно сделать оговорку, что в таком моратории возможно исключение для случаев, когда соответствующие обязательства страны предусмотрены международными договорами. Кроме того, неизбежна индексация налоговых ставок, установленных в белорусских рублях (для акцизов, земельного налога, пошлин и иных платежей) для их адаптации к инфляционным процессам.

Формирование доходной части бюджета на 2016–2020 гг. в проекте программы обещается осуществлять исходя из нынешней структуры, состава, количества налогов и других платежей. Это подразумевает сохранение и продление преференциальных режимов для стимулирования инвестиционной и инновационной активности. В частности, речь идет о льготах, установленных на территории сельской местности и малых городов, для ПВТ, Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень», реализуемых инвестиционных договоров, а также налоговых льгот для высокотехнологичных и инновационных товаров. Кроме того, для обеспечения конкурентоспособных условий для привлечения инвесторов в рамках ЕАЭС будут рассматриваться предложения по корректировке нормативных правовых актов, регулирующих специальные преференциальные режимы. Впрочем, конкуренция за инвесторов не ограничивается одними налогами. Для западных корпораций не менее (если не более) важны стабильные макроэкономические условия, постоянство и предсказуемость законодательства, правовые гарантии защиты собственности, в т.ч. наличие независимого суда.

Особая роль в стимулировании инвестиций в программе отводится регионам. Именно сюда, по замыслу правительства, должны поступать капиталы для создания новых производств и модернизации действующих. Чтобы бизнес не перепутал направление, ему будут предложены новые гарантии и стимулы, снижение регулятивных рисков. В частности, в 2017 г. обещается ввести освобождение вновь создаваемых субъектов хозяйствования на территории сельской местности и городов (за исключением Минска и областных центров) от налога на прибыль и налога на недвижимость в течение 2 лет. Кроме того, предлагается освободить производственные организации от уплаты ввозных таможенных пошлин и НДС при ввозе технологического оборудования.

Собственно, схожие – и даже более щедрые льготы – уже имеются в Декрете № 6 для бизнеса на территории средних, малых городских поселений, сельской местности, причем на 7 лет. Правда, только по прибыли, полученной от реализации товаров (работ, услуг) собственного производства, зато льготы имеют все, кроме столицы, областных центров и еще 16 городов. К тому же 2 года – слишком мало для выхода на безубыточность сколько-нибудь серьезного проекта, не говоря уже об его окупаемости. А потому стимулирующая роль новой льготы, скорее всего, будет весьма ограниченной.

Освобождения от НДС и таможенных пошлин тоже неоднократно вводились. При этом нередко возникали конфликты: иногда из-за злоупотреблений отдельных бизнесменов или стремления контролирующих органов доказать необоснованность использования льгот. В значительной степени и то и другое было связано со сложностью условий льготирования и неоднозначными трактовками законодательства. Возможно, сейчас удастся избежать таких проблем.

Перемены

и эксперименты

Обещание не менять структуру, состав и ставки не касается вопросов методологии исчисления налогов и администрирования. Между тем изменения в этих сферах способны существенно увеличить налоговые изъятия или, напротив, сократить их. О возможности таких шагов свидетельствует закрепленное в проекте программы намерение ежегодно совершенствовать порядок взимания налогов (сборов, пошлин) с целью повышения эффективности бюджетно-налоговой и денежно-кредитной политики.

Например, в порядке эксперимента в 2017 г. предлагается предоставить холдингам «Автокомпоненты» и «МТЗ – Холдинг» освобождение от уплаты НДС внутрихолдинговых оборотов по реализации товаров (работ, услуг). До сих пор такая преференция действовала лишь для холдингов Госвоенпрома (Указ от 9.07.2012 № 309). Не зная объем внутригрупповых оборотов, нельзя точно сказать, в какой мере подобное освобождение будет эффективным для холдингов и обременительным для бюджета. Это зависит от уровня их кооперации, доли создаваемой в группе и у ее отдельных участников добавленной стоимости, объема экспорта, позволяющего применять нулевую ставку НДС, и т.п.

Много интересного сулит обещание усовершенствовать порядок налогообложения операций на финансовом рынке. Помимо имеющихся льгот по налогу на прибыль по операциям с ценными бумагами, в т.ч. с облигациями, возможно много других вариантов. Например, связанных с налогообложением дивидендов, активных сделок с финансовыми инструментами, в т.ч. срочного рынка, стимулирующими долгосрочные вложения, а не спекуляции.

Весьма неоднозначные результаты может дать переход на исчисление налога на недвижимость от кадастровой стоимости имущества (на что сначала потребуется не менее 2 лет на проведение массовой оценки последнего). Зарубежный опыт показывает, что применение этого метода способно существенно увеличить сумму налога. Так, например, произошло в России, где для организаций такой порядок определения облагаемой базы введен с 2014 г., а для граждан – с 2015 г. К тому же здесь не исключены ошибки оценщиков (ими, скорее всего, будут государственные организации), оспаривать которые весьма сложно.

Право выбора

Некоторые аспекты налоговой политики в проекте разбросаны по самым разным разделам. Например, среди мер по раскрепощению деловой инициативы и формированию благоприятных условий для ведения бизнеса значится… предоставление права применять по собственному выбору учетную политику по факту оплаты товаров, работ, услуг либо по факту их отгрузки. Напомним, внедрение с 2014 г. единственного способа признания выручки по методу начисления было весьма негативно воспринято бизнесом. В условиях бурного роста долгов платить налоги с фактически не полученной выручки слишком обременительно. Многочисленные просьбы вернуть прежние правила, или хотя бы позволить уменьшать налоговую базу на сумму резервов сомнительных долгов, отклонялись. Власти сделали снисхождение лишь для производителей алкоголя, позволив им по-старому выбирать способ признания выручки «по оплате» или «по отгрузке».

Теперь, когда кризис неплатежей стал настоящим бедствием для экономики, эта своеобразная преференция может стать всеобщей – если, конечно, бюджет выдержит. Впрочем, «недостачу» начисляемых налогов в значительной степени компенсируют штрафы по результатам проверок…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН