$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

НАЛОГОВОЕ ДАВЛЕНИЕ:©

21.07.2015

наружное и внутреннее

Пакеты мер против схем налоговой минимизации готовятся не только в Беларуси. Европейская Комиссия начала в июне публичное обсуждение Единой Консолидированной базы по корпоративному налогу — Common Consolidated Corporate Tax Base (CCCTB). В связи с этим она опубликовала список не желающих идти на сотрудничество проблемных налоговых юрисдикций. Все это — часть плана Евросоюза по борьбе с налоговыми уклонистами и улучшению условий ведения бизнеса в Европе.

Целью CCCTB является создание единого набора налоговых правил, которые международные компании в Европе смогут использовать для расчета налогооблагаемой прибыли. Это должно унифицировать национальные налоговые системы европейских стран и способствовать ликвидации схем оптимизации налогов путем перехода в юрисдикции с более мягкими фискальными режимами. Предложения впервые прозвучали еще в 2011 г., но до сих пор не удавалось разрешить принципиальные расхождения во мнениях по некоторым аспектам — например, консолидации.

Теперь Еврокомиссия объявила о возобновлении работы над законодательством, которое обяжет все страны — члены ЕС перейти на CCCTB, следуя пошаговой инструкции. Конкретные предложения должны появиться уже в начале следующего года.

ПРЕЖДЕ всего, речь идет о доработке Единой Консолидированной базы по корпоративному налогу в качестве инструмента реализации плана ОЭСР по предотвращению размытия налоговой базы и манипуляций с прибылью («base erosion and profit shifting» — BEPS). Этот план и представляет собой рекомендации странам — членам Организации экономического сотрудничества и развития по разработке национального законодательства по борьбе с отмыванием нелегальных доходов и уклонением от уплаты налогов. Некоторые пункты плана выглядят настолько радикально, что вызвали сомнения у американских и европейских законодателей. Прежде всего, речь идет о новом стандарте раскрытия информации по странам, который требует предоставления контролирующим органам доступа практически ко всем данным о финансовых операциях (так называемого «мастер-файла») без каких-либо ограничений по конфиденциальности или подтверждения необходимости получения, а также обмен такой информацией между странами. По сравнению с этим недавно введенные нормы белорусского законодательства, предусматривающие предоставление банками и другими участниками финансовых операций сведений в налоговые органы, выглядят еще довольно либерально.

ОЭСР предлагает также усовершенствовать методы борьбы с трансфертным ценообразованием (в т.ч. в отношении нематериальных операций), выводом прибыли с помощью уплаты процентов, роялти и других подобных платежей, исключить возможность пользоваться налоговыми преференциями в рамках межправительственных соглашений об избежании двойного налогообложения, если единственной их причиной является налоговая экономия, а также унифицировать подходы к судебному разрешению налоговых споров. Некоторые предложения посвящены «гибридным расхождениям» (hybrid mismatches), которые заключаются в том, что, используя лазейки международного налогового законодательства, компании могут попытаться получить налоговую льготу по одним и тем же расходам одновременно в двух юрисдикциях. Вероятно, эта проблема со временем возникнет и в странах — участницах ЕАЭС.

СЛЕДУЮЩИМ шагом должна стать консолидация, которую Еврокомиссия считает самым проблемным аспектом. Ведь именно путем перераспределения прибыли в рамках холдингов и других подобных групп реализуются наиболее эффективные схемы минимизации налогов. Для увеличения прозрачности бизнеса «за океаном» и ограничения возможностей по переводу прибылей в оффшоры ОЭСР предлагает усилить наблюдение за контролируемыми компаниями и ввести систему отчетности по странам. Корпорациям придется раскрывать природу своей деловой активности, количество сотрудников, прибыли, получаемые в каждой юрисдикции, и уплачиваемые там налоги. Кроме этого, Еврокомиссия опубликовала свой первый общеевропейский список стран, не входящих в ЕС, которые относит к проблемным. В него вошли 30 юрисдикций: Андорра, Ангулия, Антигуа и Барбуда, Багамы, Барбадос, Белиз, Бруней, Британские Виргинские острова, Каймановы острова, острова Кука, Гернси, Гонконг, Гренада, Либерия, Лихтенштейн, Мальдивы, Монако, Маврикий, Маршаловы о-ва, Монсеррат, Науру, Ниу, Сен-Китс и Невис, Панама, Сен-Винсент и Гренадины, Кокосовые о-ва (Килинг), Сейшельские о-ва, Виргинские о-ва (США), Вунуату. Этот список ляжет в основу стратегии работы с неевропейскими юрисдикциями, которые до сих пор не желают следовать международным стандартам налогового управления; он будет обновляться каждый год. Компании из этих стран могут иметь листинг в Европе, в то же время являясь резидентами других юрисдикций, чье национальное регулирование не отвечает европейским представлениям об эффективном налоговом управлении. На сайте комиссии, кликнув на любую страну на карте, можно посмотреть, в каких странах ЕС имеют листинг компании из проблемных юрисдикций. Интересно, что почти везде значатся Болгария, Греция, Польша, Италия и страны Балтии. Теперь Еврокомиссия начала публичные консультации по поводу своих предложений обязать компании раскрывать определенную налоговую информацию по странам. Компании, зарегистрированные в юрисдикциях, включенных в «черный список», а также операции с ними столкнутся с рядом ограничений, в т.ч. особым контролем, рекомендованным FATF (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) в целях борьбы с легализацией незаконных доходов.

В свою очередь, у FATF есть свой «черный список» не сотрудничающих с мировым сообществом в сфере противодействия отмыванию денег стран — Иран, КНДР, Алжир, Эквадор, Индонезия, Мьянма. Меры, принимаемые к таким юрисдикциям, выглядят хуже иных санкций: запрет фондирования и проведения платежей в некоторые отрасли, ограничение корреспондентских отношений, размера переводов, необходимость согласования ряда финансовых операций, что предполагает предоставление информации об их участниках и бенефициарах и т.п.

НАПОМНИМ, в апреле Президент Беларуси Александр Лукашенко призвал «внимательно проанализировать, насколько соответствуют национальным интересам международные соглашения по финансовому мониторингу». Однако вряд ли речь пойдет о невыполнении взятых обязательств. Между тем наша страна входит в региональную Евразийскую группу по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ), которая является ассоциированным членом FATF. В ЕАГ, кроме нас, входят 9 государств: Индия, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. В рамках этой деятельности ЕАГ проводит взаимные оценки национальных систем ПОД/ФТ своих государств на основе методологии FATF, исследует типологии отмывания денег и финансирования терроризма и реализует программы технического содействия государствам — членам ЕАГ. Кроме того, наша страна является участницей соглашений о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с налоговыми преступлениями от 3.06.2005, об обмене информацией между налоговыми и таможенными органами государств — членов Евразийского экономического сообщества (25.01.2002), а также ряда двусторонних договоров о сотрудничестве и взаимной помощи по вопросам соблюдения налогового законодательства, в т.ч. с американским правительством об улучшении соблюдения международных налоговых правил и реализации Закона США о налоговом контроле счетов в иностранных финансовых учреждениях (FATCA). Поэтому проблемой может стать даже не выход из этих договоров, а создание особо комфортных условий для зарубежного бизнеса. С другой стороны, наличие в национальной правовой системе таких документов, как Указ от 23.10.2012 № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательст», Закон от 30.06.2014 № 165-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения», уголовная и административная ответственность за нарушения валютного и налогового законодательства исключают возможность превращения республики в «налоговое убежище» для зарубежных бизнесменов.

Вадим ЛЕБЕДЕВ