$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Бизнес-союзы

Налоговая реформа: идеи и реальность

24.03.2017

В поисках путей снижения налоговой нагрузки и совершенствования фискальной политики белорусское деловое сообщество готово выслушать любые идеи. Этим и занялись на очередном заседании участники Совета по экономической политике при Бизнес-союзе предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С. Кунявского. Предложения по налоговому реформированию, выдвинутые Аналитическим центром «Стратегия», выглядят весьма радикально.

Белорусская налоговая система и высокая налоговая нагрузка были резко раскритикованы Ярославом Романчуком. Он от­метил сложность и запутанность налогового администрирования, использование разных режимов налогообложения и налоговых льгот, избыток нормативных актов. Например, порядок исчисления НДС, по подсчетам Я. Романчука, регулирует свыше 1000 подзаконных актов, а налога на прибыль – сотни. Правда, докладчик не уточнил, что это за акты – ведь такое число можно получить разве что за счет разнообразных писем МНС, принятых за ряд лет. Столь же странным выглядел упрек в применении в Беларуси про­грессивных ставок – их давно нет ни по одному налогу, а разные ставки некоторых из них ничего общего с прогрессивной шкалой не имеют. Нельзя считать таковыми и повышающие коэффициенты по налогам на недвижимость и на землю, которые устанавливают местные органы власти, против которых так давно и безуспешно протестует бизнес.

Докладчик ни словом не обмолвился о реальных проблемах, связанных с НДС, вроде признания момента реализации «по отгрузке» в условиях массовых неплатежей, 60-дневной отсрочки вычета по НДС для импортеров и других сложностей администрирования этого налога. Упомянута лишь история с электронными счетами-­фактурами, все расходы по внедрению которых государство взвалило на плечи налогоплательщиков.

ВСЕ эти и прочие проблемы предлагается устранить одним махом: путем создания «инновационной системы налогообложения». Еще в Национальной платформе бизнеса-2017 были выдвинуты требования по снижению налоговой нагрузки, включая 5-летний мораторий уплаты налога на прибыль. У центра «Стратегия» идеи более радикальные: сократить в краткосрочном периоде до 5 лет ставку подоходного налога до 10%, отчислений в ФСЗН – до 15–20%, налога на прибыль и НДС – до 15%, а затем вообще отменить его, а заодно экологический, земельный и налог на недвижимость, курортный сбор, сбор с заготовителей, сбор за владение собаками. Следующий этап еще радикальнее. По мнению Я. Романчука, в Беларуси вполне достаточно оставить 3 налога: налог с розничных продаж, акцизы и 10-процентный подоходный налог.

Такая налоговая система выглядит очень соблазнительно – если не заниматься обо­снованными расчетами. Автор до­клада вместо них ограничился ссылками на мировой и исторический опыт. По его данным, «ни одна бедная, развивающаяся страна мира в последние 150 лет не обеспечивала бы­с­трые долгосрочные темпы экономического роста на протяжении 30 лет, то есть не переходила в разряд развитых, имея госрасходы более 25% ВВП, госсектор – более 30% всех активов». А потому предлагается ограничить государственные расходы и доходы в ближайшие 5 лет на уровне 25–30%, в последующие 15–20 лет – до 20–25%. При этом в ближайшие 5 лет налоговая нагрузка к ВВП должна сократиться примерно в 2 раза (с учетом ФСЗН).

Исторический и мировой опыт – штука скользкая. Сравнивать страны с абсолютно разными геополитическими условиями, структурой экономики, мен­талитетом населения чаще всего некорректно. Скажем, много ли общего у нас с «азиатскими тиграми»? Конечно, достижения Южной Кореи впечатляют, но источниками для послевоенного восстановления и бурного экономического роста в значительной мере были доходы от размещения американских военных баз и масштабные инвестиции США. Почему-то докладчик не счел нужным выбрать для сопоставления кого-то поближе, вроде Польши, Чехии, стран Балтии. Но их пример не вписывается в предложенную концепцию. Уж больно похожа структура налоговой системы, включая наличие НДС, который восточно-европейским странам, по словам Я. Романчука, «навязали».

СТРАНАМ, желающим интегрироваться в какие-либо глобальные или региональные союзы, приходится принимать меры по унификации своего законодательства, в т.ч. налогового, со своими партнерами. Исключения составляют те, кто абсолютно самодостаточен (как США) или пытается играть роль оффшорной юрисдикции. К сожалению, мода на оффшоры проходит: развитые страны оказывают на них все более жесткое давление, стремясь устранить лазейки для уклонения от уплаты налогов и утечки капитала.

Идея создать преимущества по налоговому бремени по сравнению с основными странами-конкурентами в регионе и в международном разделении тру­да выглядит очень привлекательно. Но попытка ее воплотить в жизнь столкнется с некоторыми трудностями. Никого в мире не обрадует появление «зоны заниженного налогообложения». Первыми заявят претензии Россия и остальные партнеры по ЕАЭС, которые не преминут напомнить обязательства по унификации косвенных налогов. Отказ от них равносилен выходу из ЕАЭС и введению серьезных барьеров против белорусских товаров и услуг. Затем всполошатся страны Евросоюза и ОЭСР, которые добиваются глобального налогового контроля над финансовыми потоками в рамках проекта BEPS по предупреждению минимизации налогов. Возникнут новые вопросы в ходе переговоров по вступлению в ВТО, поскольку «инновационная налоговая си­стема» покажется некоторым формой субсидирования, не вписывающейся в статьи ГАТТ.

Все это можно было бы стерпеть, если зарубежные ин­весторы оценят наши новшества и к нам хлынут потоки зарубежного капитала. Но транснациональным корпорациям сегодня приходится объясняться со своими регуляторами по поводу каждой сделки и представительства в юрисдикциях с пониженным налогообложением. Свидетельство тому – недавние разборки Еврокомиссии с Apple, Google и другими.

Как справедливо заметил один из участников заседания, компании, которые, возможно, придут в Беларусь, заплатят налог на прибыль не у нас, а у себя на родине. Ведь предлагаемая реформа разрушит все ранее заключенные международные соглашения об избежании двойного налогообложения. Впрочем, в докладе «Стратегии» значится и отмена любых льгот – по-видимому, и тех самых, которые так любят ТНК. Следовательно, с «прозрачностью и справедливостью» новой налоговой системы будет немало проблем.

НО ВЕРНЕМСЯ в свои границы. Любая налоговая система существует в тесной взаимосвязи с макроэкономическими и социальными условиями. А потому изменения в бюджетно-налоговой (фискальной) политике всегда имеют далеко идущие последствия. Одно из них – наличие в бюджете средств для финансирования государственных расходов. А потому налоговая реформа предполагает скучные, но тщательные расчеты. Однако чем заменить «выпадающие» доходы бюджета в случае радикального снижения налоговой на­грузки, на совете не го­ворилось. Между тем нужно точно знать, какие конкретно статьи расходов государственного бю­джета надо сократить, как это отразится на структуре экономики и безопасности страны, каковы будут социальные последствия. Легко сказать, что мы прекратим финансировать АПК и убыточные госпредприятия, сократим госаппарат и урежем расходы на его содержание. Несколько труднее выяснить, останутся ли в казне вообще деньги на необходимые социальные цели и капитальные расходы.

По мнению Я. Романчука, государству в текущем году достаточно оставить «несеквестируемые мандаты» из расчета ВВП в 45 млрд. USD. Из этой суммы органам госуправления, на образование и медицину причитается по 1,8 млрд. USD (4% ВВП), правоохранительным ор­ганам – 900 млн. (2% ВВП), армии – 675 млн. (1,5%), пенсионерам 3,83 млрд. USD (8,5% ВВП), на обслуживание госдолга – 1,3 млрд. USD (2,9% ВВП), поддержку базовой инфраструктуры – 900 млн. (2% ВВП), адресную денежную государственную поддержку, включая пособия по безработице, – 1 млрд. USD (2,2% ВВП). Итого расходы бюджета составят 31,1% ВВП, или 14 004 млн. USD. Это уже кое-что, но формирование бюджета пред­полагает куда более детальную роспись. Ведь те, кому денег не хватит, придут к составителям с неприятными во­просами. А если дефицит бюджета окажется выше предполагаемых 2% ВВП, то источники его покрытия придется искать, наращивая внешний долг.

В дальнейшем отмена большинства налогов и замена НДС и налога на прибыль налогом с продаж может вызвать еще больше вопросов. Если сначала такой «налоговый маневр» вы­глядит соблазнительно, то потом предприниматели, население и правительство обнаружат, что радоваться тут нечему. Об этом свидетельствует тот самый мировой опыт, который часто поминают некоторые белорусские «эксперты», не вдаваясь в его детали. Прежде всего, налог с продаж – такой же косвенный налог, как НДС и акцизы, только с несколько иным механизмом взимания. В конечном итоге он перекладывается на плечи населения и не обязательно в меньшем размере, чем нынешние.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, налог с продаж существует почти в 40 странах, но в 137 почему-то предпочитают НДС. Не припоминается случаев отказа от него в пользу налога с продаж (который администрировать на практике куда сложнее, чем некоторым кажется), а вот вводить НДС вместо налога с продаж некоторым приходилось. Причина у всех одна: несмотря на все свои недостатки, НДС обеспечивает наиболее высокий уровень наполнения казны и лучше защищает ее от дефицита. В придачу ряд стран пользуется НДС в «скрытой» форме, называя его то «налогом на потребление», то «налогом на товары и услуги», хотя по способу исчисления это все равно НДС. Приводить в качестве примера успешности налога с продаж США или Монако довольно странно: слишком они отличаются от Беларуси по уровню благосостояния, потребления, структуре экономики и другим параметрам. Если проанализировать особенности стран, где нет НДС, то есть 3 варианта. Первый – государства с очень высоким уровнем доходов населения, что позволяет наполнять бюджет налогами на доходы, а налог с продаж играет только вспомогательную роль. Второй – страны, где вообще нет промышленности и сельского хозяйства, а все доходы обеспечивают туризм и игор­ная индустрия. Есть и третий вариант: страны, живущие исключительно за счет природной ренты. Однако 6 стран Персидского залива намерены с 2018 г. ввести у себя НДС, т.к. нефтяных доходов уже не хватает. Поскольку в Беларуси пока, к сожалению, потребление не слишком высокое, природной ренты практически нет и не предвидится, а кое-какая промышленность и АПК еще имеются, то ни один из перечисленных вариантов нам не слишком подходит – как и некоторые радикальные налоговые преобразования.

Мировой опыт также свидетельствует, что в кризисные времена большинство стран не в состоянии снижать налоги. На­против, в 2009–2010 гг. некоторые страны их увеличивают. В докладе «Стратегии» приведены факты увеличения ставки НДС в Польше, странах Балтии и у некоторых других. Но об этом автор доклада почему-то умолчал.

Одна из участниц заседания предложила провести эксперимент, опробовав предложенные налоговые инновации на каком-нибудь из регионов Беларуси. Осталось только оценить возможности его проведения и последствия.

Автор публикации: Валерия ГЕРАСИМОВА, Леонид ФРИДКИН