$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

НАДЕЖДЫ И РИСКИ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА

04.03.2011

Прошло 8 месяцев с тех пор, как в июле 2010 г. вступил в действие Таможенный кодекс Таможенного союза. Уже можно подвести предварительные итоги. Беларуси пришлось пойти на уступки в самых «болевых» точках: по вопросу о беспошлинных поставках российской нефти и введению общих для ТС ввозных пошлин на иномарки, которые сейчас бурно обсуждаются в обществе. Получила ли национальная экономика какую-либо компенсацию за эти убытки и непопулярные меры?

Подобные вопросы задает элита любой из трех стран — участников Таможенного союза. Эксперты Беларуси, Казахстана и России дают оценки не только выгодам, полученным от введения ТС, но и новым рискам, и потенциальным убыткам. О некоторых из них корреспондент «ЭГ» побеседовал с российскими экспертами. Свою точку зрения высказали Юрий СОЛОЗОБОВ, независимый политолог, директор по международным проектам Института национальной стратегии (Россия) и Александр КАЗАКОВ, директор Департамента экономической политики секретариата Интеграционного комитета ЕврАзЭС.

— Можно ли измерить реальный экономический эффект за 8 месяцев функционирования общего Таможенного кодекса? Насколько за минувший год активизировался торговый оборот между Беларусью, Россией и Казахстаном?

Ю.Солозобов: Снятие таможенных барьеров между тремя государствами помогло всего за год получить рост приграничного товарооборота на 50%. В целом товарооборот внутри ТС с момента вступления Таможенного кодекса в силу возрос, по оценкам российских специалистов, в 1,4 раза и превысил 700 млрд. USD. Товарооборот между не граничащими друг с другом Беларусью и Казахстаном увеличился на 123,4%. Однако произошло это в первую очередь за счет экспорта казахстанских товаров в Беларусь, объем которого вырос в 5,4 раза.

— Какие угрозы и риски несет участникам функционирование Таможенного союза?

Ю.С.: Таможенный союз — это не только налаживание связей, но и усиление конкуренции внутри «тройки». Среди нерешенных вопросов — свобода движения рабочей силы в рамках союза, статус эмигрантов, распределение таможенных пошлин на ввоз товаров из-за пределов ТС, размеры квот на поставку некоторых товаров внутри самого союза. По ним нам до сих пор сложно прийти к согласию. Приходится идти на взаимные уступки, при этом каждая из сторон что-то теряет. В Казахстане многие граждане зарабатывают на мелкой розничной торговле товарами из Китая. Поэтому по казахстанскому законодательству очень большую группу товаров можно было ввозить в страну беспошлинно, а норматив беспошлинного ввоза товаров для физических лиц составлял до 200 кг на человека. Повышение этой нормы в рамках ТС Казахстан лоббировал до последнего.

Белорусы зарабатывали на том, что ввозили дешевые подержанные иномарки и перепродавали их во все страны СНГ. Поэтому так тяжело было обсуждать с белорусской стороной вопросы введения на территории республики единых пошлин ТС на ввоз легковых автомобилей юридическими и физическими лицами.

Что касается России, то она больше других стран Таможенного союза теряет от введения единых таможенных пошлин. Согласно оценке Счетной палаты РФ, убытки Российской Федерации из-за снижения ставок таможенных тарифов только в первом квартале 2010 г. составили около 158 млн. USD.

А.Казаков: Если посмотреть с другой стороны, то с 1.09.2010 г. из общего объема ввозных пошлин в бюджет РФ поступает 87,97%, в бюджет Казахстана — 7,33%, Беларуси — 4,7%. Такое распределение невыгодно для Беларуси и Казахстана. Однако, возможно, в дальнейшем эти доли будут откорректированы...

Ю.С.: Еще один стратегический риск для России связан с тем, что внешние границы Таможенного союза теперь контролируются не РФ, а ее соседями. Многие эксперты считают, что существует угроза увеличения на прилавках российских и белорусских магазинов доли дешевого китайского импорта, который подорвет позиции местных производителей, в первую очередь легкой промышленности.

Кто же из участников Таможенного союза получил самые очевидные выгоды за прошедший период?

Ю.С.: В первую очередь — это Казахстан, который уже получил доступ к транзитным нефте- и газопроводам.

— А какие стратегические возможности вступление в Таможенный союз открыло перед экономиками Беларуси и России?

Ю.С. Эксперты прогнозируют, что тактические потери России, ставшей основным «спонсором» первого этапа экономической интеграции, будут с лихвой компенсированы за счет увеличения товарооборота внутри ТС. Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН оценивает экономический эффект от создания ТС для России в 400 млрд. USD, для Беларуси и Казахстана — более чем в 16 млрд. USD.

А.К.: Главная проблема, которая волнует сейчас Беларусь, — это условия, на которых будет производиться импорт в республику нефти и газа. Объем беспошлинной нефти, поставляемой в РБ, недостаточен для того, чтобы продавать продукты ее переработки в третьи страны. Но когда заработает пакет из 17 соглашений о создании ЕЭП, ситуация обязательно изменится. Уже ратифицировано соглашение о порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов Беларуси, России и Казахстана. Сейчас единую систему доступа к трубопроводам необходимо оформить законодательно. Как только это будет сделано, Беларусь получит возможность покупать более дешевую нефть из Центральной Азии или даже разрабатывать ее давальческим способом непосредственно на азиатских месторождениях. По всем показателям это выгоднее, чем покупать нефть в Венесуэле.

Ю.С.: Выгоды Беларуси связаны не только с возможностью импорта энергоносителей из Казахстана. Существует классический принцип: в экономическом союзе всегда наибольшие плюсы получает более развитая в индустриальном отношении страна. Сейчас Беларусь по уровню промышленного развития стоит выше партнеров по ТС. Поэтому свои плюсы она должна получить за счет экспорта товаров с более высокой добавленной стоимостью.

Вхождение в ТС дает возможность экспансии белорусских технологий и высокотехнологичных товаров в Азию. Быть поставщиком одних только калийных удобрений либо переклеивать лейблы на китайских товарах, выдавая их за собственную продукцию, — это не самая лучшая позиция. А широкомасштабная «экспансия» в страны Латинской Америки вряд ли возможна с точки зрения логистики. В то же время страны Таможенного союза — это ближайший и очень объемный рынок. У Беларуси сейчас есть достаточный технологический потенциал, чтобы наводнить Казахстан и Россию качественной бытовой техникой, доступной по цене небогатым слоям населения.

— Но реально ли сейчас обеспечить равные условия хозяйствования для бизнеса во всех трех странах ТС?

Ю.С.: Будем реалистами — пока нет. Во-первых, есть пробелы в законодательстве. Во-вторых, в каждой стране национальная бюрократия привыкла «рулить» экономикой и указывать бизнесу его место. И от своих замашек так просто она не откажется. В-третьих, представителям деловых кругов пока не хватает информации о законодательстве, налоговой системе, условиях хозяйствования в государствах — членах ТС. Мы планируем провести серию конференций на общую тему — как вести бизнес в той или иной стране ТС, с какими проблемами придется там сталкиваться представителям деловых кругов. Это позволит сделать многие проблемы прозрачными, привлечь к ним общественное внимание, чего и боится коррумпированная бюрократия «среднего звена».

А.К.: Пока бизнесменам из одной страны — участницы ТС достаточно сложно внедриться на рынки к своим соседям. Проще создавать совместные предприятия. К примеру, в Казахстане уже несколько лет существует совместное белорусско-казахстанское предприятие по сборке тракторов «Беларусь». По прогнозам экспертов, его продукция сможет в будущем занять до 30% рынка.

Ю.С.: Это один из примеров, доказывающих, что радикальный поворот на восток был бы для Беларуси достаточно выгодным.

Справка «ЭГ»

Беларусь в Таможенном союзе

Объем внешней торговли Беларуси со странами — участницами Таможенного союза за 2010 г. вырос на 20,6% и составил в стоимостном выражении 28,7 млрд. USD. Однако, учитывая, что в 2009 г. этот показатель упал до 68,9% торгового оборота 2008 г., речь пока идет лишь о возвращении к докризисному уровню.

Экспорт белорусских товаров в страны ТС составил 10,28 млрд. USD (+46,2% к уровню 2009 г.), импорт — 18,46 млрд. (+9,9%). Сальдо во внешней торговле по-прежнему отрицательное: минус 8 182,3 млн. USD, однако разрыв между импортом и экспортом уменьшился по сравнению с 2009 г. на 1,58 млрд. USD.

В общем объеме внешней торговли Беларуси 27,9 млрд. USD приходится на товарооборот с Россией. За 2010 г. этот показатель вырос на 18%, и в первую очередь это было обеспечено ростом белорусского экспорта в Россию, — до уровня 9,8 млрд. USD (+46,1% к уровню 2009 г.). Импорт из РФ вырос на 8% и достиг чуть более 18 млрд. USD.

Основную массу белорусского экспорта в Россию составляют грузовые автомобили (в 2010 г. их продано на сумму 611 млн. USD), сыры и творог (561,3 млн. USD), говядина (463,6 млн. USD), молоко и сливки сгущенные и сухие (411,6 млн. USD), трактора и седельные тягачи (403,9 млн. USD). В импорте из РФ преобладают нефть (5 608,1 млн. USD), природный газ (4 046 млн. USD), черные металлы (1 498,5 млн. USD) и нефтепродукты (5 34,1 млн. USD).

Торговый оборот с Казахстаном в сравнении с 2009 г. увеличился на 123,4%, при этом импорт казахстанских товаров вырос в 5,4 раза и составил 403,7 млн. USD. Белорусский экспорт в Казахстан увеличился за тот же период на 47,9%, достигнув объема в 463,5 млн. USD. В экспорте преобладают шины (51,1 млн. USD), сахар (47 млн. USD), молоко и сливки сгущенные и сухие (44,5 млн. USD), мебель, включая медицинскую (28,6 млн. USD). Из Казахстана импортируются в основном нефтепродукты (312,7 млн. USD), черные металлы (52,7 млн. USD) и необработанный алюминий (14,9 млн. USD).

Дарья КОСТЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях