$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнения

НАДЕЖДЫ И ПЕЧАЛИ ЭКСПОРТЕРОВ©

20.12.2013

За круглым столом, организованным МНС в рамках практической конференции «Актуальные вопросы налогообложения в свете изменений налогового законодательства 2014 года», представители министерства и предприятий обсудили, какие изменения нужны в белорусской налоговой системе, чтобы создать стимулы для роста экспорта.

Предложение первого замминистра по налогам и сборам Сергея Наливайко открыто назвать «болевые точки» отечественного налогового законодательства, препятствующие успешной работе на внешних рынках, не осталось без ответа. Главные бухгалтеры и другие специалисты крупных предприятий-экспортеров были настроены на диалог. Справедливости ради отметим, что в своих выступлениях многие из них обратили внимание на заметные улучшения в белорусском налогообложении, в т.ч. в части количества налоговых платежей и их администрирования. Проблемы же у большинства участников круглого стола во многом схожи, и одна из основных — сближение бухгалтерского и налогового учета.

ТАК, бухгалтеров очень «напрягает» несовпадение дат признания некоторых внереализационных доходов и расходов, оприходования и списания активов, а также выручки по методу начисления, как они понимаются по правилам бухучета и в Налоговом кодексе. Некоторым непонятно, зачем нужно создание резервов по сомнительным долгам, которые лишь увеличивают затраты. И если законодатели «вычеркнули» такие резервы из затрат, учитываемых при налогообложении, потому что опасаются, что оценочные показатели занизят сумму налога, то легко предвидеть, что многие и не станут их создавать, чтобы избежать различий в бухгалтерском и налоговом учете. Разумеется, занормировать резервы, как это делается, к примеру, в России или Франции, авторы изменений в НК не сочли нужным — такие усложнения нам ни к чему. А поскольку отечественные бухгалтеры не мыслят категориями оценки рисков и вероятности будущих событий, то отчетность предприятий еще долго будет отличаться от международных стандартов.

Схожая ситуация с курсовыми разницами, особенно при переоценке дебиторской задолженности при расчетах с отсрочкой платежа. Многих очень озадачивает перспектива отказа от переоценки полученных и выданных в валюте авансов, предварительной оплаты, задатков в соответствии со ст. 12 Закона от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности». Впрочем, до отмены Декрета от 30.04.2000 № 15 новый механизм пока представляется довольно туманно. На круглом столе даже прозвучало предложение позволить предприятиям «самостоятельно управлять курсовыми разницами», поскольку они, будучи по сути «налогом на экспортеров», существенно влияют на финансовые результаты, особенно при резких колебаниях курса валют. Заметим, что такая идея выросла не на ровном месте: ранее постановлением Совмина от 3.06.2011 № 704 «О некоторых вопросах переоценки имущества и обязательств в иностранной валюте» субъектам хозяйствования и впрямь было разрешено списывать курсовые разницы, возникшие при последней обвальной девальвации, в течение 2011–2014 гг. по своему усмотрению. Судя по всему, народ вошел во вкус такой «свободы» и воспримет ее продолжение с куда большим энтузиазмом, чем безоговорочное требование списывать курсовые разницы на прибыль или убыток по мере их возникновения, как это принято в МСФО.

Заместитель министра по налогам и сборам Элла Селицкая посочувствовала бухгалтерам и заверила, что предложения по сближению налогового и бухгалтерского учета, поступающие в министерство, внимательно изучаются, а в законодательство вносятся определенные коррективы. Но делается это постепенно и аккуратно, поскольку МНС устраивать революцию здесь не намерено. Впрочем, вопросы бухгалтерского учета, в т.ч. курсовых разниц, находятся в компетенции Минфина, поэтому налогоплательщики надеются на укрепление взаимодействия между двумя ведомствами и расширения их совместного диалога с деловым сообществом. При этом, как отметил один из выступавших, важно обеспечить баланс интересов государства и бизнеса. Это тоже можно только приветствовать — если стороны четко определят свои интересы и не будут жертвовать долговременной необходимостью ради сиюминутных удобств и выгод.

Актуальной проблемой в уходящем году стала сложность методики расчета переноса убытков на будущее. Сегодня этим обеспокоены многие бухгалтеры, поскольку число убыточных предприятий резко выросло. По итогам года после сдачи налоговых деклараций МНС намерено проанализировать практику переноса убытков и рассмотреть возможность ее совершенствования. Столь же сложным видится бухгалтерам и механизм амортизационной премии. Поэтому ее замена инвестиционным вычетом воспринята с удовлетворением. Впрочем, это не мешает кое-кому с ностальгией вспоминать о прежней льготе по капвложениям, которая была еще проще и позволяла сэкономить значительные средства.

НО ДУМАТЬ о будущем полезнее, чем предаваться приятным воспоминаниям о том, чего не вернуть. Сегодня субъекты хозяйствования дискутируют о перспективах введения статуса консолидированного налогоплательщика для холдингов. Оказывается, мнения разделились в зависимости от формы собственности. Представители госпредприятий считают введение с 2015 г. этого института преждевременным. Любопытно, что главный бухгалтер одной из таких организаций мотивировал такой вывод тем, что в холдинг «входят очень разные предприятия». Зато представители частных групп компаний готовы приветствовать такое новшество хоть сейчас.

В причинах столь разных оценок следовало бы тщательно разобраться. Можно предположить, что менеджеры созданных по указанию свыше госхолдингов и входящих в них предприятий вообще слабо себе представляют смысл и суть своего нового положения и не готовы ни строить единую учетную и информационную политику группы, ни формировать консолидированную отчетность (правил составления которой в республике сегодня попросту нет) и определять финансовые результаты холдинга в целом. Зато частные группы компаний создаются исходя из потребностей бизнеса, обычно весьма четко очерченных, общий результат определяется тщательно (обычно в соответствии с методиками МСФО). Поэтому введение консолидированного порядка уплаты налога на прибыль стало бы для таких структур желанным дополнением ко всем преимуществам вертикальной и горизонтальной интеграции. Более того, это позволило бы заменить хотя бы часть разнообразных схем минимизации налогов вполне легальным, а потому довольно выгодным механизмом. Ради этого действительно стоит регистрировать холдинг в Минэкономики, хотя в мировой практике обычно достаточно де-факто соответствовать критериям группы компаний. В любом случае опасения одних и надежды других преждевременны: представители МНС собираются еще раз взвесить все «за» и «против» введения в Беларуси института консолидированного налогоплательщика, оценить все возможные риски, а затем «пошагово» идти к такому новшеству. К примеру, в России статус консолидированного налогоплательщика дается не всем холдингам, а лишь обладающим определенным объемом совокупных налогов и выручки.

Пока же участников круглого стола больше волнуют менее высокие материи, вроде планов расширения электронного документооборота и введения электронных счетов-фактур по НДС. Правда, с 2014 г. такие счета-фактуры в нашей стране не вводятся, но МНС намерена к этому идти, чтобы получить инструмент предотвращения сокрытия выручки и необоснованного возврата НДС из бюджета — проблема, которая беспокоит не только наших налоговиков, но и их коллег в ЕС и России.

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ предприятия тем временем по-прежнему заботит порядок получения права на применение нулевой ставки НДС при выполнении работ собственного производства. Например, это право утрачивается, если у компании не хватает собственных мощностей для выполнения заказов и она передает их на аутсорсинг.

Надо ускорить переход на электронное подтверждение уплаты НДС и усовершенствовать правила подтверждения нулевой ставки. По словам участников круглого стола, тут до сих пор возникают различия в бумажных и электронных заявлениях. Правда, с переходом только к электронному подтверждению последний вопрос будет снят, но сам механизм, когда надо подтвердить уплату налога партнером по сделке, останется неизменным. К тому же хотя срок возврата НДС у нас действительно гораздо меньше, чем в России и Казахстане, иногда предприятия остаются без оборотных средств и не могут вовремя оплатить, в частности, взносы в Фонд соцзащиты.

Не обходится и без мелких, но досадных затруднений: как отнести на затраты для целей налогообложения единовременные вознаграждения при уходе в отпуск и по итогам года, зачем нужны ограничения на оплату командировочных расходов с корпоративной карточки, как тяжко порой отражается на финансовых результатах право местных советов увеличивать вдвое ставки налога на землю. В ответ Э.Селицкая резонно напомнила, что местные советы могут и уменьшать их в 2 раза. Но почему-то счастливцев, которых коснулась такая щедрость, за круглым столом не оказалось. Между тем представитель Беларуськалия в своем выступлении признал, что на его предприятии в 2013 г. налоговая нагрузка увеличилась с 12% до 25–30% к выручке, не уточнив, правда, причины столь существенного роста.

Разумеется, в очередной раз поднимался вопрос о том, что изменения в налоговое законодательство надо вносить раньше, а не в самом конце года, чтобы можно было успеть правильно сформировать финансовые планы и договорные отношения. Утешить в этой беде, по-видимому, может только то, что МНС всегда готово к диалогу с бизнесом: дадут высказаться, посочувствуют, посоветуют, пообещают разобраться и усовершенствовать.

Валерия ГЕРАСИМОВА


Налоги: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях