$

2.2378 руб.

2.4334 руб.

Р (100)

3.4137 руб.

Ставка рефинансирования

8.75%

Проблемы и решения

Национальная производственная специализация: ВЫБОР ПРИОРИТЕТОВ

31.05.2002
Реструктуризация народного хозяйства Беларуси -- залог эффективного развития ее экономики. Эта мысль уже воспринимается как аксиома. Но выбор приоритетов преобразования экономики, методы осуществления стратегических реформ, предлагаемые в статье, которую мы публикуем ниже, представляют, на наш взгляд, интерес как для широкого читателя, так и для специалистов.

Когда мы говорим о реструктуризации народнохозяйственного комплекса, то есть о приведении его структуры в соответствие с сегодняшними возможностями и потребностями развития страны, прежде всего, должны исходить из того, что исторически белорусская экономика была сформирована для обеспечения самодостаточности бывшего Советского Союза и задачам собственного эффективного развития не отвечает.

Примером такого несоответствия является размещение на ее территории такой отрасли, как нефтехимическая. Казалось бы, сегодняшняя Беларусь в условиях имеющегося дефицита природных ресурсов, с одной стороны, и развитого научно-технического потенциала, с другой, должна преимущественно ориентироваться на создание сложной наукоемкой продукции, ограничивая рост материалоемких, и в особенности энергоемких производств; особое значение после Чернобыльской катастрофы для нее также имеет и парадигма устойчивого развития с ярко выраженным экологическим императивом.

Однако в отечественной же нефтехимии происходит все с точностью до наоборот.

Производство является высокоэнергоемким, сырье -- полностью привозное, научно-исследовательская база осталась в странах СНГ, предприятия отрасли -- самые неэкологичные. (И это еще при том, что конъюнктура мирового рынка отличается нестабильностью и превышением предложения над спросом.)

Наиболее рациональным, на мой взгляд, в этой ситуации было бы полностью продать (без инвестиционных обязательств!) данное производство тем, кто сможет встроить его в единый производственно-технологический цикл, сохранив при этом контроль над всеми его составляющими, -- то есть российскому бизнесу. При таком "раскладе" государство смогло бы не только инвестировать по своему усмотрению средства от продажи акций в те отрасли народного хозяйства, которые отвечают вышеназванным критериям эффективного развития, но и ввести для нефтегазовых предприятий такую плату за выбросы загрязняющих веществ в атмосферу, которая стимулировала бы установку на них современных очистных сооружений и компенсировала урон, наносимый окружающей среде.

Аналогичным образом можно оценить ситуацию, сложившуюся в легкой промышленности. Сырье -- привозное (кроме химических волокон, производимых концерном "Белнефтехим" из привозного же сырья), оборудование -- полностью импортное, научное обеспечение -- отсутствует. Получается полная технологическая зависимость, построенная, к тому же, не на кооперационных связях, как это имеет место, например, в машиностроении, а на прямых поставках всех составляющих производственно-технологического цикла. Если теперь помножить все это на постоянно растущую стоимость поставляемых из-за рубежа запасных частей и оборудования (что является обычным в мировой практике) и принять во внимание неповоротливость отечественного менеджмента, не стимулируемого отношениями собственности, то налицо полное отсутствие даже видимых перспектив для эффективного развития отрасли. Спрашивается, зачем государству эта ноша? Тем более что вопрос об обеспечении его экономической безопасности в данном случае не стоит.

Данные примеры инерционного (атавистического) развития носят для страны слишком масштабный характер, чтобы, анализируя их, не прийти к выводу о необходимости реструктуризации народного хозяйства. Однако проблема нерациональных производств должна рассматриваться для страны еще шире. По оценке специалистов, Беларусь производит номенклатуру товаров адекватную США. При таком распылении средств мы никогда не сможем делать что-нибудь хорошо и тем более выбрать для себя основные направления национальной производственной специализации в системе мировых экономических связей. (Не сложно, кстати, представить, какой "положительный" эффект в этих условиях может иметь программа импортозамещения, если учесть нашу склонность к реляциям при проведении подобных кампаний).

Страна должна производить преимущественно то, что оправдано экономически, что может обеспечить отечественной продукции конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках. Остальное -- покупается за деньги от ее реализации. Только такие эффективные производства должны поддерживаться государством, причем всеми имеющимися средствами. Это путь построения современной экономики, основанной на приоритетах.

Выбор приоритетов обязательно должен производиться на базе научно обоснованной методики и пройти в сжатые сроки (в течение года, полутора). К нему следует привлекать ведущих ученых и специалистов страны, зарубежных экспертов.

Условия развития экономики по приоритетным направлениям должны быть жестко детерминированы. На них должны быть сконцентрированы основные ресурсы государства и общества, направлены научные исследования и разработки, ориентированы учебные процессы в высшей школе. Только такой комплексный радикальный подход даст ощутимый положительный эффект уже в среднесрочной перспективе.

Кардинальные изменения при этом должны коснуться и научной сферы. В первую очередь, ее главного и наиболее дееспособного звена -- Национальной академии наук. К сожалению, сегодня структура последней, строго говоря, не соответствует задачам развития новой суверенной Беларуси. Все попытки, предпринятые в последние годы с целью изменить существующее положение дел, заканчивались ничем. "Священная корова" НАН Беларуси -- ее тематический план -- оставалась нетронутой. К этому, правда, имеются и объективные предпосылки: как можно координировать научные исследования с процессом развития народного хозяйства, если не определены его конечные цели?

Но жизнь по новым правилам, при которых государство будет патронировать (финансировать) только свои приоритеты, заставит НАН Беларуси отказаться, наконец, от консервативного подхода, согласно которому на каждый новый пятилетний период она утверждает для страны направления фундаментальных исследований, соответствующие в самой общей формулировке ее стандартному тематическому плану, не менявшемуся всерьез со времен СССР.

Общие постулаты о необходимости получения новых знаний сегодня не могут устроить Беларусь, учитывая ее экономическое положение. Все, что она может себе позволить -- это финансирование поисковых фундаментальных исследований, ориентированных на первейшие по значимости направления развития ее народнохозяйственного комплекса.

Во избежание путаницы, имеющей подчас место и среди ученых, здесь хотелось бы терминологически определить, что согласно современной системе взглядов фундаментальные исследования делятся на теоретические и поисковые. Разница между ними состоит в том, что теоретические предполагают свободный научный поиск, направленный на получение новых знаний, а их конечный результат не определен, поисковые же ориентированы на разработку конкретных научных направлений с высокой степенью определенности конечной цели. Последние и являются единственно приемлемой формой дальнейшего развития отечественной фундаментальной науки.

В этой сложной перестроечной ситуации как нельзя кстати окажется рынок научно-технической продукции, о необходимости формирования которого так много говорят в последнее время. Он привнесет своеобразный момент истины в спор об уровне развития белорусской науки и прибыльности данного сектора национальной экономики.

Произойдет так называемая коммерциализация научных исследований, в результате которой их конечному продукту будет придана функция товара.

Научным школам и отдельным исследователям, в услугах которых более не будет нуждаться новая реструктурированная в соответствии с требованиями глобализации экономика, придется в условиях международной конкуренции самостоятельно изыскать нетрадиционные (внебюджетные) источники финансирования, доказав тем самым свою состоятельность и востребованность, высокий уровень интеллектуального потенциала.

Таковы реалии рынка. Но, несмотря на их болезненность, другого пути у белорусской науки нет. В альтернативе -- общая деградация и коллапс всей научной сферы. В том, что этот процесс уже сегодня получил свое негативное и прогрессирующее развитие, ученые академии, проанализировав опыт последних лет, могут убедиться сами, если захотят "за деревьями увидеть лес".

Безусловно, переход к рыночным отношениям в научной деятельности не должен быть обвальным, так как затрагивает вопросы целостности интеллектуального потенциала нации, разрушение которого может носить для страны необратимый и критический характер. "Храм" науки не должен рухнуть. Ему предстоит только обновление.

На начальном этапе реструктуризации по-прежнему необходима адресная поддержка научных школ со стороны государства, но после становления рынка научно-технической продукции эти функции должны плавно перейти к предприятиям инновационной инфраструктуры, которая в соответствии с формирующимися планами перспективного развития может быть создана в НАН Беларуси уже к концу этой пятилетки.

Автор публикации: Андрей МАРКОВ,заведующий сектором экономики инновационного развития Института экономики НАН Беларуси


Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы