$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Зарубежный опыт

НА ХОЛМАХ ГРУЗИИ©

03.08.2012

Крайне сложные стартовые условия, внешние и внутренние конфликты, нестандартные решения и неоднозначные результаты — вот портрет современной истории Грузии. Одни видят здесь блистательный пример успеха либеральных реформ, другие настроены скептически. Несомненно одно: на опыте и ошибках грузинской трансформации есть чему поучиться.

После распада СССР независимая Грузия пережила тяжелые политические и экономические потрясения. В результате в отличие от остальных стран СНГ роль государства как в положительном, так и в отрицательном смысле была здесь сведена к минимуму. Государственные расходы, по данным МВФ, в 2000–2003 гг. не превышали 17,5% ВВП. Уже к 1998 г. были приватизированы практически все малые и средние предприятия, а к 2003-му — около 90% всей госсобственности. Но выручить при этом удалось только 62 млн. USD. При этом самые прибыльные предприятия (продажа нефтепродуктов, табачных изделий, мобильная связь, телевидение) оказались во владении членов семьи президента Эдуарда Шеварнадзе, а страна считалась одной из самых коррумпированных в регионе. По оценке Transparency International, индекс восприятия коррупции Грузии составлял 1,8 балла (по 10-балльной шкале, где 0 —- максимальный уровень коррупции, а 10 — ее отсутствие).

Грузинская модель трансформации после «революции роз» уникальна. Столь радикальной замены старого государственного аппарата и таких глубоких и быстрых преобразований в экономике на постсоветском пространстве еще никто не видел. Основными направлениями развития экономики Грузии до 2008 г. стали приватизация, привлечение инвестиций, дебюрократизация и борьба с коррупцией.

Количество государственных чиновников было уменьшено в 20 раз, сокращены министерства и ведомства. Реформу министерства внутренних дел многие эксперты считают образцовой. Президент Михаил Саакашвили уволил 75 из 85 тысяч сотрудников МВД, причем всех 14 тыс. работников ГАИ — в один день. Негласно была введена люстрация: бывших милиционеров стараются не брать на работу.

После обновления кадров были ужесточены наказания за взяточничество и повышены зарплаты сотрудникам (сегодня работники МВД имеют одну из самых высоких зарплат в Грузии). В результате со 170-го места в индексе TI Грузия поднялась на 68-е в 2011 г., а рейтинг доверия полиции в стране составляет 80%.

Для повышения инвестиционной привлекательности страны власти резко снизили число административных процедур, упростили правила ведения бизнеса, заменили обязательную стандартизацию и сертификацию добровольными. Были упразднены пожарная инспекция (причем число погибших при пожарах снизилось), обязательный техосмотр транспорта (что не повлияло на аварийность на дорогах), антимонопольная служба и инспекция цен. Существенно упростились процедуры получения разрешения на строительство, что уравновешивается уголовной ответственностью строителей за угрозу жизни и здоровью людей. Открытая и прозрачная приватизация позволила привлечь инвестиции и решить проблему энергоснабжения.

Количество налогов сократилось с 26 в 2003 г. до 6 в 2008-м, ставку НДС снизили с 20% до 18%, налога на прибыль — с 20% до 15%, прогрессивный подоходный налог со ставкой от 12% до 20% был (задолго до Беларуси) заменен плоским со ставкой в 12%, снижены акцизы и налог на собственность. Кроме того, была объявлена налоговая амнистия на доходы, полученные до 2004 г. Средняя зарплата за 9 лет реформ выросла в 7 раз, а на конец 2011 г. она составила 411 USD в месяц. Также власти страны либерализировали таможенное законодательство и отказались от политики протекционизма. Таможенные пошлины были значительно снижены, а на большинство товаров — обнулены.

... лежит ночная мгла

Основным лозунгом правительства М.Саакашвили были быстрые экономические реформы и воссоединение Грузии. Решение первой части этой задачи на начальном этапе было действительно очень удачным. Но основными угрозами для дальнейшего развития успеха стали политические действия властей страны и российский фактор.

Политическая обстановка и борьба с сепаратистами заставили Тбилиси значительную часть доходов от приватизации направить на нужды армии. По данным Стокгольмского международного института по изучению проблем мира, с 1999 по 2008 гг. Грузия более чем в 16 раз увеличила военные расходы (с 40 млн. USD до 650 млн.) при бюджете 4,5 млрд. USD в 2008 г. Расходы на армию в 2003–2008 гг. достигали 10% ВВП. Также, несмотря на дебюрократизацию и борьбу с коррупцией, государственные расходы, по сравнению с периодом правления Э.Шеварнадзе возросли в 1,5–2 раза.

Экономические санкции, а затем и военный конфликт с Россией негативно сказались на объеме инвестиций. Если начиная с 2003 г. отмечался стабильный рост (до 35% ВВП составляли инвестиции), то с 2008 г. поток инвестиций сократился. Это неизбежно отразилось на экономических показателях, особенно внешней торговли, 75% которой приходится на импорт. Отрицательное сальдо торгового баланса в 2011 г. достигло 4,865 млрд. USD, внешний долг — 8,785 млрд. USD (32,7% ВВП), а дефицит бюджета в последние годы сохраняется на уровне 8–9%. Безработица в 2011 г. составила 16,4%. Все это, в свою очередь, отразилось на уровне жизни населения и темпах экономического роста.

Несмотря на успех реформ, сохраняются проблемы с теневым сектором экономики, который согласно зарубежным исследованиям, проведенным в 2009 г. австрийской компанией Eurobserver, составлял 68% от общего объема ВВП, а по данным швейцарских ученых, — 68,6% в 2010-м.

... и грустно и легко

Грузия стала первым государством на территории бывшего СССР, в котором были осуществлены быстрые и радикальные реформы. Впрочем, давать окончательную оценку их результатов еще рано. Во-первых, с момента начала трансформации прошло всего 9 лет. Во-вторых, модернизация экономики продолжается. Однако первые шаги по реформированию государства уже дали свои результаты, как положительные, так и отрицательные.

Образцы первых — реформа госаппарата (что открыло путь дальнейшим преобразованиям), причем без массовых социальных конфликтов и репрессий, приватизация — открытая и прозрачная, что сделало привлекательным инвестиционный климат и усилило конкурентоспособность экономики, выдержавшей войну и блокаду.

С другой стороны, грузинский опыт свидетельствует, насколько существенно влияние российского фактора на постсоветском пространстве. Именно давление со стороны России и военный конфликт в 2008 г. не позволили Тбилиси в полной мере реализовать запланированные реформы. Однако Грузия показала также и пример успешного противостояния экономическому давлению Москвы. Напомним, в 2006 г. Роспотребнадзор запретил импорт в РФ грузинских вин и «Боржоми», якобы из-за несоответствия санитарным нормам. Это был страшный удар: в структуре экспорта грузинских товаров Россия занимала около 20%, а большая его часть приходилась на вино и минеральную воду. Так, в 2005 г. экспорт составлял 865,5 млн. USD, из которых на вино приходилось 81 млн., в т.ч. на 63 млн. — в Россию. Однако грузины не пали духом. Объем экспорта из Грузии растет, невзирая на политику, — в 2006 г. он достиг 900 млн., а в 2011-м почти 2,2 млрд. USD. При этом доля напитков уменьшилась до 4,6%, а львиную долю заняли ферросплавы, легкие металлы, автомобили отверточной сборки и электроэнергия. При этом суммарный экспорт напитков составляет сейчас 102 млн. USD — почти столько же, сколько до эмбарго (в т.ч. вина на 54 млн.). В Тбилиси смогли переориентировать эти товары на другие рынки (в т.ч. в Беларусь) и не только сохранить, но и улучшить свои «репрессированные» отрасли. Это удалось благодаря грамотной маркетинговой политике, быстрым и радикальным мерам по улучшению качества продукции и господдержке производителей и экспортеров. Например, в 2006 г. вышло постановление, согласно которому винодельческая компания получала освобождение от налога на прибыль, если могла доказать, что ожидаемая прибыль у нее уменьшилась на 50% и более по сравнению с предыдущим годом. Видимо, в отличие от белорусских чиновников, их грузинские коллеги считают, что убыточным предприятиям надо помогать, а не добивать их проверками.

Никита Беляев, аналитик Либерального клуба