$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

НА ЧЕМ ДЕРЖАТСЯ ЦЕНЫ©

01.11.2011

Не успели мы вместе с МВФ порадоваться единому валютному курсу, как суровые цифры вернули нас в реальность. Статистика получается грустная: потребительские цены на товары и платные услуги населению за три недели октября выросли на 7,2%, т.е. с начала года превысили 80%. Но этим дело не ограничится.

В конце прошлой недели пошли вверх цены и тарифы на энергоносители и пассажирские перевозки. Так, поскольку постановлением Совмина от 28.09.2011 № 1300 с 1 октября тарифы на тепловую и электрическую энергию, отпускаемую для нужд населения, были увеличены на 3,2% и на 15% соответственно, логичным шагом стало аналогичное увеличение с 1 ноября этих тарифов для отдельных категорий потребителей — юрлиц: организаций здравоохранения, детских домов и домов и престарелых, религиозных и других организаций, которые платят за тепловую и электрическую энергию по тем же тарифам, что и население. Соответствующие решения содержатся в постановлениях Минэкономики от 25.10.2011 № 175 и № 176. Кроме того, постановлением Минэкономики от 25.10.2011 № 173 предельная минимальная цена на сжиженный газ при реализации на автомобильных газозаправочных станциях повышена с 2600 до 2860 Br, предельная максимальная — с 2800 до 3080 Br. Заметим, что это уже четвертое повышение цен на газ в текущем году: с 1 сентября они были увеличены на 10%, до этого в августе — на 24%, в апреле — на 35%. Постановлением Минэкономики от 25.10.2011 № 174 увеличена цена на сжиженный газ, реализуемый населению в баллонах. И, наконец, с 1 ноября повышаются тарифы на проезд в городском транспорте столицы — почти на 37%.

Шаги эти вполне прогнозируемы: коль скоро валюту для оплаты за импортируемые нефть, газ, уголь и электроэнергию придется покупать не по прежнему заниженному официальному курсу, а по единому, то и цена их возрастает в те же 1,5 раза. Нетрудно сообразить, что следом потянутся все прочие цены и тарифы, в калькуляции которых есть статья «Топливо и энергия». А еще есть другие, так или иначе связанные с энергетическим фактором. Таким образом, не останется ни одного товара или услуги, плату за которые нет экономически обоснованного повода не поднять: не можем же мы допустить убыточной работы своих предприятий.

Фактор валютного курса, конечно, первоочередной. Но и его влияние могло бы несколько уменьшить сокращение издержек — если бы у менеджмента были для этого серьезные стимулы, а процесс стал всеобщим. Скажем, если доходы, расходы и остальные показатели предприятий сопоставить со средними по отрасли и республике (см. таблицу на с. 3), то станет видно, за счет чего получается дополнительная прибыль: качественного управления или простого повышения цен. Но тогда собственник — как государство, так и частник — должен спрашивать с менеджмента не только за рост прибыли и выручки, но и за снижение издержек. Если у менеджмента появятся для этого реальные стимулы, инфляцию удастся притормозить до того, как она упрется в потолок полностью обвалившегося спроса.

Впрочем, спрос в белорусской экономике важен далеко не всегда. Скажем, систематическое подорожание сахара сопровождается ростом его производства за 9 месяцев т.г. на 16,9%, а в сентябре по сравнению с августом — в 4,5 раза. На 1 октября на складах заводов находилось 69,9 тыс. т сахара- песка (108,5% среднемесячного объема производства), что почти в 1,6 раза больше, чем годом ранее, а в торговых организациях запасов хватит на 20 дней торговли. При этом экспорт сахара из республики снизился в количественном выражении в январе–августе т.г. по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. на 8,7%, причем если в Россию, к примеру, вывезено на 6,3% больше, чем год назад, то в Казахстан — на 40% меньше. Конечно, в периоды ажиотажного спроса население закупило сахара столько, что за 9 месяцев внутренние закупки выросли в рознице почти в 1,7 раза (в стоимостном выражении). Но теперь-то страсти улеглись, а цены — нет: в октябре состоялось очередное подорожание на 16,6%. Надо же чем-то компенсировать рост стоимостных объемов импортных закупок сахара-сырца на 126,3 млн. USD и увеличение закупочных цен на сырье нового урожая.

НА ЭТОМ ФОНЕ ориентации Нацбанком инструментов денежно-кредитной политики в 2012 г. в первую очередь на снижение инфляции будет недостаточно. Конечно, переход к гибкому механизму курсообразования, позволяющему адекватно реагировать на взаимные колебания курсов основных валют, должно помочь сохранению внутренней и внешней сбалансированности экономики. Однако для устойчивого замедления инфляции нужно повлиять и на иные факторы. Раньше это обеспечивалось благодаря административному ресурсу. Но теперь это — не наш метод, а другими мы не успели обзавестись.

Другой фактор роста цен — инвестиционный. Если в рыночной экономике компании сами определяют объем своих инвестиций и действуют исходя из потребностей рынка и экономической логики, то у нас рост инвестиций — прогнозный показатель, выполнения которого чиновники пытаются добиться любой ценой. При этом бюрократии безразлично, окупятся ли эти вложения, и как повлияет стоимость привлеченного капитала на цену продукции и финансовые результаты предприятий, не говоря уже об их акционерной стоимости. Неудивительно, что директорат зачастую всеми силами пытается отбиться от навязываемых сверху кредитов, зная, к каким последствиям они приведут. Дело тут не в слабой инвестиционной активности — только в трезвой оценке своих возможностей и ситуации на рынке. Ведь любой грамотный экономист формирует цену не только исходя из текущих издержек, но и с учетом необходимости возврата инвестиций, рыночных рисков и т.д.

Третий фактор — монопольный. Яркий его пример — повышение тарифов на энергоносители и транспорт. Государственные монополисты всегда найдут общий язык с министерствами, регулирующими цены. Так, Минэкономики не смогло отказать ГУ “Столичный транспорт и связь” в повышении тарифов на городские перевозки пассажиров, пусть и не совсем так, как запрашивалось. Но несомненно, что это не последняя «атака». Можно было бы порадоваться отмене регулирования тарифов на перевозки пассажиров в регулярном сообщении в маршрутных такси. Теперь тарифы на них юрлица и индивидуальные предприниматели будут устанавливать самостоятельно на основе плановых затрат, налогов и иных обязательных платежей, установленных законодательством, и прибыли, с учетом конъюнктуры рынка, рассчитанной исходя из норматива рентабельности не более 15%. Стало быть основным по-прежнему останется затратный метод, стимулирующий не сокращать издержки, а, наоборот, наращивать их. К тому же, сработает ли тут конкурентный фактор, или субъекты хозяйствования, даже не сговариваясь, установят примерно одинаковые тарифы? При современных средствах коммуникации оценить ценовую политику конкурентов несложно и тогда конкуренция превращается в своеобразную «неформальную олигополию», где все производители выступают единым ценовым фронтом, не оставляя потребителям шансов сэкономить хоть немного.

Вадим Лебедев


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях