$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

НА ЧЕМ БУКСУЮТ ИННОВАЦИИ©

29.01.2013

Создание инновационной инфраструктуры — лишь один из элементов успешного перехода на инновационный путь развития всей экономики. Для достижения должного эффекта требуется более активное вовлечение в процесс всех его участников, преференции и устойчивое бюджетное финансирование, считает руководитель Межвузовского центра маркетинга НИР Государственного предприятия «Научно-технологический парк БНТУ «Политехник» Татьяна ТАТЬЯНКО.

— В любой стране успех трансфера технологий, внедрение прорывных научных решений в реальном секторе зависят сразу от нескольких факторов. Должны быть созданы условия для коммерциализации разработок, включающие благоприятное законодательство, охрану интеллектуальной собственности, налоговые льготы, систему финансирования коммерциализации научно-технических разработок. Важная роль отводится инновационной инфраструктуре: технопаркам, центрам трансфера технологий, венчурным организациям. Наконец, система не состоится без субъектов предпринимательства, которые выступают реципиентами разработок.

В нашей стране есть все формальные составляющие инновационной системы. Однако пока говорить о ее эффективности рано. И тут надо разбираться, в чем причина.

— Раньше ключевой проблемой трансфера технологий называли сложность доступа частных компаний к разработкам, произведенным за счет бюджетных средств. Недавно законодательство скорректировали. Достаточно ли этого?

— Доступ к разработкам госзаказчиков не стал бесплатным. Но есть несколько приемлемых вариантов их использования, в т.ч. создание предприятия с долей государства в уставном фонде, приобретение лицензии на технологию. Также можно заключить договор с научными и образовательными институтами для организации исследований и разработок под нужды субъектов хозяйствования. Последний формат традиционно наиболее распространен в нашей стране, особенно среди крупных промышленных предприятий. Но, к сожалению, работа по договорам ведется в основном в целях модернизации, для расширения линейки и повышения качества продукции на действующих производствах, а не для создания новых, действительно прорывных продуктов и технологий. Существенный недостаток и то, что заказчиками почти не выступают малые и средние компании, хотя именно они во всем мире являются двигателем инноваций.

В результате эффект в рамках всей экономики невелик, а инновационная восприимчивость бизнеса остается низкой. Предприниматели неохотно идут в промышленность, где можно было бы попытаться внедрить научные разработки, а предпочитают работать в секторах с высокой оборачиваемостью капитала, например, в торговле. Периодически отдельные бизнесмены говорят о готовности попробовать себя в инновационно-производственной сфере, но серьезного движения здесь не наблюдается. На мой взгляд, основная проблема — в невосприятии нашим деловым сообществом рисков и в неготовности заниматься долгосрочным планированием в этой сфере. Существующая государственная поддержка инновационной деятельности не вызывает должного интереса у иностранных и отечественных инвесторов к проектам с достаточно высокой степенью риска и длительной окупаемостью. К тому же усовершенствованные преференциальные условия ведения бизнеса в СЭЗ, ПВТ, в малых городах и сельской местности, а также упрощенная система налогообложения не создают должную мотивацию к инновационной деятельности у малого и среднего бизнеса.

— Как говорят сами предприниматели, в «лес инноваций» смелей идти с кем-то за компанию. Стала ли надежным спутником для бизнеса созданная по инициативе государства инновационная инфраструктура?

— Прямая задача этой инфраструктуры — содействовать коммерциализации научных разработок, быть партнером для предпринимателя. Но не всегда задуманное удается реализовать в полной мере. Например, серьезной проблемой технопарков является нехватка офисных и производственных площадей, которые можно предложить инновационным предприятиям. Попытки найти выход предпринимаются, но дело идет не так быстро, как хотелось бы.

На общем фоне неплохо выглядит Могилевский технопарк, но его площади ограничены. Столичный Научно-технологический парк БНТУ «Политехник» в настоящий момент ведет реконструкцию одного из зданий университета, чтобы там создать чуть более 3 тыс. м2 офисных помещений. Некоторые пробуют арендовать пустующие площади предприятий, чтобы сдавать их в субаренду своим фирмам-резидентам, но это, разумеется, не решает всех проблем.

С 2007 г. законодательство в сфере инноваций предполагает финансирование инфраструктуры, в т.ч. на цели создания площадей, но из-за ряда проволочек предусмотренные в бюджете суммы систематически не выбираются. На согласование всех нормативных актов у министерств и ведомств уходит почти весь финансовый год, и в оставшееся время технопарки просто не успевают провести необходимые тендеры и иные процедуры для освоения средств.

Впрочем, часть вины лежит и на самих субъектах инфраструктуры. Несколько лет назад в Беларуси начали массово создавать научно-технологические парки, центры трансфера технологий по разнарядке сверху, без понимания их функций и задач на местах. В результате все решил человеческий фактор. Если центр возглавлял инициативный руководитель-энтузиаст — дело шло, назначали случайного человека — движение даже не начиналось.

В этом году Минобразования планирует комплексно проанализировать работу подведомственной инновационной инфраструктуры, что, возможно, позволит получить объективную оценку.

— Татьяна Сергеевна, среди предпринимателей существует устойчивая боязнь ввязываться в какие-либо государственные программы, получать бюджетное финансирование, т.к. это влечет за собой дополнительное внимание со стороны контролирующих органов, сдачу объемной отчетности... Решает ли эту проблему инфраструктура?

— Большинство белорусских технопарков государственные, поэтому им проще вести диалог с чиновниками, отстаивая интересы своих резидентов — частных фирм. Такая инфраструктура выступает своего рода гарантом для обеих сторон. Для государства в том, что выполняются задачи инновационного развития экономики и в технопарках не будет «случайных» организаций, для предпринимателей — в доступе к льготам, финансированию и более лояльному отношению со стороны властей.

Хотя и здесь есть некоторые специфические нюансы. В 1996--2007 гг. к технопаркам предъявлялось нехарактерное для мировой практики требование работать в формате научно-производственных предприятий. В результате инфраструктура превратилась в субъекта хозяйствования, продолжая по инерции им оставаться. Сегодня, например, Научно-технологический парк БНТУ «Политехник», стараясь выделить ряд направлений, по которым он работает как предприятие, в отдельные инновационные фирмы, сталкивается с отсутствием стремления разработчиков заниматься собственным бизнесом. Им удобнее и спокойнее работать на госпредприятии, чем брать на себя предпринимательские риски. Поэтому в последние годы технопарку удалось создать в формате частно-государственного партнерства лишь несколько новых инновационных фирм с долей государства от 10 до 30%. Таким образом, слабо используется один из наиболее перспективных механизмов коммерциализации научных разработок — создание предприятия в партнерстве с правообладателем, которым выступает государство.

Не удалось пока преодолеть и проблему избыточной отчетности, на нее уходит около 20% времени инновационного менеджера. Многим предприятиям приходится дополнительно брать человека для бумажной работы.

— Может, у людей просто не хватает знаний, чтобы смелее заниматься управлением инновационными проектами?

— Сегодня БНТУ и Республиканский институт повышения квалификации и переподготовки работников готовят инновационных менеджеров, умеющих сопровождать высокотехнологичные проекты, привлекать финансирование, продвигать продукцию. Так что рынок специалистов есть, иное дело — востребован ли их потенциал? Многие заявляют о дефиците кадров, но, на мой взгляд, проблема скорее в неготовности предприятий предложить инновационным менеджерам достойный заработок. Конечно, сложно найти специалиста, если предлагать ему зарплату ниже, чем у водителя троллейбуса.

Эта проблема свойственна и технопаркам. Если бы у них было достаточное базовое финансирование, проще было бы содержать штат инновационных менеджеров, занимающихся коммерциализацией научных разработок, созданием новых предприятий. Если некоторые давно работающие технопарки могут себе это позволить за счет доходов от хозяйственной деятельности, то у начинающих такой возможности нет. Им остается только самим идти в бизнес и зарабатывать. Мы, конечно, стараемся готовить кадры. В частности, многие студенты привлекаются на работу в технопарки, трудоустраиваются там после окончания вузов, но полностью это не решает проблему.

Получается, что, несмотря на выбранный страной курс инновационного развития, система продолжает буксовать. Многие просто не понимают сути этого процесса. Вроде, у многих на слуху понятие инноваций, а спроси на улице у прохожих, что это такое, мало кто ответит. Нет четкого понимания даже у представителей некоторых органов госуправления. Иначе как объяснить то, что порой законодательные инициативы по улучшению условий для инновационно активных предприятий исчезают на этапе согласования проектов нормативно-правовых актов с заинтересованными ведомствами? Например, в Указе от 29.03.2012 № 150 «О некоторых вопросах аренды и безвозмездного пользования имуществом» исчезла льгота в виде понижающего коэффициента 0,5 к базовой ставке арендной платы для резидентов технопарков, которая была в утратившем силу одноименном Указе от 23.10.2009 № 518. Получается, что регулятор одной рукой дает преференции, а второй забирает.

Кроме того, подходы органов госуправления к малым инновационным предприятиям такие же, как и к крупным промышленным. Наверху отсутствует понимание, что создание научного продукта — это не конвейер, его надо не только разработать, но и апробировать, и внедрить. Предъявлять к небольшим предприятиям с ограниченными производственными мощностями высокие требования по объемам продукции и экспорту не просто неправильно, а губительно для зарождающегося инновационного бизнеса.

Очевидно, потребуется еще многое изменить, чтобы призывы к инновациям обрели реальное содержание на всех уровнях.

Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях