Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5734
EUR:
2.9232
RUB:
3.3614
Золото:
151.96
Серебро:
2
Платина:
86.46
Палладий:
169.2
Назад
Мнения
06.04.2004
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Мозырский НПЗ: купить его можно, но кто продаст?

Вопрос собственности -- центральный и для белорусско-российского союзного строительства на всех уровнях, что особенно наглядно демонстрируют изменения в нефтегазовой отрасли некогда единого государства. Своим взглядом на возможное практическое разрешение этого конфликта интересов в сфере нефтепереработки и степень на них влияния межгосударственных отношений с читателями "НЭГ" поделился генеральный директор ОАО "Мозырский нефтеперерабатывающий завод" (МНПЗ) Анатолий КУПРИЯНОВ.
-- Анатолий Александрович, будут ли приватизированы и если будут, то когда, российским капиталом крупнейшие белорусские предприятия, в т.ч. МНПЗ?

-- Если говорить конкретно о нашем предприятии, то сразу хочу подчеркнуть: оно уже приватизировано и развивается достаточно успешно и ритмично. Думаю, в самой России мало нефтеперерабатывающих предприятий, которые развивались бы столь же динамично, как и МНПЗ. Разве что Ярославский и Рязанский НПЗ -- исключения из общего правила итогов "шокотерапии" 90-х годов. Бывая на конференциях с участием руководителей российских НПЗ, что-то не заметил среди них большого оптимизма по поводу дальнейшего развития своих предприятий, как и не слышал, чтобы нефтяные компании вкладывали значительные денежные средства в модернизацию НПЗ. В основном речь идет лишь о получении максимальной прибыли -- сегодня, сейчас. Трудности белорусско-российского сотрудничества в России увязывают с вопросами собственности, поскольку они повсеместно затрагивают интересы как населения нашей страны, так и тех, кто хочет приватизировать предприятия, вложить в них свои активы и, конечно, иметь потом надежный источник прибыли.

Неверно, будто Беларусь вообще не проводит приватизацию, что очевидно хотя бы на примере ведущих предприятий нашего концерна "Белнефтехим" -- "Полимира", "Нафтана", "Химволокна", "Белшины". Скорее, нужно говорить об иных методах и, главное, о задачах приватизации белорусских предприятий. Это достаточно сложный процесс, и я полностью поддерживаю политику нашего государства, которое не намерено повторять ошибки, допущенные во время приватизации в России. Такой вариант -- не для белорусов, поскольку приводит к возникновению целого класса неимущих, которые живут за чертой бедности, и тех немногих, которых мы называем олигархами. Приватизация должна учитывать социальный фактор, предоставлять известные гарантии людям, которые работают или работали на предприятии. Поэтому социальная политика МНПЗ -- залог стабильности коллектива, который не только сохранил свою социальную базу (санаторий, дворец культуры, школы и т.д.), но и постоянно ее наращивает (например, ежегодно строятся до 100 квартир).

-- Но нельзя же отрицать, что предприятия часто становятся заложниками своих неподъемных социальных обязательств?

Да, решение социального вопроса не возможно без параллельного создания эффективного механизма реинвестирования заработанных предприятием средств в его реконструкцию и развитие. МНПЗ удалось это сделать. Глубина переработки нефти возросла с прежних 60% до мировых 80%. После 4-го этапа реконструкции мы готовы выпускать дизтопливо с содержанием серы 0,001% и бензина -- 0,015%. Именно на этот стандарт переходят страны расширяющегося Евросоюза, в то время как в России, Украине и Беларуси (где пока вообще нет норматива, ограничивающего содержание серы в топливе) допускается сернистость дизтоплива до 0,2%.

Причем изначально акционерами был оговорен отказ от выплаты дивидендов -- как минимум до завершения 5-го этапа реконструкции (в 2008г.). И именно участие государства-собственника в акционерном капитале ОАО "МНПЗ" стало гарантом как социальной направленности структурных реформ на заводе, так и модернизации его производства. В ближайшие годы МНПЗ намерен вложить в реконструкцию еще 240 млн.USD, и все за счет прибыли и кредитов Беларусбанка.

-- Но чем тогда привлекло акционирование МНПЗ инвестора в лице Славнефти?

Российским нефтяным компаниям, особенно ввиду изменчивой конъюнктуры цен на мировом рынке, всегда будет выгодно "гнать" на Запад не сырую нефть, а на порядок более дорогие продукты глубокой переработки. Отсюда и интерес Славнефти, проявленный к акционированию МНПЗ. И мы вполне довольны партнерством Славнефти, вложившей в реконструкцию МНПЗ за последних три года 52 млн.USD собственных средств.

Теперь задача -- отладить выпуск автобензинов с октановым числом до 98 (Евростандарт с 2005г.). Соответственно конкурентные преимущества на рынках Европы получает и российский участник ОАО "МНПЗ". Но теперь уже и МНПЗ способен наращивать экспорт за счет переработки не давальческой, а закупленной самим заводом нефти. Только в 2003г. собственная переработка ее достигла 2,3 млн.т -- 137% к уровню 2002г.

-- Такое предприятие, как МНПЗ, -- одно в Мозыре и одно из немногих в стране. А как остальные, в т.ч. в самом Мозыре?

Да, заработная плата у нас высокая и сравнима с зарплатой на лучших предприятиях России. Но она создана трудом коллектива, поскольку экономические результаты только и дают возможность формировать социальную сферу и высокий уровень оплаты (средняя по МНПЗ -- 350 USD). В себестоимости продукции она составляет 2,19%, с социальными выплатами через налоги -- около 3,5%. Конечно, в нашем городе есть предприятия с гораздо более низкой оплатой труда, но она же формируется от прибыли этих предприятий. Станут они проводить техперевооружение, найдут свое место на рынке -- будет и у них иной результат. Ведь сейчас даже в Мозыре, да и в стране в целом немало успешных предприятий, и не замечать этого нельзя. В советские времена наш НПЗ по уровню зарплаты был где-то на 7--8-м месте среди предприятий Мозыря. Теперь мы вышли на 1-е место. И постараемся не уступить лидерство.

При этом стоит учитывать также значение МНПЗ. До его строительства население Мозыря не превышало 30 тыс. человек, сейчас -- 110 тыс. Неплохо бы сравнить благоустройство и перспективы города до и после строительства НПЗ. Соответственно, было бы странно, если бы работники нашего завода имели такой же уровень социальной защиты, как и работники неэффективных предприятий. Какая же это социальная справедливость? Словом, получение наибольшей прибыли -- цель любого АО. Другое дело -- на что и насколько эффективно она распределяется.

-- Но именно с точки зрения прибыльного бизнеса ваше предприятие, как "игрок" на мировом рынке, вместо социальной политики должно бы направить максимум средств на решение сугубо производственных проблем...

В том-то и дело, что это не мое лично предприятие, а коллективного акционера, и я, как исполнительный директор этого коллектива, реализую его производственно-техническую политику, социальный фактор которой -- составная ее часть. Нужно же определиться: прибыль -- она ради кого/чего? Например, в европейских странах бывшего социалистического лагеря -- Польше, Восточной Германии, других -- есть нефтеперерабатывающие заводы, ныне принадлежащие различным транснациональным нефтяным компаниям (ТНК -- Shеll, Ессsоn и др.). Я был на одном таком заводе в бывшей ГДР -- предприятие высокоэффективное, да. Но вместе с тем серьезные проблемы возникли у города, для которого этот НПЗ -- градообразующий. Если на момент исчезновения ГДР на заводе работали 8,6 тыс.человек, то сейчас -- 2,7 тыс., а перспектива -- 1,7 тыс. Столь жесткая политика по сокращению кадров и иная "оптимизация" сугубо экономически неэффективных затрат -- как раз в духе достижения максимальной на мировом рынке прибыли. Но экономика ТНК потому и наднациональна, что не принимает в расчет интересы немецкого (равно как и любого иного) города, из которого уже эмигрировали 14 тыс. наиболее мобильных и молодых, а из оставшегося работоспособного населения -- 35% безработных.

И ради чего все это? Выбросить на улицу тысячи людей, чтобы показать повышенный коэффициент капитализации акций на фондовом рынке, а затем -- выгодно продать-купить эти акции, т.е. уже спекулятивно перераспределить прибыль того же НПЗ? Причем прибыль, заработанную за счет социальной "оптимизации" производства, а проще -- на судьбах людей в экономических провинциях мирового рынка...

-- Однако у МНПЗ может появиться новый владелец, купивший контрольный пакет акций, и потребовать сворачивания социальных программ и выплаты дивидендов?

Купить в принципе может, да кто ему продаст? Хотя в пределах российского пакета акций смена владельца вполне вероятна, если учесть что Славнефть стала собственностью Тюменской нефтяной компании и Сибнефти. Обладая большими ресурсами нефти, думаю, они также рассматривают МНПЗ с точки зрения ее эффективной переработки и более выгодного экспорта нефтепродуктов.

-- Насколько зависим МНПЗ от создания белорусско-российского Союзного государства?

Какие бы проблемы во взаимоотношениях Беларуси и России не возникали, уверен, что все они будут разумно и успешно решены путем переговоров. Так было и будет -- непреодолимых препятствий не бывает. Думаю, тот период времени, когда можно было предложить Беларуси влиться в Россию областями, прошел и сейчас рассматривается только союз равноправных государств. Союз этот уже создан -- кто сейчас может сказать, что его нет, этого Союзного государства? Тем более, что хозяйственники, которые занимаются реальной экономикой, и так не чувствуют никакого антагонизма между россиянами и белорусами, в т.ч. и в работе единого коллектива ОАО "МНПЗ". Предприятия концерна "Белнефтихим" имеют достаточно хорошие взаимоотношения с российскими поставщиками сырья -- все решает общий интерес, который свидетельствует о том, что экономика заставляет людей работать и обеспечивать прибыль, которая позволит модернизировать предприятия и решать социальные проблемы.