$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ ДЕВАЛЬВАЦИЮ ФОРС- МАЖОРОМ©

16.01.2015

Введение налога на покупку валюты и девальвация белорусского рубля существенно обострили проблему исполнения договорных обязательств в республике. Некоторые субъекты хозяйствования сочли, что изменение курса валюты — это форс-мажорное обстоятельство. При этом многие поставщики уведомили своих партнеров об изменении или расторжении договоров в связи с существенным изменением обстоятельств. В ряде случаев предлагалось изменение цен или отсрочка договоров с целью изменения цен — «когда появится ясность с курсом». Разумеется, такие предложения не нравятся покупателям и вызывают сомнения в их правомерности.

Девальвации национальной валюты случались у нас и ранее. Учитывая, что аналогичный процесс сейчас идет и в России, оснований сомневаться в стабильности рублей сегодня еще больше, чем в 2009-м или 2011 г. С другой стороны, валюту, хоть и с дополнительными расходами и ограничениями, приобрести все-таки можно. Следовательно, говорить о невозможности исполнения договорных обязательств и, соответственно, об освобождении от ответственности здесь не приходится. Неблагоприятные экономические условия осуществления предпринимательской деятельности являются частью предпринимательского риска коммерческой организации (ст. 1 ГК) и не могут служить основанием для освобождения ее от ответственности за неисполнение обязательства.

Впрочем, некоторые специалисты полагают, что для признания обстоятельства форс-мажорным не обязательно его в принципе невозможное избежание или преодоление. Достаточно, чтобы конкретное лицо, действуя как разумный предприниматель, не могло в создавшихся обстоятельствах без существенных экономических потерь преодолеть это препятствие. Иногда подобная ситуация может не просто уменьшить ценность исполнения по договору, а привести к значительным убыткам для стороны, исполняющей обязательства. В частности, такие убытки возможны при исполнении договорных обязательств в условиях девальвации рубля. Поэтому в определенных ситуациях с точки зрения белорусского права изменение курса валюты можно рассматривать в качестве чрезвычайного и разумно непредотвратимого обстоятельства и поэтому считать обстоятельством непреодолимой силы.

Правда, в отечественной судебной практике изменение курса валюты обстоятельством непреодолимой силы не признается. Это исключительно предпринимательский риск, который не может рассматриваться в качестве форс-мажорного обстоятельства. Впрочем, законодательство не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, относящихся к понятиям форс-мажора и затруднений. Эти вопросы оцениваются экономическим судом исходя из конкретной ситуации и имеющихся фактов.

Если иное не предусмотрено законодательством или договором, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (форс-мажор) (п. 3 ст. 372 ГК). Для отнесения обстоятельств к разряду непреодолимой силы лицо, нарушившее условия договора, должно доказать, что событие, препятствующее исполнению, одновременно:

– было вызвано препятствием вне его контроля и от данного лица нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора (чрезвычайность);

– наступило, несмотря на принятие всех необходимых и разумных мер для предотвращения такого события либо наступления его последствий (непредотвратимость).

Из данного определения видно, что «обстоятельства непреодолимой силы» — понятие оценочное. Экономические суды считают, что к таким обстоятельствам, вследствие которых лицо не исполнило обязательство либо исполнило его ненадлежащим образом при осуществлении предпринимательской деятельности, не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (п. 7 постановления Пленума ВХС от 21.01.2004 № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами»). Эта норма является диспозитивной и применяется к отношениям сторон постольку, поскольку сторонами в договоре не предусмотрено иное.

Итак, изменение курса валюты, от которой зависит цена товара, рассматривается в качестве непреодолимой силы (форс- мажора), если стороны договора укажут в нем наступление этого события в качестве основания для неприменения ответственности за неисполнение обязательства. Поэтому в договоре нужно указать, например, что продавец не несет ответственности за непоставку товара в случае изменения на день исполнения своего обязательства курса белорусского рубля по отношению к курсу доллара США, установленному Нацбанком, на определенное число процентов по сравнению с соответствующим курсом, установленным на момент заключения договора. Тогда продавец не поставляет товар, а покупатель вправе требовать возврата предоплаты (если она была) (п. 1 ст. 386 ГК). А вот требовать доплату от покупателя, уже оплатившего товар до изменения курса, неправомерно — он уже надлежащим образом исполнил свое обязательство, и оно прекратилось на основании п. 1 ст. 379 ГК.

Сегодня субъектам хозяйствования приходится работать в труднопредсказуемых условиях. И чтобы облегчить признание тех или иных фактов обстоятельствами непреодолимой силы, желательно установить в договоре их перечень, одновременно указав на доказательства, которые будут приниматься сторонами для подтверждения таких обстоятельств. Обычно под непреодолимой силой в договоре указывают внешние и чрезвычайные события: война и военные действия, мобилизация, забастовка, эмбарго, локаут, эпидемии, пожары, взрывы, транспортные аварии и стихийные бедствия, акты и действия органов государственной власти, которые влияют на исполнение обязательств, или другие события и обстоятельства, которые суд признает и объявит случаем непреодолимой силы.

Кроме того, на случай возникновения форс-мажора в договоре следует указать:

«судьбу» договора: «Eсли любое из вышеуказанных обстоятельств непосредственно повлекло неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по настоящему договору в согласованный сторонами срок, то этот срок соразмерно отодвигается на время действия соответствующего обстоятельства.»;

порядок уведомления сторон: «Сторона, для которой создалась невозможность исполнения обязательств по настоящему договору вследствие вышеуказанных обстоятельств, должна в течение 1 (одного) рабочего дня сообщить об этом другой стороне в письменной форме.»;

используемые доказательства: «Обстоятельства форс- мажора должны быть подтверждены документально.»;

«судьбу» договора после прекращения форс-мажора: «После прекращения действия вышеуказанных обстоятельств сторона обязана в течение 1 (одного) рабочего дня сообщить об этом другой стороне в письменной форме, указав срок, к которому она обязуется исполнить свои обязательства по настоящему договору.».

Отметим, что наличие и продолжительность действия непреодолимой силы должны быть подтверждены документально и (или) соответствующими документами, выданными компетентными органами. Например, ответчик поставил истцу оборудование с нарушением установленного договором срока поставки. Истец в суде просил взыскать с ответчика в его пользу пеню за несвоевременную поставку. Ответчик возражал и ссылался на наличие у него в спорный период времени обстоятельств непреодолимой силы: тропический шторм в стране — изготовителе оборудования. Однако поскольку достаточных и достоверных доказательств он не представил, суд удовлетворил требования истца. Правда, ответчик представил заключение БелТПП, но согласно договору надлежащим подтверждением возникновения форс-мажора должен был быть сертификат торговой палаты страны местонахождения стороны договора, для которой стало невозможным выполнение обязательства.

Запретительные решения компетентных органов тоже оцениваются в качестве обстоятельств, создающих юридическую невозможность исполнения обязательства, равнозначных по последствиям действию непреодолимой силы.

Например, субъект хозяйствования обратился в экономический суд с иском о взыскании с контрагента пени за просрочку оплаты поставленного по внешнеэкономическому договору купли-продажи товара. Основной долг по договору суд взыскал 2 года назад, однако решение суда не было исполнено из-за того, что следственные органы и суд общей юрисдикции приняли постановления об аресте денежных средств по задолженности должника перед взыскателем в связи с рассмотрением уголовного дела в отношении представителя истца. Иск не был удовлетворен. В соответствии с п. 2 ст. 311 ГК кредитор не вправе требовать уплаты неустойки в случаях, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Постановления следователя и суда являются обязательными к исполнению всеми организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 8 ст. 36 и ч. 1 ст. 400 УПК). Они в силу обязательности их выполнения могут создать юридическую невозможность исполнения обязательства, т.е. последствия, равнозначные действию непреодолимой силы. Указанные постановления, исходя из норм п. 3 ст. 372 ГК, были препятствием для надлежащего исполнения обязательства, существующим вне контроля со стороны ответчика, предотвратить или преодолеть которое он законным способом не мог.

Форс-мажорные обстоятельства следует отличать от обстоятельств затруднения. Последнее предполагает не непреодолимость, а изменение условий настолько, что для одной из сторон исполнение обязательств будет крайне затруднительным и тщетным. В рамках белорусского законодательства такой конструкции в большей степени соответствует ст. 421 ГК (изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств). В частности, изменением существенных обстоятельств с учетом конкретных обстоятельств дела может считаться и изменение курса национальной валюты.

Татьяна АБРАМОВИЧ, юрист